Выпуск №9. Ноябрь, 2022

Петр САРУХАНОВ Владимир ПОЗНЕР в рубрике Славы ТАРОЩИНОЙ «Перемена участи» «Меня нет больше» СТР. 72–75 No9 НОЯБРЬ 2022 новая рассказгазета в номере: страницы 4—9 Надежда АНДРЕЕВА А также: Валерий ШИРЯЕВ ПО ЗАКОНУ КУВАЛДЫ. Что значит для России видео внесудебной расправы, которое отказались комментировать в Кремле. страницы 10—11 Леонид НИКИТИНСКИЙ А ПОЧЕМУ БЫ КРЕСТЫ НА ДВЕРЯХ НЕ НАРИСОВАТЬ? Правительство согласилось с предложениями Минюста о публикации на его открытом сайте персональных данных «лиц, попавших под иностранное влияние». Насколько это законно? страницы 12—13 Татьяна БРИЦКАЯ «ХОРОШИЙ АКТИВ. ЗАБИРАЕМ ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ».В стране национализируют перспективные предприятия, чтобы отдать их в «добрые руки». Передел собственности происходит под предлогом обеспечения безопасности государства. страницы 14—19 Валерий ШИРЯЕВ ЭТА НЕЛЕГКАЯ ЛЕГКАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ.В чем мы будем ходить, как спецоперация и санкции повлияли на индустрию одежды и спасет ли нас параллельный импорт? Объясняет специалист. страницы 30—33 А также: Галина МУРСАЛИЕВА СОЗНАНИЕ СУЗИЛОСЬ. ОТ СТРАХА И БЕССИЛИЯ. На телефон доверия звонят мобилизованные и вернувшиеся домой, жены и матери уехавших. Что с ними происходит? страницы 76—79 Марина ТОКАРЕВА ГОЛЫЕ, ГРЯЗНЫЕ, ЛЖИВЫЕ.И никак не отмоются в новом «Ревизоре», поставленном в Студии театрального искусства Сергеем Женовачем. страницы 80—83 Павел ГУТИОНТОВ ХРОНИКА ХОЛОДНОГО ЛЕТА.По амнистии 1953 года были освобождены 1 201 606 человек — более половины зэков. Как страна пережила это масштабное событие? Правда и мифы. страницы 90—95 люди А также: Вера ЧЕЛИЩЕВА И КАК В НЕГО ВСЕ ЭТО ВМЕЩАЕТСЯ!От создания фельетона до защиты суверенитета от «вторжения извне» — все грани личности сенатора Андрея Климова. Политический портрет. страницы 48—53 Андрей УСПЕНСКИЙ КАТАЛЫ.До сих пор неизвестно, чем закончился скандал с олимпийским допингом фигуристки Камилы Валиевой. страницы 54—57 страницы 38—47 страницы 58—63 А также: Леонид НИКИТИНСКИЙ «ОСНОВЫ» РУССКОГО ЦИНИЗМА.Очередной «моральный кодекс», навязываемый гражданам РФ, в конечном итоге не укрепит, а ослабит вертикаль власти. страницы 64—67 Александр СОЛДАТОВ ВПАЛИ В САКРАЛЬНОСТЬ.Что провозгласил Всемирный русский народный собор, каких ужасов Апокалипсиса не должна допустить Россия, чем провинились хасиды и к чему привел процесс мистического «воцерковления» российской элиты. страницы 68—71 Алексей ТАРАСОВ Александр МИНЕЕВ Слава ТАРОЩИНА страницы 72—75 Вкулуарах форума Finopolis журналисты спросили Эльвиру Набиуллину — прошла ли российская экономика дно, или ее ожидает дальнейший спад. В ответ глава ЦБ РФ сообщила, что «не любит искать дно». Действительно, вопрос о глубине, на которую может опуститься экономика РФ, следовало бы задавать не Эльвире Набиуллиной. Что бы ни говорили критики о действиях Центрального банка, со своими задачами финансовый регулятор на данном этапе справился — коллапса банковской системы не произошло, все работало в штатном режиме. Не произошло и краха рубля, которому в начале весны предрекали двукратное падение. Наоборот, рубль укрепился, но... Представьте себе, что если бы год назад доллар стоил не 80 рублей, а 60, у нас бы вынесли все магазины, автосалоны не успевали бы продавать автомобили. Сейчас, пожалуйста, — доллар по 60 рублей, но никакой вспышки потребительской активности мы не видим. Правда, «доллар по 60» куплен ценой резкого сокращения потребительского импорта и беспрецедентных валютных ограничений, но ничего бесплатного не бывает: хотите «доллар по 60» — будьте готовы к тому, что вам нечего будет купить в магазинах, — вот так, как нечего сейчас покупать в автосалонах. По данным Ассоциации Европейского бизнеса, в 2022 году авторынок РФ сократится примерно на 60%, показав самое глубокое падение в своей истории. Зато основная масса продаж приходится на автомобиль Lada Granta. На самом деле, сейчас вообще не имеет смысла искать дно экономики — впереди гораздо более глубокий провал — технологический. Если «сталинская индустриализация», которую постоянно поминают идеологи затеянной властями «структурной трансформации», базировалась в основном на передовых технологиях того времени, то «импортозамещение» предполагает замену высокотехнологичных товаров западного производства менее технологичными российскими. Да, ими можно пользоваться — вот как россияне пользуются отечественными автомобилями, которые приходят на замену импортным. Но россияне не хотят покупать товары на тех условиях, которые предлагает бизнес. По данным аналитиков NielsenIQ, сегодня 41% потребителей ищет товары по сниженным ценам для экономии. Для 89% цена выступает главным критерием выбора, а 75% принимают решение о покупке с учетом скидки. Власть стоит перед сложным выбором — с кого получить деньги, необходимые правиПризыв к россиянам помочь спецоперации «кто чем может» находит отклик в «глубинном народе» И не только Глубокое чувство сопричастности Жизнь и приключения выпускников школ для детей с умственной отсталостью Восьмёрики Правило «распятого мальчика» Десять принципов военной пропаганды, которые присутствуют во всех конфликтах и с обеих сторон «Меня нет больше», — сказал Владимир Владимирович и ушел в сумрак. Что означает отстранение от эфира прославленного патриарха? #УЖЕНЕПОЗНЕР ощущения явления идеи 2 – 3 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022 тельству для реализации задач, поставленных политическим руководством. Нефтегазовые доходы, вечная палочка-выручалочка бюджета, уже не могут служить гарантией выполнения начальственных планов. И обратите внимание, как изменился прогноз роста экономики, который Центральный банк изложил в «Основах денежно-кредитной политики». Еще в августе ЦБ РФ считал, что потребление людей будет сокращаться, но ничего страшного, вместо потребительских расходов экономику в следующем году запустят инвестиции бизнеса, поддержанные расходами бюджета. Но уже в ноябре ЦБ смотрит на экономику иначе — не будет никаких инвестиций бизнеса, и в бюджете лишних денег нет, так что рассчитывать экономика может только на расходы людей, и эти расходы должны вырасти. Что случилось такого, что финансовый регулятор изменил свою позицию в отношении драйверов экономики? Простой ответ: случилась частичная мобилизация, создавшая «ситуацию экономической неопределенности». «Отсутствие инвестиций» в ситуации «экономического спада» — это, в первую очередь, безработица. Увольнения. «Сжимающейся экономике» люди не нужны в тех же количествах, что раньше. А безработицу власть откровенно не любит и боится, она не допускала ее уже много лет. Безработица — это толпы людей, которым нечего делать и нечего терять, — но надо выплачивать ипотеку и проценты по кредитам... Частичная мобилизация действительно повлияла на рынок труда, но как? «Сняла с рынка» возможные излишки рабочей силы. «Вывела из экономики» несколько сот тысяч «уехавших». И вот по ним власть точно не скучает, потому что всякие «удаленно работающие программисты», нужные власти, так же продолжают работать, как и работали. А все остальные? — да пусть едут, потому что любой житель РФ для власти сейчас — это, в первую очередь, не «налогоплательщик», а «нагрузка на социальную инфраструктуру». Примечательно, что, согласно последним исследованиям экономистов Института Гайдара, российская промышленность столкнулась с серьезным дефицитом кадров. Самый большой дефицит «был зафиксирован на предприятиях легкой промышленности (–70%), в машиностроении (–35%) и на пищевых производствах (–25%)». Оценивая последствия нехватки кадров, в качестве главной угрозы промышленники назвали невозможность увеличить объем выпуска продукции даже в условиях возможного роста спроса. Об этом заявили 48% опрошенных, за год этот показатель вырос на 15 процентных пунктов. А 22% опасаются, что в ближайшее время им придется снижать объем производства. Что здесь важно — снижение выпуска товаров будет означать их дефицит, а дефицит — это рост цен. И еще — если бы предприятия планировали расширить найм работников — это желание выразилось бы в росте зарплат и доходов людей — а этого мы как раз и не наблюдаем. Так что если кто-то думает, что рост потребительских расходов, на которые рассчитывает правительство, должен быть обусловлен ростом доходов людей, то это совсем не обязательно! У власти на самом деле не так много источников денег — это сырьевой экспорт, это средства крупного капитала (а власть и по-настоящему крупный капитал в наших условиях это одно и то же), это доходы людей. Если сырьевой экспорт не поможет бюджету, а свои средства власть тратить не захочет, остается только взять средства у людей. И это не правительство, а мы с вами будем искать — где у экономики дно. Петр САРУХАНОВ Не спрашивайте об этом у правительства — искать его придется нам самим Гд е находится дно? Дмитрий ПРОКОФЬЕВ Глубокое чувство сопричастности Призыв к россиянам помочь спецоперации «кто чем может» находит отклик в «глубинном народе». И не только ничего личного Донат СОРОКИН / ТАСС 4 – 5 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022««НОВАЯЯ РА СТР. 6–7  явления Как заявил заместитель руководителя администрации президента РФ Сергей Кириенко, «Россия всегда выигрывала любую войну, если эта война становилась народной». По мнению чиновника, «для этого необходимо, чтобы каждый человек чувствовал свою сопричастность». Кириенко считает нужным дать людям «возможность внести вклад в общую победу, кто чем сможет». Частная военная компания «Вагнер» объявила о создании центров подготовки народного ополчения для участия в спецоперации в Курской и Белгородской областях. «Ополчение должно состоять из первой линии, которая полностью лежит на жителях данной области», — заявил бизнесмен Евгений Пригожин. По его мнению, «обеспечить материальную составляющую ополчения» должен региональный бизнес. В благодарность за «гражданскую позицию» сознательных предпринимателей следует, по мнению Пригожина, представлять к государственным наградам. Белгородский губернатор Вячеслав Гладков опубликовал в своем телеграм-канале фотографии выстроенных в регионе защитных сооружений из бетона. В Курской области чиновники сообщили о возведении трех линий обороны и планах выкопать окопы возле медицинских учреждений, магазинов, банковских и почтовых отделений. Здесь курсы тактической военной подготовки прошло почти две тысячи человек. В Саратове военно-прикладные занятия для гражданского населения начались в октябре. С идеей выступил «Народный фронт». Помещение и оборудование предоставил ДОСААФ. Преподавателями стали ветераны силовых структур. «В нашем неспокойном мире» Занятия проходят в классе автошколы. На стенах — запыленные стенды с дорожными знаками. В углу — макет автомобильных внутренностей, похожий на трактор первых пятилеток. На боковых столах лежат манекены с разинутыми ртами для отработки приемов первой помощи. Лежат, видимо, давно — при попытке перенести куклу у нее отваливаются конечности. «Что говорил Жириновский? Не надо учить детей английскому языку. Надо изучать автомат Калашникова, и весь мир заговорит по-русски», — напоминает член регионального штаба ОНФ Вадим Бабенко. Подполковник авиации рассказывает, как сам «служил в ГДР, а папа — в Республике Мозамбик, защищали передовые рубежи, сдерживали блок НАТО». На занятиях, по словам Бабенко, молодые саратовцы должны «узнать элементарное — как собрать автомат, что такое вспышка справа». Спрашиваю: не страшно ли собеседнику при мысли о том, что ученики будут вынуждены применить полученные знания на практике? Вадим Яковлевич улыбается снисходительно: «Чем раньше применим, тем лучше». «Давайте не будем раздувать сенсацию, как будто мы к чему-то готовимся. Просто никто не может знать, что произойдет в этом неспокойном мире», — говорит активист общественной организации «Офицеры России», ветеран ФСБ Владимир Незнамов. Напоминает, что «по [частичной] мобилизации приходят ребята, которые последний раз держали в руках автомат 15–20 лет назад, а ведь профессионалы понимают, что за две недели хорошего солдата сделать сложно». Ветеран МВД Михаил Вихляев уверен, что, несмотря на технологичность современных войн, «калашников работал, работает и будет работать!». Широко улыбаясь, поднимает с первой парты макет автомата и задушевно описывает его эксплуатационные достоинства: «Берем дистанцию 400 метров — куда бы солдатик ни бежал, мы его всегда поразим». Во время разборки детали «калаша» клацают на весь класс. Самый юный ученик — малыш-дошколенок — зажимает уши и чуть не плачет. Его привел на курсы дедушка. Подарил миниатюрный камуфляжный костюм. «Не хнычь, ничего стрелять не будет!» — сердится дедушка, сует мальчику автомат. Организация, в которой состоит седовласый активист, называется «Часовые Родины». «Не так уж это и просто», — вздыхает учительница в вязаной кофточке. С ней пришли школьницы в белых хиджабах. «Я классный руководитель 10-го класса. Нас от гимназии прислали, но я даже не знала, что именно здесь будет. Сказали, беседа по патриотической тематике», — растерянно объясняет педагог. Она уверена, что неожиданно полученные знания пригодятся, «мы ведь живем в неспокойное время». Похоже, эпитет «неспокойное» пора заносить в словарь новояза. Студентки в форме с нашивками Минюста чеканят фразы о том, что «каждый гражданин РФ должен уметь обращаться с оружием, чтобы встать на защиту Родины». Собеседницы учатся на юристов, мечтают стать военными прокурорами. «С детства?» — уточняю я. Рената смущается. Признается, что до 9-го класса хотела быть нейрохирургом. «А я — ветеринаром», — тихо добавляет блондинка Александра. Но тут же продолжает звонким голосом о том, как нашла себя в патриотической деятельности, поскольку в сельской школе уделяли большое внимание военноспортивным играм и маршировке. Как говорится в проекте приказа Министерства просвещения, опубликованном на портале правовых актов, начальная военная подготовка станет частью школьных уроков ОБЖ (основ безопасности жизнедеятельности). Школьники 10–11-х классов научатся обращаться с автоматом Калашникова, гранатами Ф-1 и РГД-5. От отца к сыну В ноябре в России начался осенний призыв. В войска отправятся 120 тысяч человек (осенью 2021-го план был больше — 127 тысяч). Одним из новобранцев станет 22-летний саратовец Денис. «В армию я пытаюсь уйти уже три года. Это мечта. С детства смотрел, как по телевизору показывали военных в форме. Отчим рассказывал о службе, он военный пенсионер», — говорит молодой человек. В 2019 году, перед первой попыткой призваться, Денис с друзьями «как положено, напились, утром поехали в военкомат на такси». Но парня завернула медкомиссия. При обследовании у него обнаружилась язвеннорубцовая деформация желудка. С тех пор каждые полгода саратовцу давали отсрочку по болезни. «На гражданке делать нечего», — отмахивается собеседник. С учебой не задалось. Из саратовского политехнического техникума его отчислили за неуспеваемость. Юноша получил диплом Московского института профессиональных стандартов и промышленного надзора по специальности «стропальщик». Спрашиваю: неужели профессии грузчика теперь обучают в вузе? «Так я же стропальщик четвертого разряда!» — смеется Денис. С семейной жизнью тоже не сложилось. У Дениса есть полуторагодовалый сын, но они не видятся. Н а д е ж д а А Н Д Р Е В А явления Глубокое чувство сопричастности СТР. 4–5  Сергей МАЛЬГАВКО / ТАСС 6 – 7 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022 СТР. 8–9  Вэтом году молодой человек устроился на работу охранником. Начальник велел принести военный билет. В военкомате выяснилось, что Денис исцелился — язва превратилась в простой гастрит. «Вот что значат русские народные средства! Отчим всегда говорил, что водка лечит», — гордится Денис. Генштаб обещает, что срочников не будут посылать на СВО. Весной об этом уже говорили. Восьмого марта президент Путин в праздничном выступлении отметил, что «в боевых действиях не участвуют солдаты, проходящие срочную службу». И пообещал, что «не будет проводиться призыв резервистов из запаса». Вскоре Минобороны признало, что несколько срочников все-таки оказалось на Украине, но «практически все такие военнослужащие уже выведены». Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков рассказал, что Путину доложили о невыполнении его указания. Глава государства велел передать материалы в Главную военную прокуратуру. В июне военный прокурор Западного округа Артур Егиев заявил, что на СВО были отправлены 600 солдат срочной службы. За это «привлечены к ответственности» 12 офицеров. Денис говорит, что «спокойно относится» к вероятности попасть на Украину. «Если суждено умереть, то и на гражданке помрешь. Моей двоюродной сестре было 15 лет. Она вовремя не подышала ингалятором, скорая не доехала. А на Украине ребята умирают героями». Политические новости он стал смотреть с января, «когда началась канитель в Казахстане». «Стало понятно, что Путин не промолчит», — объясняет Денис. При нынешнем президенте он живет с рождения и не представляет на этом посту кого-то другого. Мысли о том, что главный человек в государстве может быть неправ, саратовец не допускает. Почему нужна спецоперация, Денис знает точно. Во-первых, потому, что украинские власти вели «геноцид собственного народа, народ попросил помощи у нас». Во-вторых, СВО нужна потому, что тот же «украинский народ претендует на нашу землю». Все версии молодой человек высказывает подряд. Ничего необычного в своих словах он не видит. Спрашиваю, почему за эти месяцы Денис не пытался записаться в добровольцы. Помявшись, юноша признается, что у него нет денег на экипировку, а «в регулярных войсках все нужное дадут бесплатно». Летом в Саратов вернулся приятель Дениса, участвовавший в СВО по контракту. «Ранен в руку и в коленную чашечку. Не жалеет, что пошел туда. Ему заплатили, дали пенсию по инвалидности. Живет хорошо. Квартиру купил. Смог обеспечить себе будущее». О том, что делать, если в армии предложат ехать в Украину, Денис посоветовался с родственниками. «Бабушка сказала: если командир велит, иди, может, тебя и подстрелят, но все заживет. Мать пообещала, что один я не останусь, за мной пойдут брат и отчим». Армия — не единственная профессиональная мечта Дениса. Второй вариант — трудоустройство в полицию. «Служба — это стабильность и пенсия в 35 лет, — наставительно говорит юноша. И неожиданно добавляет: — В нашей стране до пенсии по старости мало кто доживает». Спрашиваю, как бы Денис объяснил свои планы участия в спецоперации сыну (если бы тот был старше и общался с папой). Денис отвечает быстро: «Я бы сказал: сын, надеюсь, в будущем ты поступишь так же». Время осваивать рынки В октябре по указу президента при правительстве появился Координационный совет по снабжению армии. Новый орган должен разобраться, чего и сколько нужно войскам, следить за ценами и скоростью поставок. Решения совета обязательны и для государственных структур, и для частных компаний. Премьер-министр Михаил Мишустин пообещал задействовать даже малые предприятия в производстве армейской экипировки. Саратовские предприниматели обсудили, что могут сделать для фронта, на встрече, организованной «ОПОРой России». Мероприятие под названием «Полезный завтрак» проходит в модной кофейне. Заведение оформлено в стиле лофт: красный кирпич, состаренное дерево, мягкий свет, запах хорошего кофе. Публика рассаживается за столиками, заказывает шоколад и сырные омлеты. На огромной плазме крупным планом показывают берцы из кожзама. В Саратовской области их выпускает единственный производитель — балашовская тюрьма особого режима. Предприниматели сетуют, что «зона работает медленно» — из-за сложных процедур закупки сырья заказ исполняется не меньше месяца. Спальные мешки производят два предприятия: энгельсская колония строгого режима и швейный цех Натальи Чемакиной. Наталья Васильевна раскладывает на столике образцы продукции: жилеты-разгрузки, суконные одеяла, семейные трусы из ситца с крупными цветами. «Стирать там негде. Трусов нужно много. Бушлаты нужны. По нормам положено выдавать один на сезон, на деле они выходят из строя с каждым ранением», — деловито поясняет женщина. На ней черная блузка с длинной надписью по-английски: «Двух одинаковых моментов в жизни не бывает». Наталья Васильевна рассказывает об освоении новых рынков: «Собирали ребят из нашего поселка, которые пришли «из-за ленты». Сажали, пока они трезвые, и спрашивали: что вам нужно? Самый востребованный сейчас товар — «афганский лифчик». Бюджетный, удобный. Еще напопник. Вроде вещь совсем простая, но промышленность не выпускала. Мы скопировали туристический коврик, укоротили. Делают надомники из отходов нашего производства. Копеечная продукция». По просьбам целевой аудитории на швейных изделиях заменили молнии липучками, усилили карабины, сделали боковые карманы под жгуты, «чтобы можно было пользоваться одной рукой». Обкатывают ассортимент на разведчиках — в отличие от представителей других воинских специальностей, они возвращаются домой каждые две недели (или не возвращаются). Бизнес-тусовка оживленно обсуждает: стоит ли строчить для нужд фронта стельки или удобнее класть в сапоги женские прокладки? На плазменном экране появляются изящные печки с коваными ручками. Недавно их выпускали для дач и бань. Сегодня, как поясняет предприниматель Максим Беккер, готовая продукция выглядит не совсем так, как в рекламном каталоге. Печки используют для обогрева палаток и землянок. Для уменьшения себестоимости буржуйки даже не красят. Цену отгрузки удалось снизить с 11 000 до 3200 рублей. ,, «Служба — это стабильность и пенсия в 35 лет, — наставительно говорит юноша. И неожиданно добавляет: — В нашей стране до пенсии по старости мало кто доживает» явления Наталья Чемакина призывает видеть перспективы: «Еще месяц — и мы закидаем фронт всем необходимым, насытим рынок. Тогда услуги станут более востребованы, чем товары. Что будет с психикой людей? Мы провожаем одного человека, встречаем его другим». О емкости рынка психологического консультирования задумалась не только хозяйка саратовского швейного цеха. «От 55 до 70% респондентов говорят о высокой тревожности. Показатели будут расти, так как мир находится в периоде турбулентности», — заявил журналистам руководитель рабочей группы по психологическому благополучию населения при комитете Госдумы по делам семьи, женщин и детей Алексей Богачев. По его мнению, посттравматические стрессовые расстройства имеют тенденцию «к лавинообразному нарастанию» и могут «по понятным причинам» в ближайшее время выйти на миллионы случаев. Как пишет «Коммерсантъ» со ссылкой на совместное исследование онлайн-школы психологических профессий «Психодемия», сервиса по подбору психологов Alter и Head Hunter, после объявления частичной мобилизации количество людей, обращающихся за психологической помощью, выросло на 74%. Спрос на штатных психологов среди работодателей увеличился на 51%. Продолжают расти продажи антидепрессантов: за первое полугодие россияне купили на 66% больше таких препаратов, потратив 3,6 млрд рублей. Как объясняет «Парламентская газета», «работать с сознанием людей сегодня может кто угодно. Но до конца осени заместитель председателя Госдумы Анна Кузнецова планирует внести на рассмотрение законопроект о психологической помощи. Концепцию уже одобрила рабочая группа экспертного совета «Единой России». «На фоне [частичной] мобилизации свойственная нашим людям эмоциональность находит абсолютно разные выплески, наша задача — предвосхитить такие настроения в обществе», — полагает депутат Нина Останина, соавтор запрета гейпропаганды. Согласно законопроекту, в России появятся комиссия по психологической помощи, которая определит стандарты работы с клиентом, и центральная аттестационная комиссия, которая будет экзаменовать специалистов. Представители комиссий займутся «мониторингом социальной напряженности и негативных психологических тенденций в обществе». На обсуждении документа в Общественной палате член совета по правам человека Сергей Кандыбович предложил прописать в законе, что психологи действуют «не только в интересах клиента, но и в интересах национальной безопасности Российской Федерации». По сведениям BBC, психологов обяжут раскрывать информацию, рассказанную пациентом, по запросу органов дознания и следствия, суда и ФСИН . Благотворительность и бдительность Помощь фронту стала главной целью благотворителей, одобренных свыше. «Я — человек не далекий от Министерства обороны. 12 лет работала военкором телеканала «Звезда», — берет микрофон Марина Рыжкова. Сейчас девушка владеет магазином в Саратове и заботится о том, чтобы мобилизованные ехали на Донбасс в теплых носках. «У меня есть артиллеристы, 600 человек. 550 из них — горожане с неплохим заработком в гражданской жизни. Они сами себе все купили. Еще 50 — деревенские ребята. Их привезли в Саратов, в артиллерийское училище. Через три-четыре дня они уходят. Мы им помогаем собраться», — описывает Марина свои задачи. Сожалеет, что в продаже не найти некоторых необходимых вещей. Например, в Саратове не продаются альпинистские веревки, «такие, чтобы не блестели». По ее словам, раненые из госпиталя просят привезти настольные игры, сканворды, книги. «Кто бы мог подумать отправлять в госпиталь книги? — удивляется девушка. — А они хотят. Просят фантастику, «Сталкера», военные мальчуковые серии». Полевым госпиталям требуются одеяла. «Раненого увозят из полевого госпиталя с одеялом. Врач должен заниматься писаниной — сочинять объяснительную об утрате мягкого инвентаря — и думать, чем укрыть следующего». Нужны санитарные машины. Как выяснилось, тяжелые КамАЗы, на которых предполагалось вывозить раненых, не проходят Глубокое чувство сопричастности СТР. 6–7  Руслан ШАМУКОВ / ТАСС 8 – 9 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022 по осенней распутице. Буксуют и благотворительные сборы. «Сложно достучаться до людей. Если я говорю: Пете нужны штаны, а Васе — капли для глаз, — люди всё несут. Но если прошу помочь не человеку, а государству — сдать деньги на транспорт, — начинаются отговорки, мол, я же плачу налоги», — рассказывает Рыжкова. Саратовские предприниматели считают, что должны помочь благотворителям-общественникам организаторским опытом. Но не только. «Мы сможем отслеживать ситуацию изнутри», — значительно поясняет Наталья Чемакина. По наблюдениям предпринимательницы, в чате ее поселка Сокол уже появлялась «лишняя информация», так что пришлось «подключать спецслужбы». «Мы почувствовали потусторонний десант. Жилье у нас массово скупают беженцы. Это не только Луганск и Донецк, но и люди из-под Харькова и Киева», — замечает бизнесвумен. Действительно, беженцев в Саратовской области становится все больше. Осенью число постояльцев в ПВР увеличилось почти наполовину. Тех, кто может снять или купить жилье, привлекает Сокол и другие пригороды Саратова, потому что квартиры там дешевле. К идее помощи беженцам собравшиеся относятся прохладно. По словам Чемакиной, работать с беженцами «трудно, иногда невозможно»: «Из плохонького социализма, который у них, люди попадают в наш зубастый капитализм и теряются». «Возможность себя проявить» Член совета саратовской «ОПОРы» Роман Репин говорит, что малый и средний бизнес переносит частичную мобилизацию «болезненно»: «Только успели пережить пандемию, как опять забирают людей. Уезжают крепкие, физически здоровые. Я работаю в строительстве. Где брать кадры, непонятно». По наблюдениям Репина, спрос и выручка падают. «Налоговые органы занимают позицию: что бы ни происходило в мире, фискальные обязательства должны быть исполнены. В прошлом и позапрошлом году прямо из оборотки выдирали средства, лишь бы начальство получило премию и повышение в должности, совершенно не заботясь о том, как будет жить малый бизнес». Несмотря на нерадостный опыт, Репин уверен, что уж теперь-то государство пойдет навстречу предпринимателям, преисполнившимся энтузиазма. «Некоторых членов нашей организации годами не было ни видно, ни слышно. Копошились в своих цехах и магазинчиках, не появляясь в публичном поле. Сейчас люди почувствовали себя нужными, для них это возможность себя проявить», — объясняет он. Воодушевление, охватившее деловую среду провинции, кажется необъяснимым. Ведь занятие бизнесом в Саратове не дает шансов сохранить наивность. Это бедный регион, входящий в пятерку российских территорий с самой большой убылью населения. Бизнесэлиты здесь были зачищены еще в позапрошлом десятилетии. Общественное поле утрамбовано до блеска. Политическая вертикаль отстроена не только под президента, но и под земляка — спикера Госдумы Вячеслава Володина. Двух мнений по сложным вопросам современности в Саратове не бывает. Возможно, сейчас представители бизнеса посчитали, что им позволят проявить самостоятельность, лидерство, дадут ту самую свободу предпринимательства. Поверили, что наконец нужны родине не только в качестве подножного корма для чиновников и силовиков. Возможно, причина прозаичнее: на 2023 год на оборонные нужды в федеральном бюджете заложено почти 5 трлн рублей. В условиях падения гражданского спроса цифра манит. Но, как объяснял журналистам Moscow Times бывший заместитель министра финансов России Сергей Алексашенко, в последние годы, несмотря на всю военно-патриотическую риторику, оборонный заказ не был выгодным для предприятий: «Минобороны в силовом порядке выкручивало руки, распределяло заказы и устанавливало цены на уровне себестоимости». Кому, как не саратовским предпринимателям, знать, что бывает с партнерами Министерства обороны. В советское время Саратов считался закрытым городом, так как здесь находились десятки военных предприятий. От них остались топонимы — названия молодых микрорайонов-человейников. Надежда АНДРЕЕВА Пока текст готовился к печати, 22-летний саратовец Денис, планировавший уйти в армию по призыву, закончил проходить медкомиссию. Врачи решили, что он всетаки не годен к службе. Молодой человек очень расстроился. P. S . Скриншот из телеграм-канала «Своих не бросаем. Саратов» явления По закону кувалды Что значит для России видео внесудебной расправы, которое отказались комментировать в Кремле Петр САРУХАНОВ 10 – 1110 – 11 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022 P. S . В связи с распространенным в Сети видео зверской казни (или ее инсценировки) бывшего бойца ЧВК «Вагнер» Евгения Нужина важно отметить несколько обстоятельств. Нужин дал в СМИ ряд интервью в интересах украинской пропаганды, так как добровольно перешел на сторону Украины. Не дать эти интервью он, видимо, не мог, это, скорее всего, следствие не зависящих от него обстоятельств. И очень вероятно, что Нужин был выдан в РФ в рамках процедуры обмена военнопленными. Свидетельства тому существуют. 11 ноября, непосредственно в день подтвержденного обмена, близкая к председателю Госудмы Вячеславу Володину ведущая Первого канала государственного ТВ Анастасия Кашеварова написала в своем ТГканале: «...у ЧВК есть свой обменный фонд. Своих бойцов они не светят. Обмен проходил от них. Так что тут нет никаких закрытых обменов и договорняков». Спустя два дня руководитель проекта Gulagu.net Владимир Осечкин изложил подробности обмена в утренней программе Александра Плющева*. Украинские источники якобы сообщили ему, что Евгений Нужин не подпадал под правила обращения с военнопленными, так как не являлся военнослужащим ВС РФ. ЧВК «Вагнер» действительно существует и действует даже в России абсолютно вне правового поля — закон о частных военных компаниях у нас до сих пор не принят. Но ведь и украинская сторона получила от Нужина все, что было возможно. Лишь одно его интервью украинским СМИ собрало более 8 млн просмотров, а таких интервью было несколько. Поэтому Киев не может снять с себя ответственность за произошедшее. О внешнеполитическом ущербе России от подобных видео говорить не приходится. Но все же главное в этой истории — публичное и широко растиражированное одобрение в СМИ бизнесменом Евгением Пригожиным (которого связывают с ЧВК) видео внесудебной расправы. Мало того, что внесудебное насилие переносится на территорию России, оно приобретает совершенно незнакомые пока обществу свойства. Много пишут о влиянии криминальной нормы Санкт-Петербурга на методы этой ЧВК. На мой взгляд, это заблуждение. Демонстративное изощренное зверство не было характерно для царства «ночного губернатора» Кумарина даже в период его расцвета. Подобное «многоцелевое» запугивание противников, союзников и собственных членов свойственно латиноамериканским парамилитарным формированиям и близким им по мироощущению наркокартелям. Не случайно перед направлением со спецзаданиями в эту среду оперативники ФБР США дополнительно проходят специальные курсы повышения психологической устойчивости. И даже если в будущем выяснится, что видео с расправой над Нужиным — циничная инсценировка, это не будет иметь особого значения. Свою роль оно сыграло в любом случае: спровоцировало страх перед вполне реальной практикой внесудебных расправ, совершаемых лицами и организациями, формально не имеющими никакого отношения к государству. И если ранее такие преступления, описанные, например, «Новой газетой» («Головорезы», «Новая газета» от 22 ноября 2019 года), воспринимались как эксцессы далекой заморской экспедиции, то теперь они — наша реальность. Кейс Нужина породил обширную дискуссию о ближайшем будущем. Самую активную роль в ней сыграли русские ультранационалисты — так называемые «военкоры». Многие из них давно пишут уже не в советских канонах пропаганды, а в стиле ультрас. Роль видео с расправой над Нужиным в формировании среды, в которой всем нам, возможно, придется жить, одним из них описана так: «А если государство до сих пор в плену навязанных противником мораториев? Если механизм государства неповоротлив и неуклюж, а наверху — раздвоение между консерватизмом/традицией и либерализмом/ торгашеством? Тогда функции государства берут на себя пассионарии и их структуры, как часть государства. Они помогают нам бороться со «спящими» и осатанелыми выродками». Сама ЧВК «Вагнер» все больше становится орудием внутриполитического давления. Этот инструмент позволяет новой величине нашей политики задавать тренды, еще вчера в России невозможные. Пригожин все больше влияет на процессы на самом верху власти, связанные именно с проведением СВО: кадры, финансирование, мобилизация, политика в СМИ. А вот армия не может в теории себе позволить карательные функции, это — аксиома. Ведь они неразрывно связаны с деградацией дисциплины, единоначалия, допустимости мародерства и насилия над гражданским населением. Неизвестно, есть ли у традиционной группы силовиков в руководстве страны санкция на публичную полемику в свою защиту, но у нее точно нет такого орудия, как у Пригожина. Силовики находятся с ним в конкурентных отношениях и вынужденно теряют политические позиции. Теперь в подконтрольных Кремлю политических дискуссиях можно кивать на крайность взглядов Евгения Пригожина, как и близкого ему по духу Рамзана Кадырова. Оба они как бы указывают на Кремль, как на единственный спасительный источник цивилизованной внутриполитической практики. Но ни один провластный политолог или чиновник АП сегодня не сможет определить реальную степень независимости этих политических субъектов. Неизвестно, к чему приведет гробовое молчание СК и Генеральной прокуратуры России в связи с совершенно очевидным признаком особо тяжкого преступления. Насколько вообще управляемы эти процессы? Сергей БОБЫЛЕВ / ТАСС «Мы не знаем, насколько это соответствует действительности. Это не наше дело», — так ответил Дмитрий Песков на вопрос журналистов о видео с казнью. Валерий ШИРЯЕВ * Внесен Минюстом в реестр иностранных агентов. Обложка «Новой газеты» от 22 ноября 2019 года Правительство согласилось с предложениями Минюста о публикации на его открытом сайте персональных данных «лиц, попавших под иностранное влияние». Насколько это законно? А почему бы кресты на дверях не нарисовать? Василий ШАПОШНИКОВ / Коммерсантъ 12 – 13 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022««НОВАЯЯ РА Совет Министров РФ подержал предложения Минюста о спецификации сведений в реестре «иностранных агентов», ведение которого предусмотрено вступающим в силу 1 декабря законом «О контроле за деятельностью лиц, находящихся под иностранным влиянием» от 14 июля 2022 г. No 255-ФЗ. Согласилось правительство и с порядком опубликования на общедоступном сайте МЮ таких сведений: для юридических лиц — полного наименования и адреса, а также ФИО участников, а для физических, наряду с анкетными данными, — ИНН и СНИЛС. Юристы сейчас спорят, насколько эти установления Минюста законны. Одни ссылаются на статьи 23 и 24 Конституции РФ: «Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени», а также «Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются». Статья 137 УК, кстати, предусматривает за это уголовное наказание, а статья 7 закона «О персональных данных» от 27 июля 2006 года No 152-ФЗ запрещает «операторам и иным лицам, получившим доступ к персональным данным», раскрывать или распространять их, «если иное не предусмотрено федеральным законом». Распоряжение правительства закону не равноценно, и поэтому Минюст в данном случае ссылается на закон о «лицах, находящихся под влиянием». Но статья 5 этого закона уполномочивает его лишь на утверждение порядка ведения реестра, который должен содержать только «сведения о фамилии, имени, отчестве (при наличии) либо наименовании иностранного агента, информацию об основаниях его включения в реестр, дату принятия решения уполномоченного органа о включении в реестр». Противоположная точка зрения, на которой, очевидно, будет настаивать и битком набитый юристами Минюст, состоит в том, что все перечисленные гарантии якобы распространяются лишь на частную жизнь, между тем как закон «О контроле за деятельностью лиц, находящихся под иностранным влиянием» касается как раз их «политической», то есть публичной деятельности. Очень своевременная новация — особенно с учетом того, что бойцы ЧВК и призванные ими под свои знамена уголовники, взявшие на себя государственную функцию карать изменников в районах проведения спецоперации, рано или поздно вернутся. Проще станет жить и мошенникам, и хакерам: хищение денег с карточки «попавших под влияние» можно будет представить даже как патриотический акт прямого действия. Мишель Фуко в своей знаменитой книге «Надзирать и наказывать» осмысливает как раз такие «дисциплинарные практики» (режимы), подробно останавливаясь на работе Иеремии Бентама 1787 года «Паноптикон или инспекционное учреждение». Бентам составил даже подробный чертеж «паноптикона» (в буквальном переводе «всевидения»), суть которого состоит в том, что дисциплинируемые (в тюрьме, школе, работном доме, где угодно) должны быть всегда на виду и не иметь возможности знать, следят за ними в данный момент или нет, а наблюдающих за дисциплиной им не должно быть видно. Идея «паноктикона» была архитектурно воплощена во многих исторических тюрьмах, включая нынешние питерские «Новые Кресты», а виртуально — например, в том режиме прозрачности/непрозрачности, который постепенно установился в нынешней России. В отношении неугодных лиц законодательство и практики, различие между которыми стирается, устанавливают так называемые проскрипции (в древнем Риме — списки лиц, за выдачу или убийство которых назначалась награда, а их имущество подлежало конфискации). В отношении же особо приближенных или полезных «государству», напротив, устанавливается особый режим защиты, не позволяющий получать сведения о них. С вопросом о таких «льготах» мы обратились к «иностранному агенту» «Transparency International — Россия» (Transparency переводится как «прозрачность»). Юрист этой организации Григорий Машанов любезно предоставил нам следующие сведения. Закон «О противодействии коррупции» от 25 декабря 2008 года No 273-ФЗ ввел обязанность для государственных и гражданских служащих и членов их семей представлять сведения о доходах и имуществе (декларации), а указ президента от 2 апреля 2013 года уточнил, что лица, замещающие государственные должности, должны представлять сведения о счетах, ценных бумагах и недвижимости за рубежом до 1 июля каждого следующего года. С 2010 по 2013 год декларационная кампания разворачивалась активно, увеличивалось число декларантов, расширялся перечень сведений. Появился проект «Декларатор», агрегирующий сведения с сайтов органов власти, СМИ начали активно писать о доходах высокопоставленных чиновников. Однако вскоре часть ранее доступных сведений стала закрываться: из базы Росреестра были удалены, например, имена сыновей экс-генпрокурора Юрия Чайки, замененные шифрами, прекратилось развитие антикоррупционного законодательства. В 2017 году кампания по чистке Росреестра усилилась: многие интересные записи были заменены словами «Российская Федерация». ФСО было предоставлено право требовать закрытия персональных данных об имуществе лиц, находящихся под государственной охраной. В 2019 году антикоррупционное законодательство вернулось почти к той точке, когда его не было вовсе: резко сократилось число интернет-декларантов в МВД (с десятков тысяч до 50 человек) и в других силовых ведомствах. Были засекречены любые госзакупки ФСБ, Минобороны, Росгвардии и Роскосмоса. В 2022 году был принят закон о том, что с 1 марта 2023 года выписки из ЕГРН смогут получать только собственники недвижимости, госорганы и в отдельных случаях нотариусы. На всякий случай законодательство об «иностранных агентах» было дополнено запретом для них участвовать в официальных антикоррупционных экспертизах и расследованиях. Возвращаясь к «иностранным агентам», стоит упомянуть и недавнее так называемое отказное определение Конституционного суда РФ по жалобе «иноагента» Льва Пономарева (см. на сайте «Свободное пространство» за 4 ноября), в котором судьи сослались на свое же развернутое постановление от 8 апреля 2014 года No 10-П в той части, где говорилось, что признание лица «иностранным агентом» не содержит признаков дискриминации, поскольку получение иностранного финансирования «само по себе не может ставить под сомнение лояльность по отношению к государству и не может восприниматься как проявление недоверия...». Неужто? Что ответит Конституционный суд, когда раскрытые настежь «иностранные агенты» доберутся до него с вопросом о своих персональных данных? Впрочем, сначала на обжалование отказов Минюста в судах общей юрисдикции уйдет несколько лет, а за это время что-то может и измениться. ,, Что ответит Конституционный суд, когда раскрытые настежь «иностранные агенты» доберутся до него с вопросом о своих персональных данных? явления Леонид НИКИТИНСКИЙ В стране национализируют перспективные предприятия, чтобы отдать их в «добрые руки». Передел собственности происходит под предлогом обеспечения безопасности государства «Хороший актив. Забираем именем Российской Федерации» Петр САРУХАНОВ 14 – 15 14 – 15 Т а т ь я н а Б Р И Ц К А Я «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022 СТР. 16–17  «Бесцеремонное и безразличное отношение ответчиков к российскому обществу и установленному им правопорядку в сфере экономики; использование лживых схем по захвату организаций, обеспечивающих безопасность страны, через офшорные юрисдикции и юридические лица» — так было аргументировано решение о национализации Мурманского морского рыбного порта. Иск в начале октября удовлетворен — 100% акций порта Арбитражный суд Мурманской области постановил передать в доход государства. Этот вердикт стал далеко не первым в процессе огосударствления частной собственности, который постепенно идет в стране. Речь тут не о призывах «отнять и поделить» имущество ушедших из России в знак протеста против спецоперации западных компаний, а о российском бизнесе. явления Вместо рыбы — термы Мурманский морской рыбный порт (ММРП) — предприятие сложной судьбы. Он всего несколькими годами младше самого Мурманска, в 1990 году достиг максимального грузооборота, превысившего 3 млн тонн, но уже через четыре года был признан неплатежеспособным. Флота акционировались, рыба пошла за рубеж. В 2007 году порт тоже был акционирован, но до конца 2015 года принадлежал государству, правда, на его территории уже находились десятки мелких собственников: значительная часть цехов продавалась в частные руки — и, кстати, многие из них стали основой вполне успешного бизнеса, связанного с рыбообработкой. Не самые прибыльные остатки государство дважды пыталось сбыть с рук безуспешно — ни одного желающего купить ММРП даже за стартовую цену (чуть менее полутора миллиардов) не находилось. С третьей попытки предприятие таки продали в конце 2015 года. К тому времени грузооборот сократился до 380 тысяч тонн в год. Немало способствовала кризису государственная политика: из-за необходимости платить драконовские таможенные пошлины при заходе в российский порт российского же судна, прошедшего любой ремонт за границей. И еще более чудовищные — за приход купленного за границей судна. Притом что отечественные судоверфи, мягко говоря, не удовлетворяли спрос. В итоге в порту ближайшего к российской границе норвежского города Киркенес постоянно швартовались суда под российским флагом, которые за 20 лет ни разу не бывали в порту приписки — Мурманске. Зайди они туда, судовладельцу пришлось бы заплатить в казну почти четверть от контрактной стоимости судна, из которых 5% — таможенная пошлина и 18% — НДС. Пять–семь лет назад, по разным данным, в Мурманске числилось от 20 до 120 таких бортов. Плюс в Норвегии обслуживание судна было выгодней: вода, бункеровка, хорошее топливо, быстрая разгрузка, никаких «заносов» контролирующим структурам, дешевизна стоянки (неделя в Киркенесе обходились в сумму, которую в Мурманске пришлось бы выложить за одни сутки). В 2015 году крупная рыболовецкая компания «Робинзон» публично отказалась разгружаться в Мурманске. Причиной, по словам судовладельца, послужил конфликт с областным УМВД, которое стало перевзвешивать в порту коробки отгруженной рыбопродукции и расценивать даже мельчайшие отклонения от указанного на маркировке веса как контрабанду. Капитаны потребовали внесения в трудовой договор пункта: «Без захода в Мурманск». В общем, моряки голосовали бортами, и причина кризисного состояния порта была далеко не только в нем самом. Потому и покупателей не находилось. В итоге Росимуществу удалось-таки сбыть проблемный актив по цене корабля: за 1 миллиард 27 миллионов рублей, или около 14 миллионов долларов по тогдашнему курсу. В торгах участвовали четыре предприятия, к итогам аукциона вопросов не было, хотя покупателем 100% акций и стала явно зарегистрированная под него мурманская фирма «Купец» с уставным капиталом 10 тысяч рублей, созданная за месяц до торгов. Ее владельцами были Олег Креславский и Александр Романов. Лев ФЕДОСЕЕВ / ТАСС Разгрузочные работы в Мурманском морском рыбном порту явления «Хороший актив. Забираем именем Российской Федерации» Петр САРУХАНОВ СТР. 14–15  16 – 17 16 – 17 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022 СТР. 18–19  Уже сейчас, когда дело о национализации порта слушалось в мурманском арбитраже, ФАС заявила, что покупка была делом семейным, Креславский-де — зять Романова, а сделки проводились с участием кипрской, сингапурской и венгерской компаний. Но тогда, в момент покупки кризисного актива и длительное время после нее, вопросы налогового резидентства покупателей государство не волновали. Притом что взаимоотношения с новыми хозяевами у арендаторов-портовиков выстроились не сразу. Были конфликты, скандалы, даже обыски, но в целом работа велась, и грузооборот стал расти. В портовую инфраструктуру пошли инвестиции — за 7 лет они составили, по словам представителей ММРП, около 4 млрд рублей. Предприятия на территории порта — их около 50 — суммарно платят около полумиллиарда рублей налогов ежегодно. Серьезное противостояние началось весной, когда правительство Мурманской области разработало госпрограмму, по которой к 2027 году на территории рыбного порта и судоремонтного завода появится «Новый Мурманск» — территория с развлекательным комплексом, апарт-отелем, элитным жильем и панорамным баром. Изюминкой должны стать термы (тут сразу представляешь придумавших это чиновников местного разлива облаченными в римские тоги). Руководство порта уверяло, что их просто поставили перед фактом. Как и арендаторов, которым был предложен сомнительный выбор: либо согласиться на участие в программе по воле реноваторов, либо готовиться к принудительному изъятию земли и недвижимости. По плану из почти 300 объектов собственности на территории должно остаться семь, а управлять всем этим будет некое юридическое лицо от имени РФ. При этом из нескольких портовых районов реновации подлежит «самый рабочий» — Второй грузовой, где переваливаются и обрабатываются 80% поступающей рыбы. Инфраструктуру рыбообработки в проект тоже включили, но странным образом: например, вместо нескольких имеющихся в порту холодильников на 45 тысяч тонн планируется построить один на 20 тысяч тонн. На заведомо непопулярный проект с неочевидной экономической эффективностью требуется 30 млрд рублей. В чьих интересах такие хлопоты? Портовики, усомнившись в чистоте замысла, предположили, что бенефициарами прожекта могут быть известные в стране семьи. Например, к порту уже приглядывалась инвесткомпания «Аврора», которую связывают с именем Андрея Патрушева — младшего сына секретаря Совбеза РФ. У Патрушева-младшего есть доля в Мурманской арктической геологоразведочной экспедиции, в последние годы его бизнесы все интенсивнее заходят в Арктику. Портовики пожаловались в федеральное правительство. В письме вице-премьеру РФ Виктории Абрамченко они указали, что помимо промышленных объектов под снос теоретически попадают нефтепроводы, котельная, которая обогревает прилегающие жилые дома, и даже бомбоубежище. А включение в этот перечень инфраструктуры работающих предприятий просто противоречит здравому смыслу. Подписанты считают, что происходящее приведет к прекращению деятельности предприятий, а в условиях санкций, когда перевести рыбные грузопотоки в другие порты невозможно, — к остановке промысла в Северном бассейне. На некоторое время конфликт завис. Теперь же его разрешение очевидно: арбитраж удовлетворил иск ФАС о национализации рыбного порта. Истец ссылался на ФЗ «О порядке осуществления иностранных инвестиций». И обосновал иск тем, что ключевой бенефициар — бизнесмен Романов — уже после сделки перестал быть резидентом РФ. Дескать, в итоге стратегическое предприятие контролирует иностранный инвестор. А в этом случае закон требует перед покупкой получения таковым разрешения на сделку у госкомиссии. Если оно не испрашивалось, сделка ничтожна. Есть, однако, нюансы, на которые в своем публичном заявлении указывает порт: разрешение не требуется, если иностранное юрлицо принадлежит российскому гражданину (при условии что он — налоговый резидент РФ). А Романов покинул страну уже после покупки. Но суд не принял это в расчет и постановил передать в доход государства 100% акций предприятия без какой-либо компенсации бывшим владельцам. Оставив за скобками оценку чистоты бизнеса владельцев ММРП, заметим, что прецедент крайне любопытный в свете нынешней волны эмиграции. Если норме закона об иностранном участии в российском бизнесе будет придана обратная сила, как случилось в мурманском деле, это станет серьезным инструментом давления на нелояльный власти бизнес. Мол, стоит вам уехать из страны, ваши компании ждет экспроприация. Порт обещает обжаловать вердикт — он еще не вступил в силу — и сравнивает действия государства с методами «революционных матросов 1917 года». «Оружие может быть применено против нашего государства» Не успел отшуметь этот скандал, как вышло новое решение о национализации — и снова в Мурманской области. На сей раз речь о Ловозерском ГОКе — его приватизация, по словам губернатора Чибиса, признана судом недействительной неделю назад (в картотеке арбитражных дел такого решения пока нет). Управлять предприятием, опять же, по данным местных чиновников, теперь будет «Росатом», хотя прямого отношения к атомной отрасли предприятие по добыче редкоземельных металлов не имеет. Однако госкорпорация является потребителем сплавов ниобия, а Ловозерский ГОК — единственный в мире добытчик лопарита, из которого после переработки и получают соединения ниобия. Ловозерский ГОК Livejournal / student-geolog явления «Росатом» интересовался ГОКом еще лет 10 назад, правда, тогда речь шла об инвестиционной программе со стороны госкорпорации. Она позволила бы модернизировать комбинат и изменить технологию добычи руды. Но одно дело — инвестиции, другое — владение. В суд ФАС снова принесла аргументы об иностранном влиянии на стратегическое предприятие. Журнал «Компания» летом утверждал, что грядущая деприватизация комбината связана с необходимостью в срочном порядке формировать производство постоянных магнитов для нужд военной портативной электроники. Есть еще одна деталь: несмотря на уникальность производства и богатство сырьевой базы, ГОК — не самое устойчивое горнодобывающее предприятие. Зарплаты здесь не так велики, моногород Ревда, где он базируется, — депрессивный. Вкладывать в производство и социалку новому хозяину, кто бы им ни стал, придется миллиарды. Нужен ли госкорпорации столь проблемный и не вполне профильный актив? Оценивать не возьмемся, но заметим: в апреле «Росатом» подписал соглашение с «Норникелем» о совместном освоении литиевого месторождения «Колмозерское» в Мурманской области и дальнейшей переработке литиевого сырья. Это тот же Ловозерский район. В пресс-релизе «Норникеля» говорится о перспективе «создания совместного предприятия с распределением равных долей между участниками и паритетными принципами корпоративного управления, которое, объединив активы и компетенции партнеров, будет участвовать в аукционе на лицензию месторождения». «Колмозерское» — крупнейшее (почти 20% запасов РФ) и наиболее перспективное российское месторождение литиевых руд. При этом далеко не все представители коренного населения этих мест — народа саами — с оптимизмом оценивают перспективы нового геологического освоения исконных оленьих пастбищ. Особенно после таймырской катастрофы. Партнерство с «Росатомом» переводит проект в разряд стратегических, спорить с государством сложнее, чем с даже очень крупным и влиятельным бизнесом. А переформатировать нуждающуюся в модернизации производственную базу может быть эффективнее строительства производства с нуля. В сентябре в Мончегорске (соседнем муниципалитете) было зарегистрировано АО «Арктический литий», учредители не раскрываются, основной вид деятельности — добыча руд редких металлов. Аукцион на месторождение должен пройти до конца года. Еще один процесс о национализации идет в отношении Соликамского магниевого завода в Пермском крае (это промежуточная точка в цепи переработки ниобия между Ловозерским ГОКом и конечным потребителем). За отмену его приватизации активно выступает председатель партии «Справедливая Россия» Сергей Миронов, который обратился к генпрокурору с требованием проверить законность приватизации предприятий в 1992–1996 гг. Генпрокуратура действительно подала иск о деприватизации СМГ, хотя действующие владельцы к ней формально отношения не имели и приобрели акции предприятия значительно позже. При этом удовлетворение иска грозит изъятием акций не только у крупных собственников, но и у 500 миноритариев. Соликамский завод — лидер магниевой и редкометаллической промышленности в России. На его долю приходится производство практически 100% соединений редкоземельных элементов, ниобия и тантала и более 60% товарного магния в стране. Акции завода прежде принадлежали кипрским структурам Сулеймана Керимова, в 2014 году были проданы еще трем кипрским компаниям, а затем перешли ряду физлиц. Несколько лет назад в число акционеров завода с небольшим пакетом акций вошел Михаил Дворкович — брат бывшего вицепремьера. Он потребовал признать ничтожными сделки по продаже акций крупным совладельцам и заявил, что предприятие фактически контролируется одним собственником — живущим в Австрии бизнесменом Петром Кондрашевым, который якобы без согласования с другими акционерами продает готовую продукцию американским компаниям, работающим на военно-промышленный комплекс стран НАТО. «Сырье, производимое ОАО «Соликамский магниевый завод», присутствует в оружии, которое может быть применено против нашего государства. А это уже перебор», — заявлял Дворкович в интервью. И утверждал, что этой проблемой уже занялись правоохранительные органы. Собственники активно судятся за удержание актива, однако в нынешнем году у них прибавилось иных проблем: крупного акционера Игоря Пестрикова объявили в розыск, а гендиректора Артура Уртаева поместили в СИЗО: следствие считает, что Уртаев превысил полномочия, предоставив Пестрикову заем от лица предприятия. Также МВД возбудило в отношении неустановленных лиц уголовное дело о мошенничестве со средствами ОАО «Соликамский магниевый завод» на сумму не менее 1 млн руб. Шихан и Ротенберги Широко известен процесс пересмотра итогов приватизации Башкирской содовой компании, которая была национализирована по прямому указанию президента Путина. 26 августа 2020 года на фоне скандала вокруг шихана Куштау он поручил провести прокурорскую проверку приватизации компании, конечными собственниками которой называли бизнесмена Дмитрия Пяткина и бывшего вице-губернатора Ненецкого автономного округа Сергея Черникова. Спустя два дня Генпрокуратура оспорила законность сделки. Контрольный пакет акций из госпакета достался правительству республики, глава Башкортостана Радий Хабиров вошел в совет директоров компании. А в апреле этого года он сообщил о возможной продаже 47% акций. И в качестве вероятного партнера назвал АО «Русский водород». В базе «Контур. Фокус» в качестве ее единственного акционера фигурирует ООО УК «Фин-Партнер», а компания-владелец этого предприятия ранее принадлежала Борису и Аркадию Ротенбергам. Затем ключевым собственником стал некто Владимир Дойников, прежде руководивший дочерней структурой СМПБанка Ротенбергов. Новые менеджеры Башкирской содовой компании оказались и в руководстве друго«Хороший актив. Забираем именем Российской Федерации» СТР. 16–17  18 – 19 18 – 19 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022 го национализированного предприятия — алтайского завода «Кучуксульфат». Это единственный в России производитель природного сульфата натрия, который используется в синтетических моющих средствах. Природное сырье для его производства — мирабилит — добывают на озере Кучукском. Прокуратура потребовала аннулировать приватизацию предприятия и изъять акции у нынешних собственников — двух компаний и группы физлиц. При этом акции владельцы купили лишь в 1999 году, а вот само предприятие было передано трудовому коллективу в аренду с правом выкупа еще в 90-м. В 92-м коллектив приватизировал завод. Предприятие в последние 20 лет стало весьма успешным, в него было инвестировано 14 млрд рублей, мощность увеличена в 2,5 раза. Параллельно с ростом дохода росло и административное давление: с 2017 по 2021 год на заводе побывало 80 проверок. Также акционеры заявляли о давлении и угрозах от неназванных лиц с требованиями отказаться от долей (в связи с угрозами даже возбуждали уголовное дело) и о предложениях выкупа завода за мизерную плату. Когда прокуратура подала иск о национализации, жители Благовещенского района, где находится «Кучуксульфат», трижды обращались к президенту с просьбой остановить процесс, утверждая, что смена собственника повлечет кризис на предприятии, которое на 40% наполняет районный бюджет, провели несколько митингов, а 120 из 500 единороссов района вышли из партии в знак протеста против происходящего передела собственности. Тем не менее он совершился, а в новый совет директоров предприятия вошли гендиректор уже известной нам «Башкирской содовой компании» Эдуард Давыдов и начальник одного из ее управлений Игорь Патиевский, еще один управленец БСК возглавил ревизионную комиссию. В сентябре гендиректором предприятия стал бывший замначальника производства БСК Альберт Худайбирдин. Пересмотр итогов приватизации, который пока не стал громкой публичной кампанией, идет в самых разных отраслях — от мала до велика. Весной государство замахнулось на часть активов «Норникеля»: красноярский арбитраж по иску Западно-Сибирской транспортной прокуратуры изъял у предприятия в пользу государства норильский железнодорожный вокзал, мост через реку Норильская и ряд участков железнодорожной инфраструктуры — всего 11 объектов, компания обжалует вердикт. А буквально на днях Гагаринский суд Москвы признал незаконной приватизацию санаториев в Кавказских Минеральных Водах и вынес постановление об изъятии в пользу государства 34 объектов — это около 10% курортной инфраструктуры. Владельцы говорят о банальном переделе собственности перед будущим курортным сезоном, истец — о восстановлении нарушенной законности. Во всех упомянутых случаях мы говорим о сделках 20–30-летней давности. При этом Гражданский кодекс ограничивает срок исковой давности тремя годами. Казалось бы, эта норма защищает собственника, но не тут-то было. В процессах о деприватизации течение срока исковой давности на практике отсчитывается не с момента совершения сделки, а с момента прокурорской проверки, либо «с момента, когда прокуратура узнала о последнем приобретателе в цепочке сделок по реализации имущества». Эту удивительную с правовой точки зрения коллизию одной из главных проблем российского бизнеса называл в майском докладе президенту тогда еще бизнес-омбудсмен Борис Титов. Именно такая неопределенность исковой давности дает государству возможность произвольно аннулировать заключенные когда-то им самим сделки. Впрочем, никакого результата это сообщение Титова не дало. Суды по деприватизации продолжаются. И фактически любой предприниматель, имеющий дело с когда-то проданным госимуществом (даже если он купил оное на вторичном рынке), не гарантирован от того, что продавец — государство — спустя десятилетия не изменит правила игры. То есть пока ты играешь в бисер, оно уже бьется в «Чапаева». О равенстве сторон говорить не приходится. А кроме инструмента передела рынка у чиновников и силовиков вдобавок появляется еще одна гарантия лояльности бизнеса власти. Угроза внезапного и безвозмездного расставания с активами этой самой лояльности, пусть и внешней, весьма способствует. ннороссов района выышлши из партии взннзнак ппротеста против впроиссходдящегопепределаа сообствтеннностси.Теммнеменее оннсовершиишиллбыбы, ээтта нормра зазщищает собсттвенника, но не туутутт-тобылоо.Впроцессаходеприватизации течениее срокаа исковойй йдавностинаа практиШихан Куштау WadPol Татьяна БРИЦКАЯ «Красное цунами» не состоялось На промежуточных выборах в США, прошедших 8 ноября, все еще продолжается подсчет голосов избирателей. Но аналитики и СМИ уже подводят политические итоги ZUMA / TASS 20 – 21 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022««НОВАЯ РААССК СТР. 22–23  явления А л е к с а н д а н д р П А Н О В Сейчас ясно, что контроль над верхней палатой Конгресса — Сенатом, где избирались 35 сенаторов из 100, остается за Демократической партией. В результате подсчета голосов в Аризоне и Неваде демократы получают как минимум 50 мест. И теперь от второго тура выборов в штате Джорджия уже ничего не изменится. Даже если победит кандидат-республиканец, в прошлом звезда американского футбола Гершел Уолкер, которого на выборы уговорил идти не кто иной, как сам Дональд Трамп (Уолкер, кстати, сейчас минимально отстает от нынешнего сенатора из Демпартии Рафаэла Уорнока, в прошлом пастора), республиканцы тоже наберут 50 мест. Но «ничья» — 50 на 50 — означает сохранение контроля демократов благодаря решающему голосу председателя палаты, вице-президента Камалы Харрис. Два независимых сенатора — Берни Сандерс из Вермонта и Ангус Кинг из Мэна — голосуют солидарно с демократами, их считают вместе с остальными сенаторами из этой партии. Пока 19 мест не подсчитаны на выборах в нижнюю палату, где избирались все 435 членов. Ни одна из партий не получила 218 мест, необходимых для большинства. Подсчеты продолжаются в Калифорнии, где бюллетени, отправленные по почте, считаются действительными, если на них стоит штемпель дня выборов и ранее. Для определения окончательных результатов голосования могут потребоваться недели. Накануне выборов эксперты на основе социологических опросов и исторических традиций дружно предсказывали, что республиканцы получат большинство в Палате представителей. Так оно, скорее всего, и произойдет. По состоянию на воскресенье, 13 ноября, республиканцы получили 211 мест в Палате представителей, а демократы — 204. Но промежуточные выборы — это не столько статистика, сколько определение общих тенденций, того направления, куда сворачивает Америка перед президентскими выборами 2024 года. Не дожидаясь окончательных цифр, здешние СМИ вовсю подводят итоги. Выборы выявили глубокую тревогу американских избирателей в связи с самой высокой инфляцией за четыре десятилетия, проблемами доступа к абортам и ростом преступности. Результаты показали, что страна остается расколотой, а электорат — поляризованным после нескольких лет политических потрясений, экономической неопределенности и глобальной пандемии. Несмотря на перспективу потери контроля над Палатой представителей, уныния и тем более паники в рядах демократов не наблюдается. Президент Байден, рейтинг которого стабильно завис на отметке чуть выше 40%, избежал серьезных потерь, которые преследовали многих его предшественников (Клинтона и Обаму, Рейгана и Трампа) на их первых промежуточных выборах. Проиграть через два года президентства выборы в Палату представителей стало почти правилом, независимо от того, в какой партии состоит хозяин Белого дома. «Очевидно, что результаты кандидатов Демократической партии в Палату представителей сильно превосходят ожидания по всей стране», — заявила спикер Нэнси Пелоси (демократ, штат Калифорния). Лидер меньшинства в Палате представителей Кевин Маккарти (республиканец, Калифорния — вероятный будущий спикер палаты), выступая ночью со вторника на среду, сказал сторонникам партии: «Когда вы проснетесь, мы будем в большинстве, а Пелоси — в меньшинстве». А теперь несколько выводов. Вывод 1: «Красная волна» прошла мимо Республиканцам для контроля в нижней палате нужно было выиграть всего пять дополнительных мест. Однако год назад Маккарти предсказывал, что партия получит дополнительно более 60 мест, назвав промежуточные выборы «исторической красной волной» (красный — цвет республиканцев, а слон — их символ). Правда, это было сказано до отмены Верховным судом решения о праве на аборт (пересмотр дела «Роу против Уэйда»), вызвавшего негативную реакцию большинства избирателей и, соответственно, давшего дополнительный импульс избирательной кампании Демпартии. Республиканцы рассчитывали на несколько десятков мест в нижней палате Конгресса. Сейчас очевидно, что перевес окажется ниже, чем ожидалось. И хотя высокие цены на продукты и энергоносители определенно повлияли на низкий рейтинг президента Байдена, непопулярное решение Верховного суда и планы республиканцев ужесточить законодательство по абортам сыграло свою роль. На специальных референдумах, проводившихся в ряде штатов вместе с выборами, избиратели приняли меры, гарантирующие доступ к абортам. Так случилось в Калифорнии, Мичигане и Вермонте. Даже в консервативном «красном» Кентукки местный закон против абортов не нашел поддержки. В следующем году республиканцы Палаты представителей готовятся начать целый ряд расследований, в том числе деловых связей сына Байдена Хантера Байдена, реакции Белого дома на коронавирус и обстоятельств ухода США из Афганистана. Контроль республиканцев может повлиять на некоторые направления политики администрации Байдена, в том числе на поддержку США Украины. Здесь в основном есть консенсус: помогать Киеву и противостоять Кремлю. Но вопрос в объемах финансовой помощи. Республиканцы всегда выступают за строгий контроль над государственными расходами и — как пример — против повышения потолка государственного долга. Маккарти придется реагировать и на призывы внутри партии к процедуре импичмента Байдена. Это, кстати, может привести к обратному эффекту, на что и рассчитывают демократы. «Нынешние республиканцы — самая экстремистская политическая партия в истории страны, — заявил Пит Джангреко, политконсультант демократов. — Эти люди на перекрестке каждый раз едут на красный свет». Минимальный перевес в Палате представителей максимально затруднит импичмент Байдену и прохождение республиканской программы федерального бюджета. В свою очередь, республиканцы смогут блокировать законодательные инициативы Белого дома. Это приведет к тупику. Президент будет издавать исполнительные указы, но они имеют ограниченный срок действия. Здесь такую ситуацию называют политическим футболом. Подразумевается здешний, американский футбол — когда игроки идут друг на друга «стенка на стенку». Зато контроль над Сенатом позволит администрации Байдена проводить кандидатуры своих ставленников в федеральное правительство и суды, а также в Верховный суд (если там последуют отставки или кто-то из судей неожиданно умрет). «Красное цунами» не состоялось явления ZUMA / TASS СТР. 20–21  Вывод 2: У Трампа появился соперник Как отмечают здешние СМИ, позиции Дональда Трампа, который обещал на днях огласить «сенсационное решение» о том, пойдет ли он на президентские выборы в 2024 году, теперь ослабли. Дело в том, что кандидаты, поддержанные Трампом и успешно прошедшие республиканские первичные выборы, на промежуточных выборах выступили слабее, чем ожидалось. Если бы на месте радикалов, вслед за бывшим президентом отрицающих результаты выборов в 2020-м, баллотировались более умеренные кандидаты, результаты были бы лучше. Показательно, что внутрипартийный праймериз проиграла Лиз Чейни, член Палаты представителей, участвовавшая в работе комиссии, расследовавшей штурм Капитолия сторонниками Трампа 6 января прошлого года. Бывший президент устроил настоящую вендетту, добиваясь того, чтобы в избирательные бюллетени не попали члены Республиканской партии, посмевшие его критиковать. В результате, как заявил изданию Politico активист республиканцев Чак Кафлин, «у нас (на этих выборах) очень плохие кандидаты, которые вообще не связаны с широкой базой избирателей». Сам Дональд Трамп заявил так: «Если они (мои кандидаты) победят, то это всецело моя заслуга. А если проиграют, ко мне не может быть никаких претензий». Трамп поддержал нескольких кандидатов-республиканцев, проигравших выборы в ключевых штатах, включая кандидата в сенаторы от Пенсильвании доктора-телегуру Мехмета Оза и кандидата в Сенат от Аризоны Блейка Мастерса. «По сути, это третьи выборы подряд, когда Трамп стоил нам победы, — сказал губернатор Мэриленда Ларри Хоган. — Безумие — делать одно и то же снова и снова, ожидая другого результата. Я устал проигрывать. Это все из-за него». 22 – 23 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022««НОВАЯ РААССК Александр ПАНОВ Вашингтон Растет понимание того, что поезд Трампа уже ушел AP / TASS Главным соперником бывшего президента в получении номинации от Республиканской партии на данный момент считают 44-летнего губернатора Флориды Рона Десантиса, только что переизбранного на новый шестилетний срок. Он опередил своего соперника демократа Чарли Криста на полтора миллиона голосов избирателей. Отныне Флорида на политической карте страны окрашена в красный. Мы помним, что в 2000 году это был «колеблющийся штат», где Джордж Буш-младший одержал победу над Элом Гором с минимальным перевесом (чуть больше одной тысячи голосов), и только решение Верховного суда (с перевесом в один голос, пять против четырех) об остановке повторного пересчета бюллетеней определило конечный успех республиканца в гонке за Белый дом. На митинге губернатор Флориды заявил сторонникам: «Я только начал бороться», — а те в ответ скандировали: «Еще два года», — намекая на то, что губернатор вместо шести лет останется на своем посту только до 2024 года, когда будет баллотироваться в президенты. Трамп, естественно, выразил недовольство. Во время митинга в Пенсильвании бывший президент высмеял Десантиса, назвав его «Роном Десантурроном». «Мы побеждаем в номинации Республиканской партии так, как никто никогда раньше не видел, — заявил бывший президент. — Вот так: у Трампа 71 процент, у Рона Десантуррона 10 процентов». Бывший президент назвал флоридского губернатора «заурядным» и обвинил в отсутствии преданности. Трамп по-прежнему является доминирующей фигурой в Республиканской партии, и он будет фаворитом на победу в номинации на пост президента, если, конечно, будет баллотироваться. Но, как отмечают здешние СМИ, в руководстве партии и среди ее главных спонсоров (американские выборы — это огромные деньги на проведение митингов и рекламу) растет понимание того, что поезд Трампа уже ушел. Вывод 3: Решение Байдена В этом месяце, 20 ноября, президенту Байдену исполнится 80 лет. В начале года большинство опрошенных демократов (60 процентов против 30) заявили, что предпочли бы, чтобы кандидатом от партии был кто-то другой. После выборов, где демократы выступили гораздо лучше, чем прогнозировалось, положение Джо Байдена в его партии укрепилось. Его советники теперь более уверенно говорят о намерении президента баллотироваться на второй срок. А его бывшие соперники, такие как либеральный сенатор от штата Массачусетс Элизабет Уоррен, воспевают президента. «Эта победа принадлежит Джо Байдену, — сказала она в воскресенье. — Руководство президента дало нам возможность — каждому кандидату в избирательном бюллетене — говорить о том, за что борются демократы и чего мы добиваемся». За два года Байдену удалось, используя незначительный перевес в Конгрессе, провести ряд важных законов об изменении климата, контроле над оружием, инвестициях в инфраструктуру и борьбе с детской бедностью. Если он решит переизбираться, видные представители партии, следуя политической традиции, могут отказаться от участия в выборах. Как свидетельствуют опросы, у Байдена хорошие шансы на переизбрание в том случае, если его соперником опять будет Трамп. Против Десантиса или губернатора Техаса Грега Эббота, также победившего уверенно на выборах 8 ноября и поставившего точку на мечтах демократов увидеть Техас в недалеком будущем «синим штатом» (синий — цвет демпартии, осел — ее символ), у Байдена и демпартии могут возникнуть серьезные проблемы. Показательно, что группа, представляющая левое крыло демократов, в 2020-м выступавшая в поддержку Байдена, разместила в штате Нью-Гэмпшир политическую рекламу с призывом не голосовать за действующего президента. «Мы не можем рисковать проиграть в 2024 году, — говорится в рекламе, являющейся частью кампании RootsAction. org «#DontRunJoe». — Мы не должны делать ставку на низкий рейтинг Джо Байдена». Байден назвал промежуточные выборы «хорошим днем для Америки и для демократии», отметил рекордно высокую явку избирателей, в том числе молодежи. «Великой красной волны» не получилось, а демократы добились самых лучших результатов на промежуточных выборах со времен Джона Кеннеди (то есть минимально уступили в нижней палате). «Я готов работать с республиканскими коллегами в Конгрессе, американский народ ждет, что и они будут готовы работать со мной», — отметил Байден. Но есть вопросы во внутренней и внешней политике, где он не пойдет на уступки. К ним среди прочих относятся запрет на аборты и поддержка Украины. Говоря о планах на переизбрание, президент сказал, что официальное объявление будет сделано после праздников, в начале следующего года. Голосование прошло спокойно на большей части территории страны. Машины для подсчета голосов временно вышли из строя только в округе Марикопа в Аризоне. В нескольких штатах были отмечены кибератаки «низкого уровня» на веб-сайты, используемые комиссиями по выборам, избирательными кампаниями и группами общественного контроля. Министерство внутренней безопасности заявило, что атаки хакеров не затронули машины для голосования или системы, необходимые для обработки выборов. Новый Конгресс 118-го созыва соберется в американской столице для присяги и начала работы 3–5 января 2023 года. Политический пейзаж в США снова изменился. Хотя, как иронизируют СМИ, «великая красная волна» или «красное цунами» оказались на деле «красным ручейком». Демократы чувствуют себя теперь более уверенно, в то время как республиканцы попытаются восстановить прежний баланс. Они будут навязывать свою повестку в нижней палате, но американским президентам не привыкать к политической борьбе. Сменяемость власти и принцип разделения властей — альфа и омега политической системы Америки. Окончание промежуточных выборов означает, что совсем скоро начнется кампания по президентским выборам — 2024. Ждем официальных объявлений от Трампа и Байдена. «ОДКБ — до свидания, причем сегодня» Как Армения отдаляется от России, рассказывает армянский политолог Армен Оганесян Митинг за выход из ОДКБ в Ереване Оксана МИСИРОВА 24 – 25 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022«НОВАЯРА СТР. 26–27  Напомним, что сегодня есть два варианта урегулирования карабахской проблемы, условно — российский и западный. Россия, по сути, предлагает сторонам подписать мирный договор, в котором Карабах не упоминается, решение этой проблемы откладывается «на потом». Сроки этого «потом» не определены. О варианте, предложенном Западом, президент Путин напомнил так: он, дескать, просто фиксирует передачу Карабаха Азербайджану. Забыв добавить условие, изза которого этот вариант пока отвергает сам Азербайджан: после необходимой подготовки в спорном регионе проходит референдум, и Карабах сам определяет свою судьбу. В этом тоже есть масса деталей, о которых сторонам предстоит договариваться, например — могут ли в этом референдуме участвовать азербайджанские беженцы, которые жили когда-то в Карабахе и тоже считали его своей родиной. Еще пару лет назад можно было уверенно сказать, что армяне примут российский вариант, они всегда так и поступали. Сейчас в Ереване говорят о том, что больше Россия армянам не союзник. Напоминают о 44-дневной войне в Карабахе осенью 2020 года, когда Армения получила от России помощь в основном вербальную. И еще больше говорят об атаке азербайджанских сил на армянские города 12–13 сентября этого года. Тут уж, считают в Армении, Россия должна была прийти на помощь просто в соответствии с положениями ОДКБ, но ограничилась опять словами. В Ереване начались митинги уже под антироссийскими лозунгами, а общим требованием протестовавших был немедленный выход Армении из ОДКБ. Как Россия потеряла своего самого верного союзника, Армению, рассказывает политолог и политик Армен Оганесян. — Насколько это распространенное мнение сегодня в вашей стране — Армении нужно отпочковаться от России? — По крайней мере, это очень широкий консенсус. Есть, конечно, какие-то группы населения, у которых сохраняются иллюзии относительно того, что Россия — наш защитник, они, эти иллюзии, или инспирированы российской пропагандой, или эти группы имеют прямые связи с Россией. Но в целом в политической элите уже обсуждаются только сроки и степень разрыва с Россией. — И в парламенте уже есть такой консенсус? — В парламенте — нет абсолютно. До недавнего времени там был прокремлевский консенсус. Чтобы вы понимали нравы в нашем парламенте: фактически это базар, дело доходит до личных оскорблений и насилия, но в отношении того, что Россия для нас безальтернативна, до последнего времени было единое мнение. — В том-то и дело, что до последнего времени. Но теперь я вижу на улицах армянских городов совсем другое настроение. — Теперь и партия Пашиняна понемногу берет курс на отдаление от России, хотя и очень умеренный. Не отделение, а пока именно отдаление. Пока, например, в виде выхода из ОДКБ. Оппозиция при этом осталась на крайне пророссийских позициях. Там ведь и до этого критиковали партию Пашиняна с крайне пророссийских позиций, говорили о союзном договоре, о союзном государстве, требовали не питать иллюзий по отношению к Западу. Они в таком духе и продолжают, и даже более радикально, чем прежде. Так что в смысле внешнеполитического кредо это еще не разрыв с Россией, но тенденции такие уже есть. — Каждый раз, когда я разговаривала с армянами в последние годы, мне говорили: мы всё понимаем про Россию, но Карабах — это святое, только Россия поможет нам сохранить Карабах. — Сейчас я иногда вижу другую крайность. Есть люди, которые уже говорят: все, отдаем Карабах русским, пусть делают с ним, что захотят. Азербайджану отдать — это будут этнические чистки. А русские — они все равно уже там, пусть берут и сидят в Карабахе. Об этом можно говорить в шутку, а на самом деле, пока карабахский вопрос не решится так, чтобы это не вызывало ненависти ни армян, ни азербайджанцев, покоя здесь не будет. — А этот вопрос может так решиться? — Может. Сейчас Запад предлагает принципы достаточно адекватные. — Запад предлагает подписать мирный договор, по которому Карабах остается частью Азербайджана, потом провести там референдум. Первое не устраивает Армению, второе — Азербайджан. явления В Сочи прошли очередные переговоры между Арменией и Азербайджаном по поводу урегулирования в Карабахе, на этот раз — с участием России. Закончились они, как и прежние раунды — в Нью-Йорке и Праге, — декларациями и больше ничем. Президент Путин объявил, что из итогового заявления пришлось убрать какие-то пункты, но какие именно и по каким причинам — не уточнил. явлен И р и н а и н а Т У М А К О В А * Президент РФ Путина, президент Азербайджана Алиева и премьерминистра Армении Пашинян в Сочи Сергей Бобылев / ТАСС * Автор внесена Минюстом в реестр иноагентов. явления «ОДКБ — до свидания, причем сегодня» Армию нам надо строить не по лекалам ОДКБ, а по образцу НАТО. Так поступил Азербайджан: они взяли как пример Турцию — страну НАТО — и начали строить свою армию AP Photo / ТАСС СТР. 24–25  – Это действительно меры болезненные для меня как армянина, крайне болезненно они будут восприниматься и частью азербайджанского общества, но это гораздо ближе к решению проблемы Арцаха. Однако начинать нам нужно с того, чтобы обеспечить безопасность своей страны. Для безопасности есть три самых важных элемента. Первый — Вооруженные силы, которые находились бы на должном уровне, которые способны были бы обеспечить военный баланс между Арменией и Азербайджаном, а еще и Турцией. Не для агрессивных целей, а именно для предотвращения войны, чтобы не было такого террора в отношении Армении, который мы видим сейчас. Чтобы создать такую армию, Армении надо выходить из ОДКБ. И дело тут не в принципах. Если ты член какого-то военно-политического блока, то ни одна страна из другого блока не продаст тебе оружие, особенно высокотехнологичное. Через час это оружие будет изучаться российскими специалистами. И обучать наших военных не будут. То есть армию нам надо строить не по лекалам ОДКБ, а по образцу НАТО. Так поступил Азербайджан: они взяли как пример Турцию — страну НАТО — и начали строить свою армию. — В Армении такая мысль раньше никому не приходила в голову? — Что вы! Величайшей гордостью наших военных было, когда они в Москве заняли второе место в... как это называется? — Танковый биатлон. — Вот. В танковом биатлоне. Олимпийскими медалями у нас так не гордились, как этим вторым местом. Второй элемент нашей безопасности — это союзники. Речь идет не о том, чтобы быть вассалом какого-то государства, а о союзнических отношениях независимых стран, именно такие нужны для сохранения суверенитета и независимости Армении. И конечно, лучший вариант — это страны Запада. Но в таком виде, как в Восточной Европе, это невозможно по геополитическим, географическим причинам. Мы видим, как это происходит в Грузии. А мы каждый день находимся под ударом, надо эту проблему решать. Возможен военный нейтралитет Армении, но с заключением военно26 – 27 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022«НОВАЯРА СТР. 28–29  политических договоров с союзниками — с Францией, с Соединенными Штатами, с другими странами. И третий элемент безопасности Арме нии — интеграция в семью цивилизованных народов. Потому что чем больше страна интегрирована в цивилизованный мир, тем лучше она защищена. У нас уже есть договор на 3 миллиарда долларов европейских инвестиций на модернизацию страны, на приближение к европейским стандартам. В перспективе — до 7 миллиардов долларов. Американские инвестиции какие-то обещаны. Правда, в конце сентября приехала делегация из Москвы, примерно 250 человек, и предложила 1,7 миллиарда долларов со словами: ребята, зачем вам Запад, вот вам наши деньги. Они думали, что мы будем прыгать от радости. — Януковичу когда-то примерно за то же самое сулили 15 миллиардов. — Наверное, они по карте посмотрели, насколько Армения меньше Украины, и подсчитали. — Какая, по-вашему, роль должна быть у России в будущем Армении? — Для меня идеальный вариант — просто экономические и культурные отношения с Россией, поездки друг к другу и так далее. Но ОДКБ — до свидания, причем сегодня. По условиям на это нужно шесть или семь месяцев, но Никол Пашинян должен уже объявить об этом, чтобы это было сигналом западным странам, Индии, Китаю, Ирану. Из ОДКБ нам надо выходить просто сразу, сейчас, хотя переговоры с Россией по этому поводу должны быть максимально мягкими. И военно-политический договор с Россией сегодня отменять нельзя. Я хочу, чтобы он был отменен, но сегодня этого делать нельзя. Россия в раненом состоянии может на это отреагировать очень болезненно. Мы его отменим, конечно, но когда у нас будет боеспособная армия. — Как Армения рассчитывает обеспечить у себя эти три элемента безопасности — и одновременно отдалиться от России? Вы можете припомнить случай, когда современная Россия просто так кого-то отпустила? Помните, как Украина захотела евроинтеграции? — Нас уже пугают украинским вариантом. Причем дословно. — Уже? А как это? — Недавно я присутствовал на собрании сил, которые в соответствующих СМИ называют русофобскими, а на самом деле — прозападных. Там присутствовали и представители партий, и гражданские активисты, и политологи. И представитель одной из партий, стоящей достаточно близко к партии Пашиняна, напрямую и при свидетелях объявил: на столе у премьер-министра, как бы вы к нему ни относились, есть два варианта — или Беларусь, или Украина. Только «Беларусь» — без Карабаха и без Зангезурского коридора. Кем и зачем запускается такая информация, я не знаю, но сравнения с Украиной становятся в Армении предметом обсуждения все чаще. — Не очень оригинальная мысль. Она как минимум с 2008 года на слуху. — Несколько лет назад я был одним из основателей правой партии, и мы уже тогда критиковали Россию, выступали за выход из ОДКБ. Но отношение в обществе к этому было крайне негативным. Нас обвиняли в пособничестве врагу — Турции. Нас обвиняли в авантюризме, который приведет сначала к такой же ситуации, как в Грузии, а после 2014 года — уже и как в Украине. Третье — нам говорили, что если мы придем к власти, то политику будем вести такую же пророссийскую, потому что иначе в Армении невозможно. И поведение правительства Пашиняна подтверждает последний тезис. Я хорошо знаком со многими членами его кабинета, вплоть до совместных арестов в прежние годы. Среди них было много людей прозападных, видевших Армению цивилизованной страной, живущей по определенным правилам, к режиму Путина относившихся очень критически. — И даже они, хотите вы сказать, повели потом пророссийскую политику? — Вы сами всё видите. — То есть иначе в Армении действительно невозможно, если не хочешь получить «украинский вариант»? — А украинский вариант с нами уже начался. Для нас это — потеря Карабаха и пяти тысяч наших ребят, опустошение Шуши и Гадрутского района Карабаха. — Но вы не сказали, как Армения может отдалиться от России, избежав «украинского варианта». — Мы очень давно это обсуждаем. Раньше считалось, что это действительно невозможно. Но сегодня уже даже правительство Пашиняна признает, хоть и очень осторожно, с большими оговорками, что есть конкретное предложение Запада. Наконец-то — впервые за 30 лет. То есть такие предложения поступали и раньше неоднократно, они поступали и Левону Тер-Петросяну, и Роберту Кочаряну, и Сержу Саргсяну, но всегда это было непублично. А сейчас это уже публичное предложение. — Вы хотите сказать, что раньше Запад регулярно звал к себе Армению, предлагал дружить, а она отвечала, что, мол, нам и без вас хорошо, у нас Россия есть? — Именно так. Скажу вам больше: до недавних пор так отвечал и Никол Пашинян. — Еще в сентябре этого года на Восточном форуме в России он говорил о верности ОДКБ. — Не только там. В 2020 году во время 44-дневной войны, когда министры иностранных дел Армении и Азербайджана неожиданно для всех полетели в США, там была встреча на уровне президента. Так вот идею о европейских миротворцах в Карабахе торпедировал в первую очередь Никол Пашинян. Я думаю, что после такого поведения армянской элиты Запад решил, что она неблагонадежный собеседник. — Что изменилось с тех пор, чтобы Запад снова обратился к Армении? Судя по репликам Пашиняна на упомянутом Восточном форуме, ничего. — Поэтому Запад начал разговаривать не с элитой, а с гражданским обществом. А оно в Армении есть. Конечно, Армения — все тот же постсоветский гибридный тип государства. И меня много раз задерживали во время политических акций, причем не на пару часов, а на сутки и больше. Тем не менее Армения всегда была гораздо более политически свободной страной, чем Россия после Ельцина. Здесь никогда и никого не притесняли за связи с Западом и вообще за демонстрацию политических, религиозных и любых других убеждений. Есть, конечно, пропаганда против Запада, но есть и альтернативные точки зрения в СМИ. В конце сентября приехала делегация из Москвы, примерно 250 человек, и предложила 1,7 миллиарда долларов со словами: ребята, зачем вам Запад, вот вам наши деньги. Они думали, что мы будем прыгать от радости – Правильно ли я поняла, что на вопрос, как отдалиться от России без большого ущерба, вы отвечаете — с помощью Запада? — Первые шаги, конечно, мы сможем сделать с помощью Запада. Для нас главное сейчас — не блокировка России. Этим сейчас, я думаю, успешно занимаются украинцы и их западные союзники. Для нас главная проблема — блокировка Турции и Азербайджана. Что касается проекта под названием «Российская империя»... Конечно, было бы лучше, если бы гражданское общество в России осознало гибельность этого имперского пути. Но в России гражданское общество слабое, а в Армении оно всегда было, даже при Серже Саргсяне. Наверное, это прозвучит не очень приятно для моей страны, но большую роль здесь играет и коммерческая составляющая. Без финансовых вливаний Запада, при всей нашей близости к России, Армении пришлось бы очень плохо. Но в разные годы, особенно после кризиса 2008–2009 годов, в Армению каждый месяц приходило по 50–70 миллионов долларов под разными соусами. Для России это небольшие деньги, но для Армении это была возможность как минимум вовремя платить зарплату бюджетникам. И это поддерживало режим Сержа Саргсяна. То есть в Армении никогда не было «Берлинской стены» с Западом. И с Грузией у нас открытая граница, свободно можно ездить, многие покупают недвижимость в Батуми, инвестиции какие-то делают. у А я А д явления «ОДКБ — до свидания, причем сегодня» AP / TASS Премьер-министр Армении Никол Пашинян на 77-й сессии Генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке СТР. 26–27  28 – 29 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022«НОВАЯРА Я хочу сказать, что Армения, несмотря на ее близость с Россией, никогда не была «Беларусью». У нас есть часть общества, которая по-другому видит будущее и старается влиять на правительство. Например, есть партии, движения, деятели, которые стараются помогать правительству Никола Пашиняна. Я очень критично отношусь к его власти, к его партии, но если зайдет речь о независимости страны, о ее праве решать свою судьбу, я просто пойду и встану туда, куда надо будет встать. Так это и происходит в армянском обществе. Поэтому, думаю, будущее у нас есть. — И вы уже видите это будущее без России? Может быть, сначала все-таки стоит заручиться какими-то гарантиями поддержки других союзников? А то пока ситуация выглядит так, будто на практике рядом с Арменией никого нет, кроме России. — Эта теория безысходности, безальтернативности России для Армении выглядит иногда даже правдоподобно. Но мы оцениваем то, что происходит с нашей страной даже не с 2020 года и не с 2018-го, а гораздо раньше — с 2011–2012 годов. Потому что именно тогда Кремль взял курс на укрепление отношений с Турцией и Азербайджаном. Поставлял Азербайджану оружие — фактически против Армении. При этом во многих предложениях российского министра Сергея Лаврова в адрес Армении звучала эта идея безальтернативности. Результат — то, что мы сейчас видим. — Россия вам скажет: пока мы были сильные и богатые, вы с нами хотели дружить, а теперь мы под санкциями — и нас бросаете даже вы. — Во-первых, даже если бы это было так, это было бы нормально, никаких комплексов по этому поводу я бы не испытывал. Во-вторых, если бы не эта евразийская бацилла, эта славяно-тюркско-китайская идеология, этот бред «новой цивилизации», вечного противопоставления себя Западу, если бы эта идеология не победила в России при Путине, мы бы, конечно, ругали друг друга, были бы недовольны друг другом, но сохраняли бы союзнические отношения. А на таких, как я, показывали бы пальцем как на экзотическое меньшинство. Но тоталитарные тенденции внутри России отражаются и на ее внешней политике, на отношении к странам, которые Россия считает вассалами, будь то Беларусь или Армения. И теперь в Армении наши идеи разделяют сотни и сотни тысяч людей. И это результат не публицистики какого-то там Армена Оганесяна. Это результат работы одного выдающегося политического деятеля — Владимира Владимировича Путина. Для распространения наших идей и наших подходов в Армении он фактически сделал больше, чем мы могли себе представить. — Россия иногда упрекает своих бывших партнеров, союзников, соседей по СССР: «мы тут вам все построили». С Арменией ситуация все-таки другая: за электроэнергию, которую Россия давала Армении в долг после землетрясения, у вашей страны забрали довольно много собственности. Почему я не вижу, чтобы этот момент в армянском обществе как-то обсуждали? — Чувство вины, которое испытывает ничтожное количество российской интеллигенции по отношению к соседним народам, не присуще русскому народу как таковому, а уж тем более военно-политической элите. С точки зрения военно-политической элиты России, вашей стране все что-то должны. Все. — Поэтому, хотите вы сказать, это и обсуждать бесполезно? — Конечно. Ориентироваться на отношение русских к нам — это вход в Зазеркалье, в мир, где реальность искажена национальной мифологией, которая вырабатывалась двести лет. Нам в этой мифологии не место. Пусть в России думают о нас что хотят. Да, мы плохие. Главное, чтобы Армения была свободна и независима. — Как вы объясните это не Кремлю, а собственным избирателям, которые смотрят российское телевидение? Оно ведь до сих пор работает в Армении? — Отключение российских телеканалов было одним из открытых призывов к обществу и правительству на том собрании, о котором я говорил. И там же звучало требование, чтобы Армения вышла из ОДКБ немедленно. — Может быть, в таком узком кругу это и звучало, но претензий к российскому телевидению я в Ереване не слышала. Наоборот — молодая женщина, работающая в правозащитной организации, с удовольствием и явным одобрением цитировала мне российские новости. Может быть, у армян действительно эта любовь к России, благодарность к ней уже в крови? — У армян, безусловно, есть русофильство в крайних формах. Есть люди, которые говорят, что 1813 и 1828 годы, Гюлестанский и Туркманчайский договоры, — это расцвет армянского народа, его счастье, Россия спасла Армению. — И особенно в 1920-м и 1921-м. Уж спасла так спасла. — Да-да. Но даже если кто-то упоминает, что Московский и Карсский договоры ужасающи для Армении, кто-то другой обязательно скажет: да, это было нехорошо, но в целом-то мы выиграли. — То есть не действует до конца телевизор? — Социологи говорят, что крайняя форма поддержки России в Армении сегодня — максимум 17–18% населения. По нашим меркам, это очень мало, потому что было-то не так давно больше 60%. — Ваши коллеги, политологи, говорят, что все слои общества в Армении инфильтрованы российскими агентами влияния, просто шагу не ступить — везде по агенту. Это конспирология? — Нет, это правда. Россия много для этого сделала за последние десятилетия. С этим Армения могла бы справиться в 2018 году, если бы правительство Пашиняна объявило люстрацию. Как это было в Чехословакии: все члены компартии, занимавшие такие и такие должности, на 10 лет не имеют права избираться или занимать определенные должности. Речь идет не о репрессиях, а о частичном ограничении для таких людей каких-то прав. — Где вы столько народу набрали бы на замену? — Это одна проблема, а вторая — в том, что в кабинетах у нашей госбезопасности висят портреты Дзержинского. Они празднуют день чекиста... Когда он? — Кажется, 20 декабря или 21-го, не помню. — Вот они его празднуют. Они пенсию получают из Москвы за советский период. То есть работой, связанной с люстрацией, должны бы заниматься спецслужбы, но наша национальная служба безопасности — это филиал российской ФСБ. Это авангард российской власти в Армении. — Армении, наверное, нужен свой Саакашвили? — Я бы так сказал: нам нужны радикальные реформы. Многие воспринимают Саакашвили в первую очередь как демократа, а это ведь иллюзия, он ярый государственник. И многое из того, что он делал, для меня неприемлемо. Но радикальные реформы нам действительно нужны. А Саакашвили — государственный деятель, который все-таки воссоздал грузинское государство, пусть даже без Абхазии и Южной Осетии. Когда избирали Никола Пашиняна, я думал, что его идеал — это именно политика Саакашвили. Но мы увидели в итоге абсолютное неприятие каких-то институтов и огромный страх перед русскими. Страх перед русскими его просто сковал. Ирина ТУМАКОВА Эта нелегкая легкая промышленность В чем мы будем ходить, как спецоперация и санкции повлияли на индустрию одежды и спасет ли нас параллельный импорт? Объясняет специалист Руслан ШАМУКОВ / ТАСС 30 – 31 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022 СТР. 32–33  явления В а л е р л е р и й Ш И Р Я Е В — Андрей, в чем состоят твои обязанности сегодня? — Обязанностей по контролю очень много. Партия за партией поступают с самых разных фабрик пошива, и российских, и иностранных. Материал сейчас часто идет из Казахстана, шьют больше на юге России. В том числе приходится лично проверять соответствие параметров товара банальной рулеткой (смеется). Бывают в жизни вещи неизменные. После исследую качество, приходится и выбраковывать. Сейчас, например, очень много завозят джинсов. — А были ли у нас когда-нибудь настоящие джинсы из США, а не Вьетнама? — Весь мир уже успел привыкнуть, что классические клетчатые ковбойские рубашки шьются в Пакистане, Камбодже и Вьетнаме. Но когда Трамп заявил, что будет возрождать Америку, там действительно начал развиваться свой пошив. Есть целые сайты по продвижению и продажам обуви, джинсов и другой одежды, целиком созданных в США. Там все очень дорого, от 150 долларов за самые немудреные вещи. Российский потребитель покупал такие вещи чаще на eBay, к нам в магазины они редко попадали. Были у нас очень небольшие магазины «для своих», где подобную одежду выставляли по цене еще дороже, чем на американских сайтах. Но там счет продаж буквально на штуки шел, дольше года такой бизнес, как правило, не жил. — А почему приходится создавать крупные сервисы ОТК при параллельном импорте? — Все главные процедуры контроля товар должен проходить на фабрике. Но при параллельном импорте это отнюдь не гарантировано — сам бренд за качество в этом случае не отвечает. Если же ты получаешь контейнер от незнакомого поставщика, то все тяготы с браком и возвратом в дальнейшем лягут на магазин. Отдельные случаи проблем не создадут, а если брака много? Отличие нашего времени от эпохи «челноков» состоит в том, что даже нелегальный ввоз — сфера серьезного, организованного бизнеса. Сейчас уже не 90-е годы, и посредник в этой схеме получает от закупщика лишь 30% стоимости товара. И только после нашего ОТК он может рассчитывать на полную оплату. — А где же теперь покупать хорошие вещи средней категории? — Все, кто громко хлопнул дверью, вроде H&M, Zara или Massimo Dutti сейчас негласно возрождают у нас свои продажи под другими вывесками. Это речь о брендах среднего и высокого класса. А недорогие, вроде New Yorker, вообще не уходили. Чтобы понять разницу возьмем джинсы как универсальное мерило: в New Yorker — тысяча рублей, а в Massimo Dutti в прошлом году — от пяти тысяч. — И кто остался? — Например, старейшая отечественная компания Gloria Jeans. У них в Краснодаре огромное производство, я там бывал. Польские фабрики тоже никуда не ушли из России, только набери на OZON — десятки страниц выскочат. Да им и деваться некуда — на Запад у них много продавать не получается, не нужна там их одежда. Хотя они и считают себя чуть ли не второй экономикой Европы, на традиционных рынках Старого Света польские швейники закрепиться не могут. — Что-то резко поменялось на рынке после 24 февраля? Нас теперь ждет убогий ассортимент? — Никаких серьезных изменений нет абсолютно. Например, на рынке джинсов брендовые магазины вроде GESS или Levi`s перекочевали в мультибрендовые магазины типа «Джинсовая симфония». И прежде для них в большинстве случаев шили в Турции, а теперь там же стали заказывать еще и подделки для совсем уж небогатых покупателей. И так по всему спектру, начиная от нижнего белья. После официального ухода мировых брендов активизировались попытки развивать новые чисто российские бренды. Уж не знаю, дизайнеры там особые или условия бизнеса, но все их изделия значительно дороже среднего по рынку. Гораздо увереннее себя чувствуют такие российские компании, как псевдонемецкая Thomas Munz, которые давно уже на рынке. FINN FLARE вообще себе легенду сочинили, что они финны и шьют аж с 1965 года. Такие фирмы используют ситуацию формального ухода иностранцев из России, но прочно стоят на ногах и привыкли долгими годами сражаться за покупателей в серьезной конкуренции. Шьют такие компании вовсе не в России — кто в Молдавии, кто в Турции, кто в Китае. И постоянно находятся в поиске более выгодных и удобных условий на разных площадках и в странах, это очень гибкий бизнес. Есть, впрочем, и отечественный пошив. Герой пьесы Брагинского и Рязанова «Сослуживцы» (позднее ставшей фильмом «Служебный роман») с иронией называл швейную и обувную индустрию легонькой промышленностью. Коммунисты действительно относились к ней легковесно, и одевались люди уныло. С приходом рынка швейники и торговцы набрали силу, одели и обули народ. Заодно индустрия породила сложные проблемы. И после 24 февраля облегчения, мягко говоря, не наступило. Сегодня мы публикуем интервью с опытным экспертом, прошедшим долгий путь от одного из ведущих дизайнеров мягкой игрушки в 90-е годы (сшил он и плюшевого жирафа Самсона, бывшего в свое время символом «Новой газеты») до главы крупного отдела технического контроля, через который проходят партии одежды по параллельному импорту. В Совете Федерации уже создают реестр недружественных правообладателей интеллектуальной собственности. Но пока несанкционированное использование чужих брендов выпускнику Московского технологического института легкой промышленности кажется как минимум неприличным — так воспитывали. Поэтому фамилию его, во избежание серьезных проблем на работе, я не раскрываю, хотя и учился с ним в одном классе. Да что там! За одной партой сидели. Руслан ШАМУКОВ / ТАССРу Можно вспомнить псевдоитальянскую Tervolina. У них производство в Курске, я там тоже бывал. Сначала собирали из итальянских заготовок. Но вот доросли уже до самостоятельного производства. Тот же Ralf Ringer шьет во Владимире и Зарайске. Могу ими гордится, ребята из моего института. Конечно, на российское производство влияние оказывает зависимость от технологий. Модно сейчас на большой подошве носить — сдирают подчистую модель Balenciaga, на том и останавливаются. Все девушки и ходят в их белых и розовых сапогах с характерными резинками и ремнями. Хотя большинство наших дизайнеров умеют разрабатывать оригинальные изделия. Полная копия с чужой модели до недавнего времени не допускалась, компании сразу получали претензии. Необходимо было вносить изменения: вместо дырок для шнурков ставили крючки и так далее. Но ключевые по сложности изделия все равно покупают у китайцев — и наши, и иностранцы. Если заказывать оборудование для литья подошвы, Китай сразу предлагает очень недорого целый ряд форм. Выбираешь из каталога, как конструктор. Но стоит тебе внести от себя оригинальную деталь (предположим, букву А по периметру подошвы), как изготовление формы сразу потребует на разработку от 10 тысяч долларов, а часто и 100 тысяч. Поэтому по всему миру все заказывают одно и то же — готовая заранее железка для литья стоит 20 долларов. — Я недавно обнаружил в провинции отечественные обувные компании, которые очень много шьют из натуральной кожи. — Представь себе, у нас это проще, чем во многих странах-конкурентах. Процесс производства и выделки кожи относится к сельскому хозяйству. В СССР в свое время сделали ставку на заводы, производящие кожзаменители. Модная нынче экокожа — тоже заменитель, полностью импортный. А натуральная кожа большого сбыта не имела, в перестроечные годы ее, бывало, вообще выбрасывали. У нас ведь и традиции кожаной обуви толком не сложились. Рынок многое вернул на место, научились постепенно все делать. Есть сегодня и фабрики по выделке, есть и специалисты. Важные районы развития кожевенного и мехового производства — Татарстан и Северный Кавказ, объемы впечатляющие. Я в прошлом году столкнулся с тем, что выделанную меховую деталь под заказ можно было купить по 250 рублей — в любой цвет на месте покрасят. у с лан ан н ан н ан н ан н ан н ан н ана ШАМ АМ ШАМ АМ ШАМ АМ М ШАМ М ШАМ АМ ШАМ АМ М ШАМ М ШАМ А ША А ША А ША А ШАШ УКО О УКО КО УКО О КО УКО О УКО О К УКО О УКО О КО О К УК К УК К УК К УК К У В / / ТАС С ТАС С ТАС С ТАС С ТАС С ТАС С Т С Эта нелегкая легкая промышленность СТР. 30–31  явления AP / TASS 32 – 33 32 – 3 Валерий ШИРЯЕВ «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022 — Признаем, что мужчинам в массе все-таки не настолько важно, что они будут носить. А что ждет женщин? — Многие бренды перенесли магазины в интернет. Покупают их наши торговцы в тех же самых странах, из которых фирмачи завозили для торговых залов раньше. Это, собственно, и есть тот самый параллельный импорт. Это делается так. Наш бизнесмен заказывает тот же самый контейнер, но приходит он не в Москву или Финляндию, а в Казахстан или Армению. Там же растаможивает в рамках общего рынка и везет в Россию. А продает уже не на арендованных площадях, а в Сбермаркете. Таким образом к нам попадают кроссовки буквально всех компаний и коллекций. А местные торговые площадки вроде OZON еще и скидки немалые дают — ведь всем брендам кровь из носу надо сбыть модели прошлого сезона, и наш рынок для этого самый подходящий. При этом все одежные бренды выпускают одновременно и дорогие вещи и негласно находятся в кооперации с изготовителями подделок своих же моделей. Конечно, английский пошив New Balance будет там стоить намного дороже, чем раньше. Но вы его все равно купите. Не только в провинцию, но и в крупные города стало поступать много женской одежды из Белоруссии. Хотя в супермаркеты они пока не проникают. Во многих небольших городах, где всего один торговый центр, начали продвигать малоизвестные ранее широкой публике отечественные бренды, вроде «Ивановского трикотажа». Но там предстоит очень большая работа по модернизации. Всем этим бизнесменам надо избавиться от дурновкусия и провинциализма в худшем понимании, если они хотят добиться успеха. Не просто старое оборудование должно уйти — старое поколение управленцев должно уступить место. Среди них до сих пор живет убеждение — «И так возьмут!» Ставку делают на относительную дешевизну. Так что женщины без одежды массового сегмента не останутся, но, возможно, придется привыкать к новым названиям. Начался параллельный импорт. Многие знакомые бренды начали размышлять, как бы остаться в России под другими названиями. Ожидается большой наплыв из Турции, с ней отношения выстроились хорошие. — А сколько составлял импорт одежды и обуви в прошлом году? — Очень много смешанных производств, непросто посчитать. Лично я оцениваю чистый импорт в три четверти рынка. Это очень хороший кусок, за него будут биться независимо от политической ситуации. — И вытеснить импорт, как хотели бы в правительстве, российский бизнес не сможет? — Отечественные производства развиваются, но процесс непростой. Традиционные фабрики, о которых я уже говорил, расширяться скорее всего будут, но очень осторожно. А новички отрасли не знают, им все кажется просто. И на конечном этапе сразу начинают завышать цену. Качество у таких неофитов неплохое, но стоимость для рыночной неадекватна. И это вовсе не связано с дороговизной рабочей силы, арендой, налогами. Просто новые производства «времен спецоперации» стремятся сразу к сверхприбыли, они пытаются проскочить этап освоения. Но это невозможно, чудес не ждите. Как это бывает? Наскребли на аренду, включили ее в цену. Покупатель спрашивает о скидке — нет, это новая коллекция. А рядом китайские вещи висят точно такие же, на 60% дешевле. Вот кто понимает в торговле, учитесь! Это же очень высококонкурентный рынок. — А может в условиях, когда уходят крупные компании, возникнуть монополия? Предположим, государство создаст для кого-то преимущественный режим. — Исключено. Идею монополии уничтожает сам потребитель. Он постоянно ищет «точно такой же халат, но с перламутровыми пуговицами». Такова природа человека. Этот бизнес настолько изменчив, что даже небольшие стартовые затраты могут обернуться на рынке преимуществом и прибылью. Нефть течет десятилетиями примерно одного качества и состава. А если у тебя тысячи позиций, которые каждый сезон обновляются, никакая диктатура не в силах создать монополию. — В связи с развитием легкой промышленности обнаружилась нехватка персонала, который умеет работать с современным оборудованием. Отчего вдруг? — Это целый исторический процесс. Поскольку вся одежда и обувь с 1992 года покупалась за границей, в России умерло все профессиональное обучение. Сегодня все швеи и операторы — это очень далеко за тридцать в самом лучшем случае. И вдруг стало понятно, что в отрасли можно неплохо заработать. Сюда идут капиталы, созданные в других местах. Начинают считать: покупаем материал, швейное оборудование, нанимаем рабочих. Все сходится на прибыли в 40%. Желающих немало. Способствует этому и сама мода. Одно дело шить классический костюм, где на груди восемь слоев подкладки под специальные технологии — тут без серьезного обучения и практики невозможно. А если ты делаешь спортивные худи с капюшоном, спортивные штаны или сарафаны, можно и малограмотных нанять. С этого и начинается представление о несложном производстве и убогом рынке. Берешь ткань по 100 рублей, 3,5 метра уходит на костюм, за пошив — 100 рублей. Плюс нитки и резина, итого — 500 рублей за все. Шьется костюм худи в течение часа, а продаешь ты его за 4500 рублей. Но, опасаясь за свои деньги, за организацию производства берутся люди, ничего не понимающие в специфике. Вопрос в доверии к профессионалам. Вот конкретный случай — две девушки приехали покорять Москву из Ростова. Родня строит очень крупные спортивные сооружения, деньги у них есть. Арендовали площади в Подмосковье, но пока разобрались в ценах по всей цепочке, работали в убыток. Экономии ради наняли женщин из Киргизии. И тут вдруг выяснилось, что значительная часть рабочего дня уходит на разговоры с родственниками по мобильной связи и чаепитие. И шить толком не умеют, надо переобучать. — Получается, что особых условий для местного производства спецоперация не создала. — Оживились те, кто и раньше имел заказы от армии. Те, кто раньше шил 500 комплектов формы по договору, теперь получили план на год. Внутри заказа на 500 комплектов они все тщательно рассчитывали и разбивали производство по размерам — столько 48-й, столько 50-й, столько 52-й и так далее. А при большом заказе они месяц шьют один размер, следующий месяц другой — это очень все упрощает и удешевляет. Для пошива стандартной армейской «цифры» ученикам кадетских корпусов (два кармана на груди, два снизу, два на плечах на потаенных пуговицах, стяжки на поясе и внизу, супатная застежка, отстрочной стоячий воротник и такие же брюки) меня просили найти производство, которое взяло бы 40 рублей за пошив одного комплекта. При этом готовый комплект с производства выходит за 3000 рублей по себестоимости. Он шьется два с половиной часа полностью или два часа пооперационно, там чистые трудозатраты по рынку не менее 600 рублей. Какого он качества получится при таких раскладах, сам представь. Вот так воруют на пошиве формы. — Веришь ли ты в перспективы отечественного производства? — Слишком много деталей, итог сейчас трудно предсказать. Но главное понятно. Да, параллельный импорт несколько дороже прямого, это твой шанс развить конкурентоспособное производство в России. Но ты же не гвозди продаешь. У этого бизнеса есть важное скрытое условие, которого новички поначалу не чувствуют. Ты предлагаешь вещи, которые люди потом на себе носить будут. Поэтому, помимо азарта и жажды прибыли, ты должен полюбить то, что конструируешь и шьешь. Чтобы конкурировать с параллельным импортом на рынке, твоя продукция тебе самому должна нравиться. А за этим простым условием стоит столько мелочей, что без профессионалов ты обречен. А вот их-то и не хватает. Змей Горыныч идет на Мариуполь Петр САРУХАНОВ На поддержку проектов по культурному осмыслению СВО выделен миллиард. Мы изучили заявки певцов спецоперации. Какие таланты! явления 34 – 35 34 – 35 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022 Татьяна Навка, Юлия Барановская, Арам Габрелянов, Владимир Соловьев — среди участников проектов, получивших поддержку Президентского фонда культурных инициатив (ПФКИ), можно обнаружить очень знакомые фамилии. Итоги четвертого специального грантового конкурса 2022 года Фонд объявил на днях, и по этому списку можно понять очертания культурного пространства, которое угодно власти. В самом деле, на фоне создания новых реестров запрещенного искусства, которые, конечно, стимулируют расцвет андеграунда, но сильно истощают культурный слой внутри страны, крайне любопытно было бы понять, что государство желает видеть взамен. Когда книжки нелояльных окончательно лягут под прилавок — с чем мы останемся и какую грядку чиновники готовы щедро поливать деньгами? Мы изучили списки победителей, а также заглянули в реестр аутсайдеров — он наглядно свидетельствует о том, что проросло вокруг этой грядки. Конкурс был не простой, а специальный. Тема ожидаемая: «Культурная интеграция ЛНР, ДНР, Херсона и Запорожья в единое культурно-историческое пространство». Темп, с которым творцы готовы рефлексировать на актуальную тему, поражает: салюты по поводу «собирания земель» только отгремели, а на конкурс уже были присланы три тысячи заявок на 30 млрд рублей. Экспертный совет (в его составе, например, Игорь Матвиенко, Сергей Безруков, Эрнест Мацкявичус) оценил борьбу хорошего с лучшим — и выбрал 143 проекта почти на миллиард рублей. Всего за 2022 год фонд распределяет 8 млрд, которые получает в виде субсидии. Сначала лидеры. Рекордный грант — 109 млн рублей — получит АНО «Экспертный институт социальных исследований». Основным видом деятельности организации, согласно ЕГРЮЛ, являются научные исследования и разработки в области общественных и гуманитарных наук, но денег она получит не на научную деятельность, а на песни и пляски: проект-победитель называется «Фестиваль Русское лето. ZaРоссию». Создатели сулят «массовый народный праздник для всей семьи патриотической направленности». Проект был подан в категории «Культурный код. Усиление цивилизационного влияния Русского мира». Цивилизационно влиять организаторы собираются на жителей 17 городов России, от Калининграда до Улан-Удэ, а также — поселка Агинское Забайкальского края. Состав агитбригады описан туманно: «известные музыканты, успешные поэты, спортсмены — патриоты своей Родины, и в процессе выступлений они выражают свою любовь и преданность России»; из цитат в описании можно понять, что не обойдется, вероятно, без «Пилота» и «СерьГи». Этим летом ЭИСИ уже проводил аналогичные шоу в разных городах, оба раза получая поддержку фонда — на 48 и 51 млн. Теперь, очевидно, хочет повторить. В этом же году организация получила по госконтракту 95 с лишним миллионов рублей от «Росконцерта» на проведение того же марафона «Za Россию». Напомним: речь о том самом марафоне, в котором участвовал целый список попи рокисполнителей, артистов и поэтов, заявивших о своей поддержке спецоперации. В их числе оказались «Ума2Рман», Дмитрий Певцов, депутат-шансонье Денис Майданов, Олег Газманов, Григорий Лепс и другие. АНО ЭИСИ зарегистрирована в 2017 году, «Коммерсантъ» утверждал, что контора создавалась как экспертная площадка для администрации президента, и одна из ее задач — мониторинг регионов, где готовятся выборы. Председатель попечительского совета ЭИСИ — один из лидеров «Единой России», бывший спикер парламента и бывший министр внутренних дел Борис Грызлов. Организации принадлежит интернет-газета «Взгляд», которая пытается сочетать ультрапатриотизм с деловым стилем изложения. Не пеньем единым. На втором месте по сумме гранта — Центр развития культурных инициатив, учрежденный «Росмолодежью», который по заказу «Роспатриотцентра» проводит в Крыму форум «Таврида.Арт». Почти 45 млн от фонда он получит на «Недели Тавриды в Москве»: выставку «Без границ. Художники Донбасса», «Шоу резидентов», ярмарку «Арт.Молодость» и премию «Легенды Тавриды». Миссия проекта, по версии авторов, совпадает с «манифестом «Нас не отменишь». Очевидно, подразумевается одноименное творение группы юных дарований, исполненное в августе на крымском форуме, с весьма патриотическим, но не очень складным текстом: «Хватит нас уничтожать, в самом деле, по своим клише Россию мерить». Почетное третье место занимает ООО «Агентство «Полилог», которое за 36 с лишним миллионов проведет курсы для 65 журналистов из «ДНР» и «ЛНР». Курсы пройдут в Москве, Ростове-на-Дону, Луганске и Донецке, а проведут их Арам Габрелянов, Владимир Соловьев и гендиректор АНО «Диалог» Владимир Табак. Планируется, что за девять дней участников обучат создавать контент «для продвижения государственной повестки и работы с информационными вызовами, связанными с проведением специальной военной операции и последующим процессом интеграции народов России и республик для изменения общественного мнения и повышения доверия к действиям и решениям органов власти». К сожалению, детализации бюджета проектов в открытом доступе нет, так что выяснить размер гонораров спикеров не удалось. Основным видом деятельности агентства «Полилог» является консультирование по вопросам коммерческой деятельности и управления. Впрочем, согласно ЕГРЮЛ, в его анамнезе чего только нет: от издания газет до подачи напитков. На сайте компании она честно названа PR-агентством, владелец — политтехнолог Олег Карпилов. В портфолио — работа с крупнейшими госкомпаниями. Еще один проект в околомедийной сфере носит звучное имя «Неоруэлл». Автор — ООО «Интариа» журналиста Михаила Шахназарова («Русская служба новостей», «Царьград», «Известия», Life, Russia Today). Из последних высказываний Шахназарова: «Бесы не должны играть бесов!» (о Чулпан Хаматовой на рижской сцене), «Покровскому нужны деньги на расширяющие сознание продукты» (о позиции лидера группы «Ногу свело!»), «В детство впал!» (о высказываниях Андрея Макаревича*). Цель проекта, на который компания Шахназарова получит 24,3 млн, сформулирована не менее емко: «Формирование пула новых лидеров мнений в срок до декабря 2023 года». Как именно будет достигнута эта амбициозная цель в такой жесткий срок, из описания проекта не совсем ясно, указано лишь, что «особое внимание будет уделяться поддержке внутренней и внешней политики государства, обоснованию справедливости наших действий». Т а т ь я н а Б Р И Ц К А Я * Внесен Минюстом РФ в список иностранных агентов. СТР. 36–37  А вторы, судя по тексту, планируют соорудить некий интернет-ресурс под названием «Неоруэлл» (трудно понять, будет это сайт, канал или медиа, что за контент он будет публиковать и почему его авторы должны стать «лидерами мнений»), который станет «базой для поиска новых молодых российских лидеров и сыграет роль социального лифта». В качестве обоснования актуальности авторы находчиво напоминают про выборы-2024 — мол, нынешняя молодежь станет на них ключевой силой. На этом фоне 14,4 млн рублей, которые получит «Навка Шоу» на постановку мюзикла на луганском льду, кажутся вполне невинной суммой. Там хоть результат будет осязаемым. Правда, неясно, когда: в интервью Татьяна Навка заявила, что не уверена в дате: «Конечно, мы будем смотреть и отталкиваться от того, когда все будет безопасно. Предположительно, все получится в следующем году». Отметим, согласно данным «СПАРК», супруга пресс-секретаря президента не является ни владельцем, ни руководителем компании-заявителя, она принадлежит сестре фигуристки. Кстати, шоу не станет премьерой — оно уже гастролирует по Сибири. Еще один проект-победитель (почти 20 млн) замечателен тем, что, если верить описанию, разработан по инициативе и под личным кураторством Рамзана Кадырова. Глава Чечни и прежде не был чужд прекрасному: недаром его дочь Айшат с 22 лет трудится на посту министра культуры республики, а уже через два месяца после назначения получила звание заслуженного работника культуры ЧР. Проект, хоть якобы и придуман Кадыровым, подан от скромного республиканского отделения «Российского союза сельской молодежи», а называется вполне в ориентальном стиле: «Сыны Чечни на страже Российской державы». В деталях все скромнее: авторы хотят заказать местному художнику Яхиханову портреты 12 чеченских воинов разных веков, написать их биографии и устроить выставку — виртуальную и офлайн. Список избранных героев, правда, не раскрывается, но, судя по перечислению самых героических чеченцев, без наших современников не обойдется: «от Георгиевского кавалера Арцу Чермоева, Героя Советского Союза Мавлида Висаитова — до Героя России Адама Делимханова, обратившего в бегство нацистов «Азова» (запрещен в РФ и признан террористической организацией). Есть среди победителей и весьма курьезные на вид прожекты. Например, за 10 млн ярославское АНО «Лига хранителей наследия» (директор — бывший мэр Ростова Великого Шевкопляс) собирается снять патриотические ролики «Иван Васильевич. Zа Россию». Имеется в виду, упаси боже, не кровавый царь, а его комедийная версия. Снимать парафраз гайдаевской ленты будут в Ростовском кремле, описание трудно поддается пересказу, процитируем: «Взятая за основу матрица всенародно любимого фильма «Иван Васильевич меняет профессию» идеально подходит как для позитивного переутверждения национальных «стереотипов» в новом контексте, так и для пропускания некоторых тенденций, привнесенных извне, через наш национальный фильтр, но в легком, ироничном ключе, что необходимо для успешного воздействия в первую очередь на молодежь». Не обошлось и без Донбасса: замахнувшиеся на Гайдая обещают своим творением «совместить Русский мир в Донбассе с российскими смыслами, сблизить понятия «русское» и «российское» на освобождаемых территориях ДНР и на Украине, где вещают телеканалы наших партнеров в ДНР». Еще одна нетривиальная заявка из Тольятти — от организации «Святорусское богатырство» (руководитель — иеромонах Феоктист Петров). За 10 млн «богатырство» собирается на ладье добраться до Мариуполя «для проведения Праздника Состязаний, Игр и Забав «Богатырская Силушка» и устройства Донбасской Богатырской Заставы». Авторы обещают катать всех желающих по морю на Змее Горыныче, чтобы «преодолеть плоды ы, по руют й инод наруэлл» ь, будет ли медиа, он будет пуему его авторы лидерами мнестанет «базой для олодых российских ает роль социального тве обоснования актунаходчиво напоминают 4 — мол, нынешняя молоних ключевой силой. не 14,4 млн рублей, которые аШоу»напостановкумюю не ет р--р-р-реи зт-т но ря и а о юЗмей Горыныч идет на Мариуполь СТР. 34–35  Татьяна Навка Владимир Гердо / ТАСС 36 – 37 36 – 37 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022 диверсионной пропагандистской работы СМИ Украины и Европы». Главный чудо-богатырь иеромонах Феоктист на сайте своей организации представляется «автором проекта кровеносносолнечной системы внутреннего туризма России «100 Богатырских Застав», руководителем самарского областного кинологического центра «Святорусский Вой», независимым исследователем белых пятен истории Древней Руси, командором международной экспедиции «Хождение из Руси в Сербску землю». Иеромонах — бывший настоятель тольяттинского мужского монастыря, а ныне — фронтмен рок-группы «Феофорос». В Самарской области он построил своего рода диснейленд по мотивам истории Древней Руси. За последние полтора года в третий раз подает заявку на грант ПФКИ, но впервые добился успеха. Предыдущие заявки — «Путешествие журналистов в Древнюю Русь» и фестиваль «Рок за Отечество» — были отклонены. Не повезло и «Березовым снам» — проекту оренбургского конного клуба, суть которого была изложена в стихотворной форме. Стихи вышли не очень складными: «Земля снегов и лебединых облаков, / Земля березовых закатов, / С печалью светлой / молча смотрят на меня России синие глаза». В детали увлеченные поэзией организаторы не вдаются, отделавшись загадочным: «Основная творческая идея проекта, все остальное, мероприятия, проводимые в ходе реализации проекта, будут его инструментами». Видимо, члены жюри так и не постигли, как конный клуб собирается увековечить память белгородцев, погибших на Донбассе (такова цель проекта), и в финансировании отказали. Отказ получил и проект ООО «ПолитРаша» (учредителя одноименного СМИ), которое решило организовать тур группы «Наши». Не иначе как по совпадению лидером музыкального коллектива является директор «ПолитРаши» Руслан Осташко. «Наши» желали концертировать в 18 городах страны за 24 млн рублей (еще 10 хотели вложить своих). Обосновали свой порыв цитатами из Путина и пообещали «дать патриотизм в современном прочтении». В этом году компания Осташко уже дважды получала гранты ПФКИ — 7 миллионов на серию роликов о детях Донбасса и 8 — на фильм о событиях Великой Отечественной в Крыму. «Нашим» далеко до масштаба московской предпринимательницы Натальи Гоголевой, которая запросила 200 млн рублей (с нулевым софинансированием) на съемки игрового фильма. Лента, по ее замыслу, заставит военнообязанных мужчин «с протестным мнением относительно СВО» пересмотреть свои взгляды и «освежит традиционные для русского народа посылы». Детали остались за кадром: заявка состоит из нескольких абзацев. Замечательно авторское определение жанра будущей картины: «по форме — это блокбастер, хотя по сути — гремучая пропагандистская смесь». Увы, «смесь» поддержки жюри и денег не получила. Что до автора идеи — мы нашли в Москве лишь одно ИП с такими данными, сейчас девушка позиционирует себя как видеооператор и продюсер, в прошлом ее аккаунты предлагали услуги по коррекции бровей. Предприниматель Евгений Субочев был скромнее в желаньях и получит 6,8 млн на «художественное сравнение средствами документального кино преступлений нацистов «Азова» и фашистской Германии» (уточним, что полк «Азов» в России признан террористической организацией и запрещен). Еще одна лента — трехсерийный фильм «Специальная военная операция: необходимость и неизбежность» — будет за 2,7 млн снята Фондом исследования проблем демократии и геополитики (организация известна, например, участием в организации выставки «Свидетельства преступлений украинских нацистов и их пособников», которая весной проходила в Москве). Всписке претендентов огромное количество проектов с буквами Z и V в названиях, порой затрудняющих чтение, как, например, в случае с дважды отклоненной заявкой «Российского книжного союза» «ПоZыVной — Россия!». Суть проекта ценой 9 с лишним миллионов — в проведении писательского конкурса на актуальные темы: «истоки возникновения украинского национализма и враждебного отношения к России коллективного Запада; история создания Новороссии усилиями России и «странного эксперимента» под именем Украина; события Май дана и восьмилетнее противостояние Украины и Донбасса...». В качестве востребованных населением образчиков новой патриотики названы творения, исполненные Чичериной, Майдановым и, конечно, неистребимым Газмановым. Точно ли эти опусы имеют отношение к культуре — вопрос вкуса, впрочем, если вчитаться в витиеватое обоснование проекта, понимаешь главный месседж конкурса в целом — к штыку приравнять перо: «Культура всегда была мощным оружием, она и сегодня может внести свою весомую лепту в ратное дело». И дальше совсем мудреное: «Цель — пропаганда исторической правды о современных событиях». Хотя правда — она же вроде в пропаганде не нуждается? Тем более за казенный счет. Татьяна БРИЦКАЯ и запрещен). хсерийный фильм операция: необхоь» — будет за 2,7 едования проблем ики (организация ием в организации преступленийукраобников»,которая кве). ретенство V в - а ки ого ного лективздания России мента» обытия противоасса...». явления Иеромонах Феоктист Петров Соцсети Жизнь и приключения выпускников школ для детей с умственной отсталостью Почему в России так много олигофренов до 18 лет, а потом их число резко падает? Стране нужны солдаты? Диагноз УО (умственная отсталость) снимают перед отправкой в войска, и снимают — какие могут быть сомнения — правомерно. Но тогда что: получается, диагнозом припечатали ребенка в свое время ошибочно? Тогда школе нужны были прилежные ученики, и балласт скидывали? А к возрасту призыва он, значит, оказался востребованным. Если не о государственных нуждах и потребностях, а о самих детях — не обидно им, что их лишили образования? И оставили им строго ограниченное будущее? И есть ли кому до этого дело? Восьмёрики Петр САРУХАНОВ 38 – 39 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022 Ваня спасся. Ему исполнилось 18 призывных лет в прошлом году. В военкомат его подняли, но разбудить забыли. И посмотрев на него такого — решили временно отпустить, оставить в покое. Пусть досыпает свое — а могли бы отправить на покой уже вечный, в черноземы. Ване сейчас 19, и он живой. Впервые с ним разговариваем в центре Красноярска пару месяцев назад. Встречают по одежке, а она у Вани — два в одном. И милитари, и гопник-стайл. Камуфляжные штаны, а на них — лампасы «абибаса». Харбиншвея подсуетилась, удовлетворила актуальный запрос публики. Растянутая футболка, и без того ему большая. Сланцы. Грязные ноги, да и весь грязный (21.30, Ваня только что с работы) и щуплый (если не сказать, дохлый), на лице со всей очевидностью отпечатан ФАС — фетальный алкогольный синдром. Причиной считают употребление матерью спиртного до и во время беременности. ФАС — это с рождения и до смерти, и это набор дефектов, что часто нарушает умственное развитие. Позже узнаю, что у матери-алкоголички Ваню забрали в его четыре года и увезли из Канска, небольшого города на востоке Красноярского края. Дальше — несколько детдомов, коррекционная школа-интернат, училище. Вот и все Иваново детство. Еще в самом раннем, в Дзержинском детдоме, это на север от Канска, он, как ему помнится, на прогулке нашел их повесившуюся воспитательницу: отошел от своей группы в сквер при детдоме и увидел висящее тело. Позвал воспитателей. Те, увидев, загнали детей в помещение и вызвали милицию. После этого, говорит, у него и начались проблемы: во сне бежал куда-то в панике, кричал, разбудить и успокоить его получалось не сразу. Лечение медикаментами не помогало, так и жил столько лет с этой проблемой. Пока не встретил на своем пути психолога Николая Щербакова, работающего с этой категорией детей, подростков, молодежи. Для части из них он стал приемным родителем. Он, разговаривая с Ваней, и вытащил постепенно наружу это и другие воспоминания, Ваня стал их и свои переживания по просьбе Щербакова записывать, справляясь с чувствами. Пишу, говорит, а самого трясет от слез и страха и ничего не могу с собой поделать... Родни (ну или связи с нею) нет. Нас в самом нашем начале все любили, помните? Мир любил тебя. А как это — жить, когда тебя в детстве никто не любит, никто вообще? Иван, как и все другие герои этого повествования, — парень с большими проблемами, с диагнозом. Он у них один на всех: олигофрения, УО. Но легкая, F70, что, по традиционной классификации немецкого психиатра Эмиля Крепелина, соответствует дебильности — у этих детей трудности с абстрактным мышлением, с самообладанием, они внушаемы, несамостоятельны, но обучаемы. У них приличный словарный запас, хорошая память и все шансы получить образование, профессию и — прожить свою жизнь человеком. Учился Иван, как и прочие герои этой заметки — их еще называют восьмёриками, — в школе VIII вида, где детей учат читать, считать, писать и ориентироваться в быту «для последующей интеграции в общество». Там нет физики, химии, а математика с русским — в объеме 4–5-го классов, по окончании человек может стать штукатуром, столяром, переплетчиком, швеей, кухонным работником, ну и еще есть несколько специальностей. Щербаков всех этих ребят наблюдает, помогает им по их взаимной инициативе и воле: парни, столкнувшись с проблемами в жизни, в которую их выпустили, сами к нему ходят по старой памяти. А так-то государство с ними, как 18 исполнилось, стремится закончить все отношения, вот только армия... Да, представьте себе, хотя в армию их призывать из-за диагноза не должны, многие из них — служат. И побывали на фронте. «С такими бойцами только в имперские походы ходить», — говорит Щербаков. Ну... не знаю. В свое время солдатскую лямку тянул с человеком, выросшим без матери, с отчетливыми проблемами в психике, и потому лично у меня нет сомнений в правдивости байки, что исход боя решают два процента солдат, являющихся психопатами. Те, кто на гражданке сидит по тюрьмам, не уживается в социуме. Неизвестен психический статус и IQ безусловного героя А лександра Матросова, известно, что он был детдомовцем и успел посидеть в нескольких колониях. Кампании такие бойцы не выигрывают, но победу в конкретном бою обеспечить могут вполне. Есть и другой взгляд на проблему. В США, воевавших с Вьетнамом, мобилизационный ресурс расширили за счет набора новобранцев с легкой УО, с IQ ниже 80. «Дуракам везет», казалось бы, но «корпус дебилов Макнамары» (тогдашнего министра обороны США) плохо кончил. Американцы посчитали: эти солдаты непропорционально больше гибли, дисциплина и морально-психологический дух войск оказались серьезно подорваны, эти бойцы, по признаниям ветеранов той войны, представляли угрозу не столько для противника, сколько для своих. О том же свидетельствует, например, обозреватель «Новой газеты» майор Измайлов, вспоминая первую чеченскую, — тогда тоже отступили от медицинских стандартов набора в воюющую армию, и в результате сами своих же боялись. Это плохое чувство, тем более на передовой. В общем, речь не об СВО в Украине. Парней этих призывали и раньше. Эта заметка не о спецоперации, а о человеческих судьбах. И здесь только люди, только факты их биографий. Никаких выводов о том, чего в принципе можно ждать от армии, вот так пополняемой, — не будет. В январе 2015-го срочник, призванный из Читы (как потом писа ли СМИ, с пометкой «олигофрения» — но, разумеется, это нельзя утверждать, у нас врачебная тайна), дезертировал из российской 102-й военной базы в Гюмри и, попросив у местных воды, испугался, что его выдадут: расстрелял шесть человек и нанес тяжелые раны младенцу, тот через несколько дней тоже умер. Солдата осудили на пожизненное, он мне написал на редакционный адрес очень продуманное и грамотное, даже с запятыми на своих местах письмо из «Полярной совы» — колонии в Харпе, что у горного массива Рай-Из на Ямале, написал только из-за одного обстоятельства: его смущало и волновало, что его повсюду в прессе называют олигофреном; никаких подробностей или упоминаний, как он расстреливал женщин и двухлетнюю девочку в постелях, а потом, когда ствол заклинило, семь раз ударил штык-ножом в грудь плачущего шестимесячного мальчика. Так что эта заметка — не об СВО, вообще не об армии. Исключительно о людях. Имена (и только они) восьмёриков изменены. люди А л е к с е й Т А Р А С О В СТР. 40–41  люди Громкий, внушительный у него только голос. Рот без переднего зуба большой и четко очерчен. Ваня пьет последовательно чай, кофе, молоко, ест булки и рассказывает, как так получилось, что он живой. — В 18 лет я окончил училище в Шушенском и получил повестку, мне ее выдали на руки. Но я не расписывался, вообще нигде, я понимал, что подпишу — буду призван. Я ушел из военкомата с нею, и я ее сразу полностью порвал. Сразу, как оттуда вышел. На следующий день мне звонят: приходите с повесткой, пожалуйста. А я ее потерял, говорю. Приходите, новую выдадим. Но я так и не пришел. Они мне звонят-звонят, меня это начинает напрягать, мне это не надо, всё. Те тя Ра я (опекун. —А. Т.) говорит: а чего ты не хочешь в армию? А зачем мне? Если я никаких навыков не получу от этого. Зачем мне свою жизнь усугублять насчет этой армии? Тетя Рая: вся жизнь у тебя впереди, устроишься на нормальную работу. Не надо это мне сейчас, говорю, и мне это не надо будет. Закрыл вопрос. Приехал в Красноярск в июле (речь все еще о событиях прошлого года. —А. Т.). Отсюда, уже из этого военкомата, начали звонить, я пришел и подписал отказ от военной службы. Печать поставил, все, что я не призываюсь, я в НЗ. Дело закрыл насчет армии. Сказали мне только подойти за военным билетом, этим красным. Год уже не могу как подойти. Ну да, не взяли меня еще и из-за медосмотра. Проходил его, да. Меня подняли в обед, и сразу сонного о чем-то спрашивать давай, а я не слышу человека, о чем он мне говорит, глаза красные. Они записывают: ну умственно отсталый. Потому что не понимает, о чем ему говорят... Где это было? Это в Минусинске. Записали, передали все в Шушенское. И там подписали, что я не годен полностью. Итак, Ваня умный. У него и судимости к его 19 годам ни одной, хотя у многих его сверстников с аналогичной биографией — хотя бы одна есть. Восьмёрики Иван СТР. 38–39  Петр САРУХАНОВ 40 – 41 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022 СТР. 42–43  У него все может сложиться неплохо, если будет держать себя в руках. На тот момент, в конце лета, он жил в Красноярске, и у него были временные подработки. По просьбе психолога рисует. Вот танк «Борщ» (Rhm.-Borsig Waffentrager, немецкая ПТ-САУ восьмого уровня), вот что-то подобное. — Это не могу дорисовать, танк «Ягу», Е 100 (Jagdpanzer, немецкая противотанковая САУ десятого уровня. — А. Т.). Рези н к у ст ирател ьн у ю потерял, колеса надо стирать все, не могу доделать... Я в них играю, видео про них смотрю, все про них знаю, я вообще любитель танков любых, — Ваня сыплет названиями. Когда станет туго с деньгами, выставит в соцсетях на продажу свой аккаунт в игре World of Tanks — 8-й, 9-й уровни, 3000 рублей. В сентябре Иван уехал на вахту на Север. Золотые прииски. Давно мечтал (там второй год успешно трудится другой выпускник детдома — В., он и рассказал Ване про эту работу), но без прописки не брали. Ваня поехал в минобразования края за помощью. Все документы для суда по жилью ему сделали, но пока нет ни суда, ни жилья. (Сиротам обязаны его давать, но вовремя не дают, ждать после выпуска надо по пять лет и дольше, если подавать в суд, то как минимум года два.) И с пропиской, сказали, помочь ничем не могут, и подсказать не могут ничего. А чего тут подскажешь сироте? Даже гипотетическому милосердию государство поставило заслон, введя уголовку за прописку у себя посторонних. Выйдя из минобра, Ваня звонит и тут же узнает цену вопроса: постоянная прописка (с временной на вахту не берут) — 15 тысяч. — Ну то есть выстроить несколько тысяч сирот в очередь на получение жилья в минобре могут, а с пропиской помочь — это уже не к ним, — говорит Щербаков. — В итоге или копи деньги и покупай ее на черном рынке, или бомжуй сколько душе угодно. Возникает впечатление, что у минобра есть секретные соглашения со следкомом и ФСИН по обеспечению этих структур молодой клиентурой. Потому что, не имея своего жилья, сироты гораздо охотнее криминализируются, наркои алкоголизируются, зарабатывают проституцией, вступают в нездоровые отношения и заводят неблагополучные семьи, рожая детей, которые видят в жизни мало хорошего и нередко сами становятся сиротами, ну и так далее — по кругу. В Европейской части России, кстати, дела обстоят иначе: жилье сиротам там предоставляется в 18–19 лет или же до его получения государство на время учебы оплачивает им аренду съемного. Не только в столичных областях, но и в Ярославской, например. А с другой стороны, каждому — свое: цветные металлы, углеводороды — это все здесь, у нас, а забота о сиротах — где-то там, у них... По идее, все просто: надо бы разрешить прописывать всех нуждающихся выпускников на корпус детдома лет до 23. Это очень поможет им в поиске работы и несколько снизит криминализацию. Если, конечно, государство заинтересовано в этом, а не в пополнении колоний. В итоге Щербаков решил с пропиской: его друзья и бывшие пациенты помогли. И у Вани вырастают крылья. И вот он уже звонит с вахты: работается в кайф. Одна проблема: вахта продолжается четыре недели и когда-то заканчивается, и, прежде чем работать дальше, на те же 28 дней надо возвращаться в Красноярск. А там, как сообщает арендодатель комнаты, Ваню всетаки вновь ищет военкомат. Идут они нафиг, говорит Иван. Умный он. Классический Ивандурак — уехал на вахту за три дня до всех этих мероприятий. За счет фирмы прошел медосмотр, привился от коронавируса и умчался мыть породу в тайгу, где спецодежда, питание (и добавку дают), баня, зарплата 2700 рублей за смену. В октябре вернулся. Возмужал, на гречке с котлетами поправился. За неполный месяц — на восемь кило. — А Паше, когда он пришел в военкомат, сразу подписали, что он годен, — Ваня говорит о прошлой осени и о друге, учившемся вместе с ним в коррекционной школе. — И получается, в ноябре он уехал в Шушенское, там в дом, где он жил, пришло письмо, что его вызывают в военкомат, он приехал, там сразу выдали повестку и моментально забрали. Мы вместе учились и жили, и в Лебяжке (Лебяженской школе-интернате. — А. Т.), и в училище в Шушенском. Оба сначала на бетонщика учились, а потом я перевелся на каменщика. Он со мной в Красноярск уехал, вместе жили. А потом он — в Шушенское, и всё. Последний раз созванивались в мае. Когда он в госпитале был. Сейчас не звонит, не пишет. Но Паша живой. На третий день объявленной частичной мобилизации рассказывает по телефону, как в их воинскую часть, дислоцированную в небольшом городе почти на границе с Беларусью и Украиной, прибывают резервисты: — Мобилизованных тут так уже дофига — и мужиков, и пацанов! Вообще много. Привозят, привозят, привозят. Автобусами. Чувствуют они себя фигово. Они то ли принудительно, то ли, не знаю, не по своей воле идут. Все как-то... Где телефон намутить, где чё, где типа... Телефоны у них на КПП забирают. И не отдают. Зачем, почему — не знаю. Может, не доверяют как-то. Бухие тоже, а перегаром несет от всех чисто — я не знаю... Парень один говорит: два месяца дома побыл после срочной службы — и обратно призвали. Вот так это происходит. В трубке фоном постоянно близкая нерусская речь, восточное многоголосие. Это таджики, говорит Павел. Тут их тоже теперь море. На следующий день Павел напишет, что его переводят «в Крым в поля». Павла в армию призвали 15 декабря прошлого года. Какое-то время на связь не выходил. Потом объявился, уже в марте: приехали «с полей», из Украины. Потом уедет туда вновь, оттуда — в госпиталь в Подмосковье, вернется в полк, и вот теперь — Крым. — Почему от этих детей сразу не отстанут, допустим, в 16 лет, когда приписное делают? У них же диагноз стоит — УО, какая может быть армия? Как так получилось, что Павла призвали? Более того, не в стройбат, а дали автомат и отправили стрелять? — спрашиваю у Щербакова . — А это как со всякой инвалидностью — надо периодически подтверждать, что рука не отросла. Раза три Андрей (один из опекаемых им ребят. — А. Т.) приезжал в военкомат, здесь, в Красноярске, проходил всех врачей в комиссии, психиатр — последний. Тот начинает смотреть документы: что ты сюда пришел, ты ж негодный? Начинают совещаться, созваниваться, и все: иди отсюда. Решится вопрос — тебе позвонят. Потом снова повестка, все повторяется. Опять раздевается перед всеми. Денис Ш. о том же вот только что рассказывал, как психиатр долго смотрел свои талмуды. Не годен, говорит в итоге. А вот Васю Н. отправили в войска — маленький, щуплый. Здесь еще от судимостей зависит — с некоторыми не берут. Как Павел, не прослужив и трех месяцев, оказался в зоне боевых действий? Подписывал он контракт или нет, толком не известно. Ване сказал, что нет, Щербакову — что подписал. Щербаков находит их переписку: 26 марта: «В армии. С Украины приехал. 4 дня назад где-то. Изюм захватывали. Город такой. Нет, в *** (город в РФ) едем. С полей. Весь полк почти». — «Как настроение?» — «Настроение нормальное». — «Как вы там оказались, в Изюме-то? Вы ж и 4 месяцев еще не отслужили». — «Я сам контракт подписал». — «Зачем?» — «Не знаю». — Не, Паша не подписывал, отслужит год и запросто уедет, — говорит Иван. — Сюда, ко мне, приедет, а потом в Норильск, к Сереге, знакомому моему, тот на вахте охранником 150 тысяч получает (это Ваня говорил еще до того, как устроился на золотой прииск, сейчас, понятно, ждет, что Паша будет с ним. — А. Т.). Четкого понимания, какие бумаги он подписывал, у Павла, очевидно, нет. Павел люди Ясмотрел все эти видео сразу, как Паша их выкладывал. Вот одно из них — из казармы в России, накануне завершения «перегруппировки», солдаты ждут приказа снова выдвигаться на боевые позиции: слоняются, тупят в телефоны, обычные разговоры, но — взвинченно все, особенно у некоторых то и дело прорывается, и движения, реакции, тон выдают, что творится внутри. Про уже пережитое и сделанное там не рассказывают. Казарма новая, просторная — не сравнить с теми, в каких я нес службу в Советской армии, в невероятной скученности. Обмундирование, экипировка — тоже новые. На устав, дисциплину, «порядок в расположении» Паша с товарищами кладут с болтом, но, видимо, могут себе позволить: фронтовики. ...В мае Павел напишет Щербакову, что сейчас в госпитале, но цел и надеется вернуться домой; больше ничего. Ваня потом найдет его в московской больнице: подцепил в Украине (так и сказал — «в», не «на») коронавирус. — Я ему, получается, звоню по видеозвонку вечером, а он показывает свой живот: у него он весь истыкан, весь в иголках, там чуть не 20 дыр. Ковид у него был. Потом и Щербаков дозвонился. «Похоже, правда, корона у Павла — судя по голосу. Корона сохраняет жизнь». Дав Павлу отдышаться, Щербаков вскоре ввел его в дело — давать (голосовыми записями) напутствие таким же восьмерикам, призываемым сейчас. Смотрю его последние видеовключения. Вот он идет с товарищами по взлетной полосе в тяжелый военный транспортник Ил76. Непроглядная ночь, редкие всполохи, гул сотен приглушенных голосов, шмыгание соплями, люди не идут — стоят, сидят или лежат, что-то в отдалении бормочут... Слышны командные голоса — строиться. Запись обрывается... Василий на год младше Ивана и Павла. Худой и маленький, как Иван. Его призвали в июне. Щербаков: «Тоже не сказать, что он интеллектуально развит и без поражения ЦНС, но вот взяли же и его. Училище еще не окончил, а повестка уже пришла. Говорили ему: зачем идешь? Он: все равно некуда деваться». Сказали — на Дальний Восток, в инженерные войска. Однако первые сообщения приходят из поезда, идущего в Москву, фотка из тамбура. В Москве недолго, потом — в Ростовскую область, «учеба на минометной машине, стреляющей до 15 км, вообще не понимаю там ничего, просто сижу», в июле же написал, что через три-четыре месяца ждите мобилизацию. По слухам написал, наверное. А может, это та самая компенсация, когда у безногих — сильные руки, у слепых — отличный слух, а вот эти дети кое-что знают наперед. Вася звонит Щербакову, рассказывает. Как постоянно летят на запад (до границы 35 км) военные вертолеты и самолеты, грохот дикий стоит, спать страшно, «а сегодня с той стороны какая-то хрень прилетала, был взрыв, всех загнали в казармы. Старослужащий показывал потом видюху, как ранее по территории их части прилетала с запада ракета. Жара сильная, ну там так все лето. Оттуда, с той стороны, постоянно несет дымом». Потом звонок: три дня осталось, потом отбывают снова через Москву в Хабаровск. Билеты куплены. Вот еще один выпускник красноярского детдома и коррекционной школы (и еще один подопечный Щербакова), Артем, — у него тоже легкая УО, диагноз выставлен за шесть лет до призыва. Отслужил в ракетных войсках, подумывал остаться на контракте — настойчиво предлагали, но все же передумал и успел вернуться из армии до СВО. В начальной школе Артем тяжело переболел менингитом; ну так тогда вообще эпидемия его по Красноярску прошла, что же — никого не призывать? После армии завербовался валить лес вахтами. Сейчас живет у старшей сестры, работает в пункте техобслуживания автомобилей. Проблемы есть — ворует, причем у своих же. И ничего с собой поделать не может. Прошелся по всем, с кем был в детдоме, у всех пожил и что-то стащил. Поэтому никто, кроме сестры, с ним уже не водится, Щербаков зовет поговорить, но он пока не стремится. «Сестра говорит, брат их старший Восьмёрики Василий Артем СТР. 40–41  Петр САРУХАНОВ 42 – 43 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022«НОВАЯ РА такой же: своровать да выпить. Она молодец зато, всю жизнь заботится о них и из детдома, когда Артем там жил, забрала бы его, но не давали — жилья своего еще не было». Об Андрее (Дюше) Щербаков рассказал «Новой» весной 2014го. Это Андрей написал письмо о своей мечте жить с мамой и папой, о том, что с ним происходило до того, как он попал в интернат, эта строчка из его письма — «Усоновити меня пожалусто» — стала газетным заголовком. Благодаря усилиям Щербакова, ну и самого Андрея, всей душой рвавшегося домой, мальчика взяла под опеку в городок под Питером отличная семья: у него появились мама, папа и три сестры. В новой школе провели диагностику и тут же сняли диагноз «УО», парень выучился, и теперь перед ним — вся жизнь, все без ограничений дороги. Сережу забрали в семью в Подмосковье, и тоже в НИИ психиатрии никакой УО у него не нашли, как за шесть лет до этого не нашел ее и Щербаков, но его заключение по Сереже, тогда еще дошкольнику, краевая комиссия похерила, и мальчика определили в восьмёрики. Другой дошкольник, у которого Щербаков также не нашел УО и также его заключение проигнорировали, — Максим — с отличием окончил 9 классов по программе для детей с УО, потом техникум, а потом в военкомате с него УО немедленно сняли, и парень ушел служить. Недавно, в сентябре, врачебная комиссия здесь, в Красноярске, сняла диагноз «УО» с еще одного бывшего детдомовца, Алексея, сейчас ему уже 24 года. Лет 15 назад другая комиссия записала его в олигофрены. Девять лет учили по спецпрограмме, позже дали рабочую специальность, а потом Леха вернулся на родину и вдруг увлекся мотоциклами. Но для этого требовались водительские права, которые дебилам не дают. И тогда Леха поехал обратно в Красноярск — снимать диагноз. Ездил трижды, все откладывали медики свой позор, все в итоге получилось. Дениса в 6-м классе забрала в семью пожилая ночная няня, увезла в райцентр. Хорошо окончил школу, техникум, аграрный госуниверситет — и даже в магистратуре год проучился, затем взял академотпуск по личным обстоятельствам. Еще раз: в магистратуре — бывший олигофрен, который вместо ОГЭ (аналога ЕГЭ для учеников 9-го класса, по результатам которого они переводятся в 10-й класс или поступают в колледжи и техникумы) сдавал труд для коррекционной школы: забей гвоздь, распили палку на две. Он уже перевелся в нормальную школу, и там все поехали на государственную итоговую аттестацию, а он один — на свой экзамен, задание ему было такое: написать, какое дерево для чего лучше подходит, и еще сколотить две досочки. Как вы их лучше сколотите, как вам удобней будет... «Помню, сидели там две женщины, я что-то написал, две досочки сколотил, пятерку получил — и все, на этом школа закончилась, я пошел домой». Список ребят можно продолжать долго. И понятно, что это не исключительные случаи, не ошибки врачей. Система. Ей проще при малейших трудностях с сиротой назвать его олигофреном и с ним не мучиться, нежели все же мучиться, заниматься с ним и перестраивать таким образом саму себя, всю систему, заточенную отнюдь не на благо этих детей. — Сирот таких, с липовой умственной отсталостью, в одном Красноярском крае — сотни, а то и тысячи, — говорит Щербаков. — Они учатся в своих школах VIII вида на «отлично», помогая ведущим психологамдефектологам и их начальству отчитываться об ударной работе и сочинять диссертации. А потом, выучившись по программе, после которой можно устроиться разве что разнорабочим, в 18 лет идут в военкомат, где вдруг оказывается, что никакой УО у них нет, и их отправляют отдавать долг родине. У этих детей, у многих, нет УО, у них разной природы задержки психического развития — ЗПР. Это варианты нормы, основные психические функции сохранны. Такие дети способны понимать «второй план» и абстракции, имеют выраженные познавательные интересы и т.д. Просто развиваются несколько медленнее. Есть школьные программы для детей с ЗПР — VII вида, но почему-то они рассчитаны только на первые четыре класса. Принято считать, что к 11–12 годам человек преодолевает все свои задержки. Как бы не так (Щербаков столкнулся с этим и лично, воспитывая приемного ребенка. — А. Т.), любой специалист «в теме» подтвердит: в подавляющем большинстве случаев после 12 лет ЗПР у человека никуда не исчезает, поэтому, учась по общеобразовательной программе, такие дети хронически не успевают. Но и программа восьмёриков для них не годится. При этом детей с ЗПР в стране — миллионы, если не десятки миллионов, в некоторых районах их — больше половины (помню общешкольное родительское собрание в одной из центральных и лучших школ Красноярска, где обнародовали результаты поголовного исследования: ЗПР нашли у более чем 90% учеников младших классов. —А. Т.). А массовые школы к этому совершенно не готовы. В результате при сдаче экзаменов в девятых классах готовые ответы заботливо раскладывают в школьных туалетах. Щербаков полагает, что следует пролонгировать программу VII вида хотя бы до девятого класса. Так можно облегчить жизнь огромному количеству детей и педагогов. А пока их или записывают дебилами, или же тянут за уши, продолжая учить по общеобразовательной программе. То есть не система образования и сопровождения меняется, подстраиваясь под нужды детей, а детей подстраивают под систему. Так не они дураки — кто-то другой. Более того. Раньше выпускники детдомов могли закончить девять классов после коррекционки в вечерних школах. В последние годы их позакрывали — видимо, нет денег. Как до этого не нашлось денег на дефектологов — их вывели из штата детдомов (хотя и в дошкольном, и в начальном школьном возрасте детдомовцы все до единого нуждаются в систематических занятиях именно с дефектологами); как нет денег, скажем, на тьюторов для особых детей в школах и садиках. Была такая вечерняя школа, и очень неплохая, в Дивногорске, городе-спутнике Красноярска, восьмёрики ехали туда в надежде обрести хоть какие-то перспективы в жизни. И обретали. Доучивались, получали аттестат. Сюда ехали из соседних городов и субъектов Федерации, где подобные заведения ликвидировали еще раньше (остались лишь кое-где вечерние классы в некоторых школах — но то для обычных ребят). В 2019-м, когда пошли слухи о закрытии и этой, в Дивногорске, лазейки в жизнь для ребят из коррекционных школ, я обратился с запросом к главе города. Тот ответил, что «реорганизация» школы проходит в соответствии с протоколом совещания в краевом минфине. Но, как заверил мэр, обучение детей, выпустившихся из коррекционных школ, будет продолжено «в рамках учебно-консультационного пункта». Дюша, Сергей, Макс, Леха, Денис Роман СТР. 44–45  Такая несущественная разница, такая «реорганизация»: школу поменять на «пункт», обучение и образование — на «учебно-консультационные рамки». Отлично. Пишу запрос в министерство образования края, надеясь получить список еще сохранившихся вечерних школ, куда могут приехать восьмёрики. Отвечает замминистра Ольга Никитина: такая вечерняя школа на весь огромный регион осталась одна (!) — открытая (сменная) общеобразовательная школа No 14 в Минусинске. Но это, пишет Ольга Николаевна, вовсе не препятствие для восьмёриков, желающих получить образование в большем объеме, — они могут обращаться в любую школу, где проведут их аттестацию и определят в подходящий им класс. И учись — хоть очно, хоть заочно. В качестве комментария — цитата от главного детского психиатра края Елены Володенковой: «В крае резко уменьшилось количество классов в бывших коррекционных школах для детей с легкой УО. Дети с этим диагнозом обучаются в рамках инклюзии в общеобразовательных школах, где для этого фактически не созданы условия». А вот что говорят об инклюзивном образовании педагоги одной из красноярских гимназий (на условиях анонимности): «Ребенка с УО в классе обучает обычный учитель, не олигофренопедагог. В лучшем случае он прошел спецкурсы повышения квалификации. Это профанация. В результате учителя осознают свою профнепригодность, нередко у них происходит эмоциональное выгорание. Часто такой ребенок становится изгоем в классе. И проявляет неадекватную агрессию. Форм воздействия на эту ситуацию у школы фактически нет». На вопрос, сколько выпускников детдомов, получивших образование по VIII виду, были призваны в Вооруженные силы РФ в период с 2011 года и сколько из них впоследствии были уволены в запас решением врачебных комиссий, замминистра Никитина ответила: «Министерство не располагает сведениями о количестве лиц с умственной отсталостью, призванных в ВС РФ (хотя мне, да и не только мне, всегда казалось, что минобр ведет мониторинг устройства сирот, так что данные о службе в армии и о тех, кого комиссовали, там быть должны. — А. Т.). Так как постановлением правительства РФ от 04.07.2013 No 565 лица с глубокой, тяжелой и умеренной степенью умственной отсталости признаются не годными для службы в армии, при легкой степени выраженности заболевания их признают ограниченно годными, то есть призвать их в армию могут только в исключительных случаях (во время военных действий). В связи с этим призыв в армию возможен при условии снятия диагноза, предусматривающего умственную отсталость». ...Итак, вот вам ряд судеб. Все они — одна большая загадка. Государство этих детей обманывает — жестоко и практически всегда непоправимо. Или в начале, клеймя их диагнозом и затем, соответственно, обучая, — тем самым оно лишает их будущего. Хорошо, многих компонентов нормальной жизни — водительских прав, например, достойной профессии. Или потом жульничает по достижении ребятами призывного возраста — снимая с них обоснованный диагноз и забирая в армию. Или одно, или другое. Щербаков подумывает инициировать несколько судебных процессов, чтобы на конкретных примерах разобраться с этим госжлобством. Три кандидата на это готовы. Роман из Канска. Мать пила, лишена родительских прав и вскоре умерла в запое. Отец неизвестен. Детсад не посещал, с шести лет в учреждениях соцобеспечения. С 4-го класса (до этого с программой не справлялся) переведен на обучение по программе для детей с легкой УО. Врачами сначала наблюдался в связи с родовой травмой, потом выставили F70. В военкомате осмотрен психиатром, рекомендовано дополнительное обследование. В дневном психиатрическом стационаре диагностировали: «(Z 02.3) психически здоров». И ушел служить. «Вылечился, что ли, к призывному возрасту? — спрашивает Щербаков. — Парню это самому интересно». Другой кандидат на иск — из Минусинска, история аналогична. Тр е т и й — Ви т а л и й, из К ра сноя р ск а, он с амый старший, отслужил уже давно, работает грузчиком в крупном магазине, и его давно волнует, почему ему не позволили в полной мере реализовать конституционное право на образование, почему для него закрыт сейчас огромный ряд специальностей. Юристы Центра лечебной педагогики говорят, что не видят тут судебной перспективы, поскольку доказать, что ребенка «дебилизовали» и отправили на обучение по адаптированной программе необоснованно, — чрезвычайно сложно. Ретроспективно психиатры обычно крайне осторожны. Какое было много лет назад у человека состояние, судить не возьмутся. Восьмёрики СТР. 42–43  люди Петр САРУХАНОВ 44 – 45 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022«НОВАЯ РА Щербаков говорит, в последние годы не раз сталкивался с тем, что чиновники настоятельно советуют опекунам самим прикладывать усилия, чтобы снять со своих мальчиков к достижению ими 18 лет диагнозы F70. Чтобы военкоматы, видимо, не загружать работой. И потом мальчиков призывают — кого-то, вероятно, и со всеми их мозговыми дисфункциями, а у кого-то их отродясь не было — и родина хочет, чтобы ей отдавали долг те, кому она сломала жизнь. Все бы ничего, но на этих особенных россиян сегодня без слез не взглянуть: какие из них солдаты, не восьмёрики — почти наверняка двухсотые. Павел до призыва гонял на велике без тормозов. Иван потом его починил и ездил, пока сам не ушел в тайгу. Таким, как он, там зарабатывать проще. В Шушенском, где все они окончили училище, теперь одна для них работа — на птицефабрике. А у Ивана аллергия, дышать там не мог. Он — каменщик, камень не пахнет, «камень я люблю», но строек в Шушенском больше нет, один, говорит, долгострой — он как стоял, так и стоит. «Все там впустую, не знаю...» Выбор, говорит, у нас — «Идра или Шуша» (училища в селе Идринском и поселке Шушенском). Половина их класса в Идру уехала, половина в Шушу. Из профессий: слесарь, маляр, штукатур, швея. Не было только одной, которую Ваня любил: плиточник-облицовщик. Но может, и к лучшему: позже Ваня обнаружил, что работы по этому профилю нет, а если и найти — платят мало: 15–20 тысяч в месяц, раньше было 50. «Сейчас вообще понизили ставки из-за событий в Украине. Я на стройках узнавал. Сильно понизили. С 220 тысяч до 80 на стройке. Нормально получают только на земляных работах, экскаваторщики — по 300 тысяч. Чего копают? Трубы прокладывают». В 18 лет напоследок государство платит таким детям 100 тысяч, и дальше — сами. В Красноярске Ваня сначала трудился грузчиком: вагоны и фуры, 2 тысячи за смену, но работа то была, то нет. Это еще повезло: в другие места без армии и прописки не брали ни грузчиком, ни охранником. Потом — разнорабочий: их с товарищем наняли пилить деревья и загружать ими КамАЗы на правом берегу в промзоне — расчищать участок под контейнеры. Помогали автослесарям: «двигатель сегодня на ногу чуть не упал — забыл ее убрать» (на ногах — сланцы). За смену, с восьми до семи, получалось 1–1,5 тысячи. Обедал там же, в автосервисе, «у нас все свое: чай, хлеб, у нас коллектив». За комнату в общежитии платит 7 тысяч. Судя по всему, не выпивает. Рассказывает, как несколько дней назад посетило его ощущение: чего-то не хватает. Может, пива? Купил, три-четыре глотка сделал, с того дня бутылка пива в холодильнике стоит. «Крупных одноклассников звали в Росгвардию. Мне тоже звонили: не хотите ли к нам устроиться? А как, если я не служил? Они узнали обо мне из центра занятости, я там стоял. Говорю: если я приду, вы просто отвернетесь, а я пойду дальше. Ну куда я пойду, в какую Росгвардию, такой маленький? Там надо роста 180 см. Кстати, говорили, по росту я и к армии не подхожу. А я отвечаю: смотрите, потом будет поздно. Судимости, л а д но, у мен я не т, бу м а ж к а д а же о б э т ом е с т ь. Но армия ж нужна, чтобы в Росгвардию взяли, зачем я вам? Можно Пашку туда засунуть. У него тоже судимости нет». На вопрос о планах отвечает: с семьей все нормально. «Как сказать, женат я. У меня ребенок, дочь в Шушенском, так получилось. Той зимой. Мне уже 18 было». Показывает в телефоне фото своей ровесницы с грудным ребенком. Последний раз был там зимой, «пока не езжу, работаю. Надо денег набрать, ч т о б по ех ат ь т у д а ». Ну в о т, т еперь н а з о ло т ы х приисках — сбудется. «Если просит, отправляю деньги. Если нет, оставляю на накопительном счете». С девушкой в училище познакомились, она училась на штукатура в соседнем цеху. Она не сирота, управляться с ребенком помогает мать. Вообще Ване хочется в деревню, ему по душе та жизнь. А у Паши девушка «замутила с другим, он узнал — и все». Мы заканчиваем разговоры. Из кафе поблизости Стиви Уандер и Стинг поют Fragile: «...That nothing comes from violence and nothing ever could. For all those born beneath an angry star, Lest we forget how fragile we are». Там, в общем, о бессмысленности насилия — изначально было ясно, чем оно закончится, так всегда и везде завершалось. Но чем это понимание может теперь помочь нам, таким хрупким? Вместо заключения — одна история. В феврале 1997-го в тайге под Красноярском пропали пятиклассники Полина и Игорь из 105-го специнтерната в Ленинском районе — заблудились на организованной лыжной прогулке, ночевали в сугробе. Их искали день, ночь и еще день. Нашли живыми. У девочки дебильность умеренная, у мальчика — выраженная. Они друзья с первого класса, всегда помогали друг другу, выручали, жалели, успокаивали друг друга, когда кто-то из них плакал. Я тогда писал об этом, и все причастные, все, кто понимал, с кем и где это случилось, говорили одно: если б не олигофрения, не слабые способности к отвлеченному мышлению и обобщению, дети, скорее всего, погибли бы. Ну или ампутацией обмороженных конечностей все закончилось. Иван (II) Поля и Игорь СТР. 46–47  Петр САРУХАНОВ Восьмёрики СТР. 44–45  Петр САРУХАНОВ 46 – 47 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022 Людей со стандартным умственным развитием, заблудившихся в зимней тайге, долгой морозной ночью неминуемо посетил бы парализующий страх. Сколько такого: в стрессе теряют самообладание, опускаются наземь и умирают рядом с жильем, либо начинают истерично метаться, лишаясь последних сил. Незадолго до этого именно в том месте, нехорошем, погибли, потеряв ориентацию в пространстве, две женщины — летом причем. У интернатских же к их 12 годам были выработаны определенные стереотипы, они знали: нельзя останавливаться, надо идти. Особенности их психики не позволили им впасть в отчаяние. Без огня и пищи, одетые по-спортивному (на Поле легкая куртка, на Игоре свитер), пятиклассники специнтерната, испытывавшие друг к другу редкую в этом мире привязанность, не разлучавшиеся (ни до, ни после — я проверял год спустя), продолжали методично идти к людям, помогая друг другу. Их тяжкий жребий, их особенности помогли им победить судьбу. Не было бы счастья, да несчастье помогло. Спасатели их увидели шагающими. Поля шла на лыжах, а Игорь, утопая в сугробах, нес в руках обломок лыжи — не бросил, потому что их предупреждали, что лыжи чужие и они отвечают за них. Обостренная ответственность характерна для этих детей. Они шли, потому что перед прогулкой было сказано: вас ждут на лыжной базе. Замерзая, они прошли мимо дачных домиков, хотя могли бы забраться туда, найти еду, растопить печь. Но — чужое. И потом — их ждут. Еще два-три часа, и Полина с Игорем дошли бы до людей сами, без помощи спасателей: до станции Сорокино оставалось три версты. Их обнаружили в 30 километрах от места пропажи. Хотя идти было очень тяжело — та зима (96–97-го) была самой снежной то ли за полвека, то ли около того. Честно и мужественно преодолевать тяготы этой жизни, не требуя от судьбы снисхождения. Любить. «Держать лыжню». А если не удалось, не падать духом. А тем, кто духом нищий, и падать-то некуда, и они уже тем блаженны. Все, что у них есть, — это они сами. Немного, но им хватало и хватает. И есть бонусы от судьбы. Поля и Игорь с одноклассниками тогда, чуть позже, приехали с цветами и подарками к спасателям регионального центра МЧС, это стало завязкой крепкой их дружбы. В специнтернате сильно опасались, что теперь-то их детей уже никогда на природу не выпустят. Но нет, и спасатели летом организовали для детей многодневный сплав на плотах по живописной реке Мане. А осенью водили на Столбы, вместе поднимались на скалы. Совершенно бескорыстная с обеих сторон привязанность не угасала, спасатели регулярно приезжали в школу, привозили служебных собак, и все это было совершенно поразительно для интернатовских, даже для тех, у кого родители были, кого к ним отпускали на выходные, — и потом этих детей, как говорила мне директор Галина Тыченко, не могли накормить, из дома они приходили голодными, дома только технарь (технический спирт). Все эти дети выжили, выживают, и жизнь идет дальше. Горе, оно действительно бывает и от ума. У Бунина в «Окаянных днях» запись от 10 марта 1918-го: «Люди спасаются только слабостью своих способностей — слабостью воображения, внимания, мысли». Так не всегда, но в критические моменты, как сейчас, — да, всё точно. Так и тянет сказать, что к нашей новой жизни, за чертой, они приспособлены лучше — чтобы выжить в такой реальности, лучше обладать альтернативным умственным развитием. Но так не скажу. Все самое страшное с ними случилось еще до этих времен. Как и вообще со всем глубоко внутрироссийским народом. Сейчас не кульминация, она случилась задолго до. Хотел дать несколько фрагментов из разговоров и переписки с Щербаковым последних десяти лет (когда они взрослели — Вани, Паши, Мани) — пояснить, что в их бэкграунде, за который ответственны все мы, страна: если уж с ними, тронутыми Господом, хрупкими, так обходимся, если мы с ними так, чего еще здесь можно было ждать? Но Щербаков сомневается, надо ли эти подробности предавать гласности ? Скажем, о смерти 10-летнего ребенка из детдома, облитого ацетоном и подожженного (через несколько лет его поджигатель сошел с ума); о зверском избиении и изнасиловании матери выпускником интерната накануне Дня матери — она бросала их с сестрой, потому и попали в детдом; о том, как подросток в столовой интерната вырубил учительницу математики — та потеряла сознание и дней 10 лежала с сотрясением на больничном; о том, как страдал и изводил с е бя д и р ек т ор од ног о из и н т ерн ат ов — « т я жко такой уродливой системой руководить и при этом оставаться живым человеком»: сначала глаза стали жить отдельно от лица, словно привязанные на тоненьких нервахниточках, как у рака, и располнел очень, нашли дома лежащим с идущей из ушей кровью, умер, сам сыном сироты был, старший брат в Афгане погиб, и жена потом, в результате несчастного случая... И я сам сомневаюсь: для чего эти подробности? Для привлечения внимания? Но благополучным людям давно все равно, что там происходит в глубинах, откуда к ним поднимаются нефтебаксы и стейки. Сочтут за хоррор и трэш, за сведения с других планет, их не касающиеся. А те, кто в этом живет, кроме вывесок, этикеток и объявлений на дверях подъездов, ничего не читают, да и зачем — они это знают. Дам подробность от Щербакова лишь об училище, которое окончили Иван, Павел и многие другие из этих ребят: — Мастера там действительно хорошие, знаю двоих мужчин лет 35 —толковые, спокойные, грамотные, и женщину лет 55, она из Центральной Азии переехала лет 25 как в Россию. Они не халтурят, и ребята хорошо о них отзываются. Но в общаге там беспредел, потому и бегут все под опеку к местным теткам. Вот только что пришло письмо от Сергея. В августе 20 ему исполнилось, тувинец, нет у него никого. Он в этой общаге убил своего ровесника — по пьяни ножом, с одного удара, в 17 лет. Дали шесть с половиной лет, сидит сейчас в ИК-31, еще четыре года осталось. Щербаков показывает карандашные рисунки Сергея из колонии: там его Тува — из детства: ущелья, звери крупным планом, камни, травы, реки. Деревья все обрубленные, без вершин — видимо, таково его самоощущение. В переписке с Щербаковым Сергей молит его узнать, возьмут ли его в армию, берут ли зэков добровольцами в Украину? В колониях таких детей тоже доучивают, дают дополнительные профессии, если нужно. И, возможно, все идет к тому, что здесь в совсем скором будущем останутся только спасатели — вроде Щербакова и МЧС, ну и сами восьмёрики, самые приспособленные, получившие те профессии, которые только и останутся здесь нужны. Землю копать, стены возводить. Их слабые способности к отвлеченному мышлению и обобщению, а также трудолюбие — находка для компаний, что, несомненно, продолжат качать нефть и газ, копать руду. Нечеловеческая добросовестность восьмёриков и низкие потребности позволят упразднить почти все остальные сферы местной жизни и учреждения. Восьмёрики иногда будут попадать в беду, как без этого, и Щербаков будет им помогать. Ну и спасатели примчатся, если что. Все содержание жизни будет в этом. Один факт: многих из тех сотрудников Восточно-Сибирского регцентра МЧС тоже звали, как Щербакова, Николаями. Неслучайное такое имя. Сейчас в остром дефиците. люди Алексей ТАРАСОВ И как в него все это вмещается! От создания фельетона до защиты суверенитета от «вторжения извне» — все грани личности сенатора Андрея Климова. Политический портрет смотрите, кто Сергей ФАДЕИЧЕВ / ТАСС 48 – 49 48 – 49 люди «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022 СТР. 50–51  «Сердечно благодарен Президенту России В.В. Путину за доверие и высокую оценку моей работы в качестве российского сенатора, коллегам, без помощи которых эта работа не могла бы быть выполнена. Спасибо всем за поздравления в связи с Указом от 15.07.22 No 456 о награждении меня орденом Александра Невского. Служу России!» Сенатору Андрею Климову 68 лет. В отечественной истории он если и запомнится, то как борец с Западом, Америкой и «агентами влияния» среди российских граждан, «оседлавших протест». Для которых усовершенствовал закон об иноагентах (чтобы их признавали таковыми даже без всякого финансирования из-за рубежа). Управдом, переквалифицировавшийся в председателя товарищеского суда, он действительно считает, что служит родине. При этом родина для него — действующая власть. О своем существовании сенатор Климов в очередной раз напомнил в конце октября 2022 года, когда он, глава комиссии Совета Федерации по защите государственного суверенитета, на одной из пресс-конференций заявил, что россияне, покинувшие страну с началом военной операции, могут запросто стать иностранными агентами. Слова сенатора охотно приводили государственные СМИ: «Если внимательно почитать закон о контроле за лицами, находящимися под иностранным влиянием, человек, который уехал за рубеж, он разве не оказался под иностранным влиянием? Оказался. А если он собственноручно написал заявление, что он тут всех осуждает или что-то в этом духе, значит, он совершил политический акт, то есть оказался под иностранным влиянием и совершил политический акт. Может ли он быть фигурантом этого закона? Запросто». При этом Климов уточнил, что позиция некоторых людей, решивших «где-нибудь что-нибудь переждать», заслуживает «общественного реагирования». Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков тут же назвал слова сенатора «частным мнением». И на следующий день господин Климов поправился, заявив, что его не так поняли: «недруги передергивают факты и разгоняют слухи». С недругами, врагами и угрозами как внутри страны, так и снаружи пламенный патриот Андрей Аркадьевич Климов борется как может вот уже более 18 лет. Климов, бизнес и фельетоны Родился Климов в 1954 году в Перми. Город тогда еще носил название Молотов — в честь сталинского министра иностранных дел. По иронии судьбы в будущем Климов будет комментировать международную обстановку (особенно после 24 февраля 2022 года) в духе этого министра и выступать в телепрограммах на госТВ вместе с внуком Молотова — депутатом Никоновым. Отец Климова воевал. Спустя годы, в разгар специальной военной операции, сенатор, отдыхая в Калининградской области, выложит свое фото в «Яндекс-Дзене» и подпишет: «Мой отец Аркадий вошел в Кёнигсберг с моря, а вышел уже из Калининграда. Дядя Николай штурмовал Восточную Пруссию с суши. Спустя 77 лет на Русской Балтике все спокойно. Так будет и дальше!» Детство, юность и зрелые годы — вплоть до переезда в Москву — провел в Перми. Окончил там школу и экономический факультет Пермского госуниверситета, после чего два года работал инженером-экономистом в областном управлении сельского строительства. Затем поступил в очную аспирантуру московского НИИ экономики строительства, защитил диссертацию, позднее написал и докторскую. («Диссернет» фактов плагиата в работах не нашел.) И — вернулся в Пермь. Почти 10 лет, до середины 90-х, трудился на родном экономическом факультете Пермского госуниверситета, дойдя до заведующего кафедрой экономики, учета и анализа хозяйственной деятельности в строительстве. Был в его жизни и бизнес. Тот еще, перестроечный, который теперь так принято ругать. Сам господин Климов, став сенатором, уж как его ругал! Например: «Многие, заработавшие капиталы в крутые 1990-е, не могли бы столь высоко «поднять» свой бизнес лишь за счет знаний. Тогда без криминальных, коррупционных связей, не нарушая законов, сделать что-либо подобное было трудновато. Чаще это была банальная контрабанда и наглая спекуляция под чьей-либо «крышей». В 1988 году Климов, если верить официальной биографии, организовал в Перми консультационно-учебное бюро (КУБ). Все 90-е был директором пермского Межотраслевого института региональных исследований и одновременно генеральным директором некоей «Ассоциации содействия развитию предпринимательства «КУБ», а также председателем правления Ассоциации содействия развитию Прикамья. Указанные юридические лица занимались экономическим и правовым консалтингом. Не рассказывается в официальной биографии сенатора лишь о том, что, будучи уже депутатом Госдумы, он в 1999–2004 годах числился директором кипрской компании (если верить выпискам из государственного реестра этой страны). А после 2004-го вакантное место директора в кипрской компании вплоть до 2015 года занимала супруга сенатора Ольга (опять-таки сошлемся на госреестр островного государства). Сам Климов все это отрицал, как и предположения журналистов об участии в форумах и конференциях, госконтракты на проведение которых выигрывали фирмы его брата Сергея. Говорил, что все это — козни врагов. И был в чем-то прав. В его понимании «Трансперенси Интернешнл» и журналист Роман Анин — та еще «пятая колонна», и не стоит удивляться, что их впоследствии — на основании законотворческих стараний сенатора Климова — Минюст признает «иностранными агентами». ...Конец 80-х и начало 90-х господин Климов вспоминает с ностальгией, поскольку тогда у него было время еще и на творчество: он входил в художественный совет и студенческий клуб университета, публиковался в областных газетах «Звезда» и «Молодая гвардия» — увлекался фельетонами, которые, по его собственным воспоминаниям, даже печатали в «Литературной газете» и журнале «Крокодил». «Я занимался этими экспериментами с юмористическими текстами, не могу назвать это писательством, с 1973 до 1990 года, — рассказывал он спустя годы на встрече с читателями, представляя свою книгу «Воспоминания о юморе». — Я это прекрасно помню, потому что в марте 1990 года меня избрали депутатом областного совета народных депутатов. Тогда я понял, что юмор и сатира для меня заканчиваются. Теперь мне надо не критиковать, а что-то делать. И тогда критиковать начали меня». люди В е р а Ч Е Л И Е Л И Щ Е В А Климов и депутатство В 1990 году Климов победил на выборах в Пермский областной Совет народных депутатов. Спустя четыре года стал уже депутатом Законодательного собрания Пермской области первого созыва, затем — второго. Заведовал комитетом по региональной политике. Его заметили в Москве. И в 1999 году он вместе с семьей — в столице. Депутат Госдумы от Коми-Пермяцкого одномандатного избирательного округа. Карьера до этого мало кому известного экономиста из Перми стремительно пошла в гору. В 2000-м он уже председатель думского подкомитета по социально-экономическому развитию регионов и межрегиональным связям. В 2003-м в Госдуму четвертого созыва избирается от депутатской группы «Регионы России» (занимала проправительственные и пропрезидентские позиции, в дальнейшем слилась с «Единой Россией»). Спустя год Климов попадает в кресло руководителя парламентской группы по связям со странами БЕНИЛЮКС. Еще через год глава Комитета по международным делам Косачев пригласил его в замы. Климов начинает курировать европейское направление. В 2007 2011 годах в Госдуме пятого созыва он уже от «ЕдРа». Вырастает до сопредседателя Комитета парламентского сотрудничества Россия—ЕС и главы постоянной Российской парламентской делегации при Европарламенте. Эти должности — постоянные командировки в Европу. В нее он влюбляется. Скандальные выборы 2011 года, ознаменовавшиеся массовыми акциями протеста граждан, для депутата проходят успешно — он опять в Госдуме. И уже входит в президиум генсовета «Единой России». Климов и Совет Федерации В общей сложности Климов проработал в Госдуме 13 лет, пока в 2012 году его не назначили членом Совета Федерации от Пермского края. Вроде бы его кандидатура была поддержана самим Путиным. Кстати, о президенте. С теплотой в душе Андрей Аркадьевич в 2021 году вспоминал, что знает Владимира Владимировича уже давно: «Я знаком с ним еще с тех пор, когда он работал в Питере, это самое начало 90-х годов. У него очень мощное чувство юмора. Я знаю, как он им пользуется на закрытой части переговоров. Не все так могут». ...В Совете Федерации задачи сенатора по-прежнему связаны с Европой. Его делают руководителем постоянной делегации Совета Федерации при Европейском парламенте. С тех пор Климов возглавляет почти все российские делегации на всевозможных международных ассамблеях, конференциях и встречах. Поездок по Европе становится все больше. И он пока выездной. Выездной даже после 2014 года, когда СФ в полном составе, включая Климова, поддержал присоединение Крыма. В 2017 году председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко анонсировала создание комиссии по защите государственного суверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела Российской Федерации. Необходимость такой комиссии объяснялась «нарастающим давлением на Россию в преддверии выборов 2018». Главой комиссии назначили сенатора Климова. Как конкретно он предотвращал вмешательство западных недругов в выборы, доподлинно не известно. Впрочем, возможно, эта информация секретна. В любом случае, выборы президента завершились ожидаемо: несмотря на козни Запада и США, победил Владимир Путин. Что касается других задач комиссии, то в десятках интервью господин Климов рассказывал, что он и его коллеги будут бороться и с «агентами влияния», обученными за рубежом и подрывающими наш суверенитет, и с российскими гражданами, «оседлавшими протест против коррупции», и с зарубежными СМИ, вещающими на Россию. Комиссия по защите суверенитета обсуждала необходимость регулирования деятельности зарубежных СМИ по закону об иностранных агентах и возможной блокировке. Спустя пять лет все будет воплощено втройне: иностранными агентами поголовно будут признавать не только иностранные СМИ, но и российские, и даже отдельных российских журналистов и граждан... Но на дворе пока 2017 год. Еще не признанный иностранным агентом журналист Роман Анин в своем расследовании для «Новой газеты» выяснил, что у сенатора Климова якобы есть доля в российской компании, другим совладельцем которой является офшор с Британских Виргинских островов, зависимой территории Великобритании (члена НАТО). Однако подозрения в возможном личном партнерстве с «западными офшорами» не мешало сенатору и дальше предостерегать сограждан от «иностранного влияния» и враждебной политики «Запада». Похищение Европой В 2017 году 63-летний Андрей Аркадьевич завел инстаграм. Наивный, он еще не знал, что эта заграничная сеть спустя каких-то пять лет окажется экстремистской. Именно в инстаграме Климов, будучи членом СФ, ответственным за взаимодействие со странами Европы, выкладывал свои фотографии из заграничных командировок. Фото он сопровождал философскими, а иногда и романтичными подписями. Там еще не было про «врагов» России, «клоунов-комиков», «марионеток США» и прочих уничижительных характеристик, к которым сенатор прибегнет после 24 февраля 2022 года. Климов восторгался архитектурой и культурой европейских городов. И сам нередко позировал на их фоне. 2019 год. Вот он восторгается видом старинного вокзала в Брюсселе и пивным ресторанчиком там же. А вот Женева. Сентиментальный сенатор любуются белыми лебедями на Женевском озере. Вечером фотографирует на свой телефон лодки и яхты на том же озере, подписывая: «Яхты под луной». Рим и Милан. Затем Мадрид. И, наконец, Париж — Эйфелева башня, Нотр-Дамде-Пари... Климов выкладывает свое фото из центра Парижа и скромно подписывает: «Минута славы». Все подписи дублирует еще и на английском — очевидно, для зарубежных коллег. Рождество и отпуск проводит на горнолыжном сербском курорте Копаоник. Катается на лыжах и согревается в местном ресторанчике, выкладывая в инстаграм фото жарящегося на мангале поросенка. «Сербская диета», — шутит сенатор. Летом отдых проводит на морских курортах, похожих на Кипр и Болгарию. Геотегов не ставит. Позирует в майке и панаме. Через пару-тройку лет панаму придется спрятать на полку. Климов и закон о просветительской деятельности люди И как в него все это вмещается! СТР. 48–49  50 – 51 СТР. 52–53  «Иностранный вирус остановил нам командировки, но работы с документами всегда хватало!» — так в марте 2020 года сенатор Климов сопроводил свою фотографию из рабочего кабинета в Совете Федерации. Из-за пандемии европейские поездки пришлось приостановить. Да и важной работы дома действительно было много. В этом году на плечи председателя комиссии Совфеда по защите госсуверенитета легла задача воплотить в жизнь скандальный законопроект о регулировании просветительской деятельности. Скандальность инициативы заключалась в том, что отныне для чтения научно-популярных лекций (не важно, кто ты: профессор, доктор наук или обычный блогер) нужно было получать специальную лицензию в специально уполномоченном органе исполнительной власти после оценки деятельности (и лояльности) лектора специальной комиссией. «Этот закон позволит нам стать одной из самых просвещенных стран на планете Земля», — заявил тем не менее сенатор Климов. Р. 52–5 ил нам ко ми всегда натор Кл из рабо ские по Да и важ было мн ля коми нитета л альныйз ветитель инициа е для чт е важно ли обыч специал номочен после оц ктора сп статьо н на пл енее сен 53  омана хвалимов очего оезджной ного. иссии легла закоьской ативы тения о, кто чный ьную нном ценки пецидной ланенатор ,, В десятках интервью господин Климов рассказывал, что он и его коллеги будут бороться и с «агентами влияния», обученными за рубежом и подрывающими наш суверенитет, и с российскими гражданами, «оседлавшими протест против коррупции», и с зарубежными СМИ, вещающими на Россию «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022 Сергей БОБЫЛЕВ / ТАСС Однако российское научное сообщество так не посчитало. Президиум РАН единогласно выступил против законопроекта, заявив, что его принятие «приведет к отставанию нашей страны в критически важных областях науки и технологий». Против документа высказались многочисленные ученые и академики. Они собирали петиции и обращения, констатируя, что имеет место «попытка государства взять под контроль свободу распространения знаний». Сенатор Климов держал удар. Заявлял (видимо, это казалось ему остроумным), что «запрещенный ИГИЛ и другие подобные организации тоже считают, что занимаются просвещением». Критиков закона обвинял в несознательном пособничестве зарубежным силам. И главное — сообщал журналистам, что по его, Климова, сведениям, еще до внесения законопроекта в Госдуму «в Вашингтоне» было принято решение его «максимально торпедировать». Доставляли хлопот и родные пермяки. Местные общественники требовали из-за законопроекта лишить Климова звания почетного профессора Пермского государственного национального исследовательского университета. Комментируя это требование, сенатор не без гордости замечал: «За 30 лет жизни в политике было несколько попыток меня физически убить, поэтому к таким инициативам отношусь гораздо спокойнее, чем к тем попыткам. Иногда я вынужден был ходить в бронежилете по два-три месяца». Впрочем, кому он был нужен и кто ему угрожал, сенатор не уточнил. Летом 2021 года президент все-таки подписал закон о просветительской деятельности. Климов и спецоперация «Каждый новый факт важен для изобличения агрессивных планов Киева против ДНР, ЛНР и РФ, маниакального желания Вашингтона расправиться с Россией руками киевского режима и жизнями простых украинцев. Но и так уже очевидно — против нас люди И как в него все это вмещается! СТР. 50–51  Анатолий ЖДАНОВ / Коммерсантъ 52 – 53 52 – 53 готовили большую, агрессивную, кровавую войну. Собственно, потому нам пришлось переходить с 24.02.22 к активной самозащите на основе Устава ООН, Конституции РФ и с учетом трагического опыта 22 июня 1941-го», — писал Климов в соцсетях через неделю после начала боевой операции в Украине. СВО он поддержал самоотверженно и самозабвенно. Разумеется, сразу же ушел из своего красочного и романтичного инстаграма, так как «экстремистская американская сеть не оправдала свои (? — В. Ч.) надежды». Оправдывать свою деятельность сенатор решил в пока еще официально разрешенном телеграме и «Яндекс-Дзене». Посетить некогда любимые города Европы он сегодня по понятным причинам не может. После поддержки СВО сенатор оказался под санкциями не только ЕС, но и Великобритании, Швейцарии, Канады, Австралии, США и, конечно, Украины. «А я остаюся с тобою, / Родная навеки страна! / Не нужен мне берег турецкий, / И Африка мне не нужна...» — цитировал он по этому случаю советского поэта-песенника Михаила Исаковского, выкладывая в «Яндекс-Дзене» свое улыбающееся фото. Необходимость спецоперации он отстаивает в своем телеграм-канале под названием «Русский акцент». Там любитель юмора и фельетонов пишет речи, которые не может произнести на международных ассамблеях и сессиях. Изливает, кажется, все, что накипело. Иногда складывается впечатление, что пишет эти посты не сенатор, который, по идее, должен быть ограничен рамками должности и правилами этики, а пропагандист времен борьбы с космополитизмом. «Пронатовской киевской хунте не нужны живыми и здоровыми миллионы (!) исконных жителей Украины, что оказались вне их контроля. Мирных украинцев де-факто «оптом» киевские марионетки приговорили к смерти, увечьям, лишениям». «Сегодня, в т.ч. и с помощью СВО на Украине, мы не только отводим угрозу третьей мировой войны от собственной Родины, останавливаем неонацизм в Европе, приводим в чувство заморских неолиберальных клоунов — прямых виновников геополитического кризиса 2014–2022 вокруг Украины, но и вместе с большинством Человечества намечаем контуры более справедливого мира на Земле». «Латвия вместе с Литвой и Эстонией самозабвенно чинят помехи российскому транзиту, да и всему русскому. Ну не хотят они мира с нами. <...> Явно делают всё, чтобы мы и их демилитаризовали. Уверен — можем». «Заигравшийся в президенты Зеленский, наверное, забыл, что его шкура дешевле цены одного самого дешевого бравирующего боеприпаса. По мне, его бы лучше поймать и публично судить. Однако такой сценарий заморские кукловоды марионетки Зеленского предотвратят просто — ликвидируют лицедея в зеленой майке и концы в воду». Ну и об уехавших россиянах. «Нынешним перебежчикам уготована роль своеобразных капо (привилегированных заключенных в нацистских концлагерях). В ином качестве оная публика Западу не нужна (там своих биржевых спекулянтов, барменов, светских львиц, офисного планктона, тем более безработных и потенциальных нищих хватает)». Климов и частичная мобилизация Еще за месяц до объявления частичной мобилизации сенатор Климов отмечал, что она вряд ли будет. После же ее объявления сенатор предложил подумать над усилением ответственности за распространение паники на фоне ее проведения и напомнил, что в годы Великой Отечественной войны «паникеров и провокаторов расстреливали на месте, наряду с дезертирами и диверсантами». Массовый отъезд российских мужчин из страны после 21 сентября комментировал так: «Ожидаемо побежали сейчас как раз те, кто в минувшие годы менее всего думал о Родине, а в основном о себе. Толку от сбежавших, уверен, в боевой обстановке было бы не много, а вот бед натворить там они могли бы немалых!» Климова беспокоило, например, что власти Дагестана не смогли предотвратить несанкционированные акции протеста граждан. «А разве власти на местах не знали о том, о чем наша сенаторская комиссия по защите госсуверенитета РФ говорит постоянно? — вопрошал Климов, видимо, сам себя. — Что внешний противник использовал и будет использовать ЛЮБУЮ возможность, любой повод, начиная от отдельных ошибок, недоразумений и слухов до банальных фейков, чтобы дестабилизировать ситуацию в российских регионах?! Разве не разъясняли мы практически ежедневно с коллегами из Госдумы, Общественной палаты, Роскомнадзора, правоохранительных органов, экспертного сообщества, что против нас ведет тотальную войну не просто Украина, а США+страны НАТО+их союзники (полсотни государств!), и делают они это особо активно через интернет, соцсети, иноагентов?! Причем работу ведут 24х7 и адресно (с учетом региональных, национальных, возрастных, социальных и даже персональных особенностей граждан РФ)». Никак сам попал под враждебное влияние — ну как может против России выступать полмира? Так не бывает. Климов и иноагенты 1 декабря 2022 года вступит в силу закон «о контроле над лицами, находящимися под иностранным влиянием», к принятию которого Климов имеет самое прямое отношение как один из главных его авторов. Климовское творчество, со свистом прошедшее через одобрение Госдумы, Совета Федерации и президента, объединило четыре существовавших до сих пор разрозненно реестра иноагентов: НКО, СМИ, физические лица и незарегистрированные объединения. Теперь для выдачи ярлыка Минюсту не нужно доказывать, что то или иное физическое лицо получало иностранное финансирование. Достаточно, что оно (цитирую сенатора Климова) «получало поддержку или находится под иностранным влиянием». При этом по каким критериям Минюст будет оценивать степень иностранного влияния на человека, в законе не прописано. Также ярлыки получат те, кто занимается «политической деятельностью» и получал/получает деньги от уже попавших в реестр Минюста людей и организаций или принимал участие в их деятельности. Иностранным агентам теперь запрещено работать на госслужбе, получать доступ к гостайне, преподавать в госучреждениях, устраивать митинги, выдвигать свою кандидатуру в состав ОНК, становиться членами избирательных комиссий и вести «просветительскую и педагогическую деятельность» среди детей. «Вступающий в силу 1 декабря закон приобретает особо важное значение, — торжественно заявляет Климов. — В условиях идущей против РФ тотальной войны провашингтонского мирка нам, на мой взгляд, следует шире и тверже применять меры правового обеспечения для защиты суверенитета Отечества, безопасности его граждан и достижения убедительной победы над агрессивными антироссийскими силами». А еще сенатор Климов частенько развивает мысль о более активном применении к несознательным согражданам положения статьи 275 УК РФ («Государственная измена»). Естественно, тоже в целях «защиты суверенитета»... И, думаю, Климов прав. Иммунная система страны рано или поздно защитит суверенитет России от чуждых ей паразитов. Ну ведь не может управдом Иван Васильевич Бунша так долго притворяться властью. Пусть уж лучше мемуары пишет... Вера ЧЕЛИЩЕВА «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022 люди Каталы До сих пор неизвестно, чем закончился скандал с олимпийским допингом фигуристки Камилы Валиевой Фигуристка Камила Валиева продолжает выступать на российских турнирах, хотя в допинговом олимпийском деле с ее участием точка до сих пор не поставлена. Объясняем, почему так происходит, и рассказываем, что вообще творится за кулисами спортивного ледового театра А У С П Е Н С К А н д р е й Н С К И Й Сергей Бобылев / ТАСС 54 – 55 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022 СТР. 56–57  «НОВАЯЯ РАССК Российская пропаганда, само собой, обвинила «проклятый Запад» и врагов из МОК: мол, убили воздушную и уникальную школьницу, которой непонятно какими путями попала в организм крохотная часть дедушкиного лекарства, абсолютно не помогающего лихо взлетать и плавно приземляться Ученица Этери Тутберидзе, превратившаяся в фигурантку самого громкого допингового скандала на Олимпиаде-2022 в Пекине, без былого блеска (с падениями и дурным скольжением) выигрывает внутренние этапы Гран-при в Москве и Казани (от международных стартов, как вы знаете, Россия отстранена). Выигрывает, потому что конкурентов у нее, по сути, нет. Да и вообще, все наши примы постепенно двигаются по направлению от катка. Саша Трусова, завоевавшая на Играх серебряную медаль, после ухода от Тутберидзе к Светлане Соколовской, похоже, просто перестала серьезно тренироваться и занимается личным счастьем с Марком Кондратюком. Олимпийская чемпионка Анна Щербакова замечательно ведет шоу «Ледниковый период» вместе с Алиной Загитовой и Алексеем Ягудиным и вряд ли захочет вернуться к соревнованиям. Алена Косторная восстанавливается после операции на бедре. Не совсем здорова и Елизавета Туктамышева, обещавшая порадовать публику в середине ноября. Ну а подрастающее поколение еще не имеет нужного авторитета перед арбитрами, которые судят Валиеву по другим (и тут нет ничего удивительного) правилам. Впрочем, и поклонники Камилы, и просто любители фигурного катания не могут понять, почему она продолжает выступать, если расследование допинговой истории все еще не закончено? А действительно, почему? Давайте вспоминать и разбираться. В декабре 2021 года в пробе Валиевой был обнаружен триметазидин. Но всплыла эта неприятная подробность только на китайской земле в феврале 2022-го, причем за сутки до того, как должно было состояться награждение наших фигуристов золотыми медалями за победу в командном турнире. Торжественную церемонию, разумеется, перенесли (она до сих пор не состоялась, хотя результаты командника так и не пересматривались). Фамилия вляпавшейся выяснилась довольно быстро, хотя Этери Тутберидзе и ОКР (Олимпийский комитет России) тогда не сразу признали, что под колпаком оказалась именно Валиева. Тем не менее после экстренных заседаний и слушаний Камилу допустили до личного турнира, в котором ей хватило нервов и сил на короткую программу (1-е место), но не хватило на произвольную: юная фаворитка Игр, не выдержав психологического давления, уступила в итоге даже бронзу японке Каори Сакамото... Российская пропаганда, само собой, обвинила «проклятый Запад» и врагов из МОК: мол, убили воздушную и уникальную школьницу, которой непонятно какими путями попала в организм крохотная часть дедушкиного лекарства, абсолютно не помогающего лихо взлетать и плавно приземляться. Президент ФФККР (Федерация фигурного катания на коньках России) Александр Горшков назвал те события вокруг спортс менки травлей и заявил, что в честности 15-летней девочки не сомневается. Я же писал тогда и скажу сейчас: Валиеву в употреблении допинга я не считаю виноватой. Но она попалась. И кого тут винить — вопрос риторический. Деда, маму (плохо помывшую посуду), тренершу (слабо осуществлявшую контроль над подопечной в самый важный период карьеры), врача команды (не объяснившего девочке последствия приема любой пищи из «чужой» посуды). А может, все куда темнее и прозаичнее?.. Ну да ладно. Камила, проиграв главный старт своей жизни, поплакала тогда вволю. Злой МОК награждение победителей командника, как уже отмечалось, отложил до лучших времен. Но лучшие времена, как известно, так и не наступили... С тех пор делом Валиевой занимается РУСАДА (Российское антидопинговое агентство). Причем занимается в закрытом режиме. В сентябре было объявлено, что решение якобы принято. И вердикт вот-вот огласят. Но уже ноябрь, а его «вот-вот» не выносят. Загвоздка еще и в том, что Камила является «защищенным лицом», так как антидопинговый регламент она нарушила в 15 лет, а, по правилам, всю информацию относительно несовершеннолетнего лица (пусть ей сейчас уже 16) разрешено скрывать. Но, как говорится, сколько можно? По логике, пойманный на допинге атлет выступать на арене не должен. Но, с одной стороны, Камилу никто вроде бы не отстранял (даже временно), а с другой стороны, как считают юристы, срок наказания, если он и был (не забывайте, что разбирательства идут в закрытом режиме), мог уже и закончиться. Валерий Шарифулин / ТАСС Пекин. Олимпиада-2022 Каталы штаб с врачами рискуют также схлопотать дисквалификацию, поскольку распространение допинга среди несовершеннолетних, по российским законам, считается уголовным преступлением... Правда, в такую подножку от своей же организации верится с трудом. Вероятно, РУСАДА что-то там колдует, пытаясь найти доказательства того, что триметазидин попал в организм спортсменки исключительно с «помощью» дедушки, а не врача. Или в принципе тянет кота за хвост, чтобы выиграть время (в декабре, мол, истечет 12 месяцев с момента взятия той пробы, и Валиева официально вздохнет спокойно, так как больше года «отсидки» ей вряд ли светило бы). Да и в случае оправдания, что называется, под занавес подавать апелляцию нашим противникам, мечтающим «озолотиться», будет уже поздно... Но на нашу беду очнулся президент WADA (Всемирное антидопинговое агентство) Витольд Банька, заявивший на днях следующее: «Мы обеспокоены задержкой в деле Камилы Валиевой и официально уведомляем люди Есть версия, что Валиеву даже полностью оправдали. Поэтому она, веселая и радостная, зажигает на льду. Но прояснить доподлинно все детали нереально. Этери Георгиевна и Камила молчат. «Я ни на какие такие вопросы отвечать не буду», — бросила Валиева журналистам на столичном этапе Гран-при. РУСАДА молчит еще сильнее. И это, безусловно, очень странно. И наводит на определенные мысли. К слову, Тутберидзе и весь ее тренерский Камилу Валиеву при любом раскладе «партия» в беде не оставит. Звездочка, железно выигравшая на сегодняшний день только чемпионат России и чемпионат Европы в Таллине-2022, наверняка будет вести скоро какое-нибудь шоу или даже участвовать в политической жизни страны Mickael CHAVET / ZUMA Press Wire / TASS СТР. 54–55  56 – 57 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022«НОВАЯЯ РАССК РУСАДА: если загадка не будет оперативно разрешена, WADA напрямую обратится в Спортивный арбитражный суд». Его поддержал и глава МОК Томас Бах. Поскольку, согласно кодексу, у РУСАДА было ровно полгода на все расследование. Кто-то спросит: а почему этим ребусом занимается РУСАДА? Потому что декабрьская проба Валиевой была взята именно этой конторой. И поэтому WADA вмешиваться во внутреннюю кухню не имеет права. Но WADA начало поторапливать. Почему? Потому что из-за Валиевой, напоминаю, подвисли результаты олимпийского командника. И вот тут начинается самое сложное. И не только для РУСАДА, которое, яснее ясного, не хочет становиться палачом собственной спортс менки и лишать таким образом всю команду заработанного золота. Кто-то мне обязательно возразит: «Но ведь Валиева сдавала пробы во время Игр-2022 в Пекине. Все они были чистыми, а следовательно, никакого преимущества над конкурентами она не имела...» Так и есть. Иначе ее бы и не допустили до личного первенства. Но не забывайте и другой факт: если бы положительную декабрьскую пробу Камилы словили вовремя, она бы вообще не попала на Олимпиаду! И получается, что в командном турнире держал конек спортсмен, которого не должно было быть там в принципе... А что указано в правилах? Дисквалификация одного бойца влечет дисквалификацию всей дружины. И вот теперь представьте, в какой ситуации находится РУСАДА, на которую давят и WADA, и собственная страна, ждущая исключительно оправдательного приговора. А если, простите, снять вину никак не получается... А если МОК и WADA приказали РУСАДА в результате дела Валиевой вообще расследовать весь, если можно так выразиться, салон и кузов нашей «хрустальной» машины (как едут к медалям, что едят в дороге, чем лечатся). Ну вы понимаете. Да, это лишь предположение. Но РУСАДА, которое, ко всему прочему, могут вскоре и распустить за ненадобностью, по любому между двух огней. Как и Валиева. Ведь товарищи по золотой (пока еще) команде живут сейчас в мучительном ожидании. И Камилу, полагаю, вряд ли простят (для многих, скорее всего, эти медали могут оказаться последними в спортивной жизни), если... При этом хороший для нашей Федерации вердикт РУСАДА (если таковой и будет вынесен) вообще не несет никаких гарантий того, что Валиева, как и Марк Кондратюк, Анастасия Мишина и Александр Галлямов, Виктория Синицина и Никита Кацалапов, будут повторно официально признаны олимпийскими чемпионами, и им отправят-таки по почте долгожданные золотые медали. Так как, во-первых, второе место заняли американцы, которые, будьте уверены, не оставят попыток оспорить русскую викторию в любом случае. А, во-вторых, сейчас, после февраля, время каких-либо законов вообще закончилось. Мы существуем нынче по правилам, которые меняются каждый час, а на то, что прописано в хартиях (спортивных и неспортивных), обращать внимания уже не стоит. И не стоит удивляться, если WADA и МОК, не дождавшись от РУСАДА валиевского вердикта, отдадут-таки дело в CAS (Спортивный арбитражный суд в Лозанне). А там уж — как фишка ляжет. Иногда CAS нас выручал: снижал установленные WADA и МОК санкции, оправдал 28 наших атлетов, получивших обвинения в допинге на основании приснопамятного доклада Ричарда Макларена; да и в феврале независимые судьи встали на сторону Валиевой, допустив фигуристку до личных соревнований. А иногда и топил... Но мне почему-то кажется, что во всей этой уже смахивающей на трагифарс истории (девчушка с незакрытым допинговым делом катается, смеется и молчит) будут разбираться довольно долго. И еще. Камилу Валиеву при любом раскладе «партия» в беде не оставит. Звездочка, железно выигравшая на сегодняшний день только чемпионат России и чемпионат Европы в Таллине-2022, наверняка будет вести скоро какое-нибудь шоу или даже участвовать в политической жизни страны. Однако всем тем честолюбивым дублерам с косичками и хвостиками, которые еще только готовятся заменить своих кумиров, в будущем (когда наш спорт вернут на мировую арену) будет неимоверно трудно катиться к рекордам и медалям. Просто потому, что каждую русскую девчонку на коньках теперь обязательно будут в чем-то подозревать. Валиева сдавала пробы во время Игр2022 в Пекине. Все они были чистыми. Но не забывайте и другой факт: если бы положительную декабрьскую пробу Камилы словили вовремя, она бы она бы вообще не попала на Олимпиаду! Андрей УСПЕНСКИЙ P.S. Когда этот материал был подготовлен к печати, стало известно, что WADA все-таки передало дело Камилы Валиевой в Спортивный арбитражный суд. Камила Валиева со своим тенером Этери Тутберидзе Сергей Бобылев / ТАСС Десять принципов военной пропаганды, которые присутствуют во всех конфликтах и с обеих сторон Правило «распятого мальчика» Пропаганда во время боевых действий сопровождала все военные конфликты новой истории, ее принципы не изменились в течение сотни с лишним лет. Она влияет на гражданское общество сильнее, чем в мирное время, оставляет пожизненную печать на целом поколении, надолго отравляет отношения между народами. На дне бомбовой воронки лежала железная кровать с зацепившейся за нее рваной белой простыней. На белом и среди мертвенносерых брызг грязи из рисового чека — большие красные пятна. Окраину Ханоя, куда в промозглый декабрьский день 1972-го привезли группу журналистов, накануне сильно бомбили, и рядом действительно была больница. Но кровать в воронке выглядела инсталляцией. «Перебор», — подумал я. На фоне многих сотен разрушенных больниц и гибели несосчитанных миллионов вьетнамцев — солдат и гражданских, стариков и детей — она была лишней и только сеяла сомнение в том, что нам всегда рассказывают правду. Та городская окраина, как и многие районы вьетнамской столицы, находилась за знаком Петр САРУХАНОВ идеи А л е к с а н д р М И Н Е В 58 – 59 58 – 5 9 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022 «С» (cam — «запрещено», в обиходе советских спецов — «витамин»), куда иностранцам нельзя было заходить. Но все знали, что там были перевалочные хранилища то ли техники, то ли боеприпасов для войны сопротивления в Южном Вьетнаме. Их американцы регулярно утюжили бомбежками, в том числе ковровыми. «Высокоточные» боеприпасы у них уже тогда были, но, наверное, для чего-то более существенного, чем больницы и детские сады. Например, из того, что я видел вживую, — для ханойской ТЭС на берегу озера Белого бамбука или столичного вокзала Hang Co. В «ковровых» бомбардировках при исключительно высокой плотности населения жилым и прочим гражданским постройкам и так немало доставалось. Но больничная кровать в воронке классически вписывалась в законы пропаганды военного времени. Профессор Брюссельского свободного университета Анна Морелли сформулировала их в монографии «Элементарные принципы военной пропаганды» (Principes elementaires de propagande de guerre). Подзаголовок: «Применимы для холодной, горячей и теплой войны» (Utilisables en cas de guerre froide, chaude ou tiede). Книга, вышедшая в 2001 году и переживающая третье издание, принесла широкую известность автору. В этом году Морелли стала востребованной гостьей на телевизионных ток-шоу. Вот десять базовых заповедей военной пропаганды: 1. Мы не хотим войны, мы только обороняемся! 2. Ответственность за эту войну несет только наш противник! 3. Лидер наших врагов — воплощение зла по своей природе и имеет лицо дьявола. 4. Мы защищаем благородное дело, а не свои корыстные интересы. 5. Враг умышленно зверствует, а мы если и совершаем ошибки, то ненамеренно. 6. Противник применяет незаконное оружие. 7. Мы несем совсем мало потерь; потери противника огромны. 8. Признанные интеллектуалы и художники — на нашей стороне. 9. Наше дело свято. 10. Кто сомневается в нашей пропаганде — предатель. Он помогает врагу. Эти принципы утвердились с развитием демократии. Средневековым правителям было глубоко наплевать на отношение плебса к затеянной ими войне. Политическим партиям нового времени важны были голоса избирателей в состязании за власть и для получения денег из государственного бюджета. СТР. 60–61  Правило «распятого мальчика» идеи Петр САРУХАНОВ СТР. 58–59  60 – 61 60 – 6 1 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022 СТР. 62–63  В30-е и 40-е годы прошлого века эти принципы оценили и эффективно использовали власти Италии, Германии и Советского Союза, весьма далекие от демократии. Они просто последовали принципу номер 10 и запретили альтернативную мысль. А также открыли роль радио, которое больше воздействует на эмоции, оставляя меньше времени для размышлений и анализа, чем печатный текст. Не говоря уже о степени грамотности потребителя. Эти режимы нашли в пропаганде инструмент мобилизации широких масс «простых людей». В середине 90-х правила пропаганды сыграли свою черную роль в геноциде в Руанде, где массовые убийства коррелировались с зонами покрытия вещанием радиостанции «Тысяча холмов» (Mille Collines). Сейчас пропагандистские вбросы, в том числе «сплетни в виде версий» (по Высоцкому), вмиг распространяются блогерами среди миллионов тех, кто хочет им верить, заведомо отвергая все прочее. Монография Анны Морелли основана на анализе военной пропаганды времен Первой мировой войны, когда это явление обрело вполне определенную форму. Морелли нашла вдохновение в книге британского лорда Артура Понсонби «Ложь во время войны» (Falsehood in Wartime) 1928 года и памфлете французского писателя Жоржа Демарсьяля «Война 1914 года. Как проходила мобилизация убеждений» (La guerre de 1914. Comment on mobilisa les consciences) 1920 года. Оба были, в конце концов, убежденными пацифистами и, критикуя свои правительства, разоблачали пропаганду стран Антанты (России, Франции и особенно Великобритании), направленную против держав Оси (Германии, Австро-Венгрии, Турции и Болгарии). Понсонби перечислил более 20 тезисов лжи, которые были распространены во время Первой мировой войны, и считал ложь фундаментальной частью создания предпосылок и продолжения военных действий. Он писал, что без лжи не было бы «ни повода, ни желания для войны». Британские пропагандисты сосредоточились на теме «изнасилования Бельгии». Они постарались поскорее перевести стрелки с убийства австрийского эрцгерцога Фердинанда сербскими националистами к морально однозначному вопросу о вторжении Германии в нейтральную Бельгию. Немцы нарушили Лондонский договор 1839 года, которым европейские державы гарантировали маленькому королевству целостность и безопасность. Хотя пренебрежительная фраза немецкого военачальника, назвавшего этот договор «клочком бумаги», задела британских интеллектуалов и побудила их поддержать войну, в кругах «простого народа» этот образ плохо работал. Пропаганда должна быть замешана на первобытной ксенофобии, крови и расчеловечивании противника. Это всегда пристрастный подбор информации, ее преувеличение, искажение, умолчания, смесь действительных фактов с вымыслом. Германский кайзер Вильгельм изображался монстром, извращенцем. Текст «Песни немцев», ставшей позднее государственным гимном Веймарской республики (Deutschland uber Alles), представлен как претензия на мировое господство, хотя в немецком есть четкое различие между uber Alles («важнее всего») и uber alle («над всеми», то есть господство над другими). Этот перевод противники Германии использовали во время обеих мировых войн в пропагандистских целях. Вербовщики британской армии имели проблемы с юридическим объяснением причин Первой мировой. По мере продвижения Германии в Бельгии британские газеты начали публиковать статьи о зверствах немцев. Пресса — как «качественная», так и бульварная — тиражировала истории о медсестре, изуродованной немецкими солдатами, о бельгийском младенце, которому отрубили руки, о распятом на двери сарая канадском солдате, об изнасилованных монахинях, о немецкой фабрике по переработке трупов на глицерин и технический жир, о разграблении и разрушении бесценного Лёвенского алтаря. Сообщалось о массовых убийствах мирных граждан, нанесении увечий пленным... Вторжение в Бельгию с его вполне реальными страданиями людей описывалось крайне стилизованным образом, с упором на извращенные половые акты, отрезанные груди, натуралистически подробные описания сексуального насилия над детьми. Часто с сомнительной достоверностью. Сфабрикованные сказки ставят под сомнение информацию о подлинных преступлениях. Часть британской прессы выразила обеспокоенность и призвала коллег к более серьезному подходу. В декабре 1914 года для расследования была назначена специальная комиссия. Хотя она должна была провести лишь имитацию расследования, сам факт ее создания важен для того времени. В мае 1915 года был опубликован отчет, переведенный на десять языков. Он стал справочным пособием для последующей военной пропаганды. Позже историки, изучив оригинальные документы, пришли к выводу, что массовые зверства действительно имели место, однако часть историй, в том числе самые одиозные, сфабрикованы. Но разъяренные ими английские парни шли умирать в болотах Фландрии «за бельгийскую медсестру». Германская пропаганда в те годы оказалась слабее английской, хотя и публиковались трогательные репортажи о немецкоязычных бельгийцах, которые с цветами встречают освободителей, и умилительные фотоснимки счастливых бельгийских детей на руках у кайзеровских солдат. Скоро немцы наверстают свое, и ведомство Йозефа Геббельса превзойдет либеральных англосаксов. Автор «Элементарных принципов военной пропаганды» Анна Морелли проанализировала документальный материал времен двух мировых войн и добавила опыт конфликтов в Ираке, бывшей Югославии и Афганистане. Как историк-исследователь она оговаривается в предисловии, что не хочет принимать чьюто сторону или защищать диктаторов и только демонстрирует повторяемость десяти принципов сквозь времена: «Я не собираюсь выяснять, кто лжет, а кто говорит правду, кто сам верит в то, что говорит, а кто нет». Но как человек с ярко выраженной политической позицией (сама она называет себя «крайне левой») концентрирует внимание на критике Соединенных Штатов, лицемерии современной западной демократии и ее средств массовой информации. Естественно, в этом году со своими «десятью принципами» она востребована бельгийскими и французскими СМИ в связи с событиями в Украине (впрочем, этот эвфемизм она не употребляет, обходясь более простыми определениями). Осуждая действия России, Морелли призывает в одном из своих интервью положить что-то на другую чашу весов: «Наши СМИ сваливают всю вину на Путина. Почему не исследуют последствия предшествовавших действий западного лагеря, а именно США, Европы и украинских лидеров? <...> Я была ошеломлена, увидев на ULB (Брюссельский свободный университет. — А. М.) плакаты <...>. Впервые вижу, как студенты так [воинственно?] позиционируют себя в военном конфликте. Следует отметить, что у Украины есть оружие, и оно появилось не само по себе. Украина вооружалась с 2014 года, и ее правительство регулярно пускает свое оружие против «непокорных» — так называемых «пророссийских» территорий <...>». Судя по буквальному повторению известных тезисов («госпереворот в Киеве», «проамериканское правительство», «отмена русского языка», «восстание этнических русских», «НАТО окружает Россию»), знания профессора по этой теме почерпнуты в основном из передач RT и Sputnik. Она осуждает решение Еврокомиссии заблокировать их вещание в ЕС (впрочем, такого же мнения и большинство журналистского сообщества в Брюсселе). Когда Морелли возмущается «отменой российской культуры», источники ее информации еще более очевидны. В брюссельской La Monnaie (Королевский оперный театр в Брюсселе. — Ред.), что в получасе езды от университета, сезон открылся двумя операми Чайковского, далее следует Шостакович... идеи Но «Десять принципов» универсальны, в любой войне с любой стороны можно найти их присутствие — независимо от ваших симпатий или антипатий. В оценке ситуации остается только их учитывать и попытаться понять, кто больше лжет. Первые два — классика. Бывший глава германской дипломатии Риббентроп оправдывал войну против Польши: «Фюрер не хочет войны. Он решает это с тяжелым сердцем. Но решение о войне и мире не зависит от него... Это зависит от Польши. В некоторых жизненно важных для рейха вопросах Польша должна уступить и выполнить требования, без которых мы не можем обойтись. Если Польша откажется, ответственность за конфликт будет лежать на ней, а не на Германии». Американцы втянулись в гражданскую поначалу войну во Вьетнаме, руководствуясь «теорией домино», согласно которой если в Южном Вьетнаме установится власть коммунистов, то один за другим свалятся все лояльные Западу режимы в Юго-Восточной Азии — важном для свободы мировой торговли регионе. Китайский лидер Дэн Сяопин оправдывал военное нападение КНР на Вьетнам необходимостью «преподать Ханою урок» за вторжение в суверенную страну (Камбоджу) и свержение «крестьянского» режима Пол Пота. Третий принцип: враг должен иметь лицо. Мы воюем не против народа. Ненависть направляется на лидера противника или конкретную группу. Гитлера чествовали как человека года на обложках американских журналов в 1936 году, но с началом войны он справедливо стал монстром. В пропаганде идут в ход самые омерзительные ярлыки, в том числе из исторического прошлого. Лидеру врага свойственны все мыслимые недуги и пороки — от внешнего вида до особенностей половой жизни. Он изображается старым маразматиком, сумасшедшим, маньяком, шизофреником, клоуном, коррупционером, наркоманом, гомосексуалистом. Пропагандисты активно используют этот старый прием. Четвертый принцип — «мы защищаем благородное дело, а не свои интересы». Как правило, это спасение обиженных и ущемленных. Тут есть нюансы. Иногда обиженные вместе с инфраструктурой и территорией просто поглощаются спасителем (примеры из прошлого Европы — Эльзас и Лотарингия, восточные кантоны Бельгии). А в 1994-м в Руанде, наоборот, благородные защитники опоздали вмешаться во внутренние дела суверенной страны, что стоило миллиона жизней ее граждан. Есть и промежуточные, весьма спорные варианты типа Косово. Антинатовский лагерь вот уже почти четверть века приводит его неизменным укором во всех случаях жизни. Неоднозначность опровергает довод современной пропаганды — о «двойных стандартах». В международной жизни с ее многообразием нет ни двойных, ни тройных, ни тем более единого стандарта. Каждый случай уникален и требует отдельного решения. В самой пропаганде «двойные стандарты» составляют словесную канву. Подбор слов, эвфемизмов весьма важен (разведчики — шпионы, воины — боевики, добровольцы — наемники, освобождение — оккупация, «фюрер» — лидер...). Это не ново. Национальное собрание Франции только 1999 году признало войной события в Алжире 1954–1962 годов. До этого применялся термин «операция по восстановлению общественного порядка». Алжир официально считался неотъемлемой частью Франции, то есть французы по идее защищали территориальную целостность своей родины. Рассказы о зверствах врага — важный элемент пропаганды. Это пятый принцип. Жестокость — свойство всех войн, но враг совершает зверства преднамеренно, а свои если такое случается, то только по ошибке. Военная пропаганда не довольствуется реальными инцидентами, ей нужно изобретать что-то изощренно бесчеловечное, чтобы сделать врага похожим на альтер эго Гитлера — общепризнанного воплощения зла. В соответствии с шестым принципом противник использует запрещенное оружие, а мы воюем по-рыцарски честно. Во время Первой мировой войны пропаганда была наполнена яростными протестами против применения отравляющих газов. Каждая противоборствующая сторона обвиняла в этом другую. Хотя обе использовали газ как оружие и проводили исследования в этой области. В современных конфликтах любимыми темами военных пропагандистов остаются то та же химия, то кассетные боеприпасы и мины-ловушки, то «грязная бомба», то секретные лаборатории по биологическому оружию и даже комары-убийцы... За редкими исключениями люди склонны присоединяться к делу победы, и в этом смысл седьмого принципа. Поддержка общественного мнения во многом зависит от очевидных результатов на фронте. Если они не очень хорошие, пропаганда должна еще строже скрывать потери и преувеличивать потери врага. Морелли ссылается на тот факт, что по истечении месяца Первой мировой войны британское командование не сообщило об утрате ни одной лошади, не говоря уже о списке погибших. В моей вьетнамской памяти — ежевечерние поездки в МИД, где от имени завотделом печати Нго Дьена раздавалась напечатанная на машинке сводка военных событий дня. Среди прочего — счет сбитых американских самолетов. Судя по этим цифрам, США потеряли вдвое больше бомбардировщиков и истребителей, чем у них было. И ничего о потерях Народной армии. До конца войны и даже дольше это было секретом. Американцы, в свою очередь, занижали потери своей боевой техники, но не могли скрывать от публики людских потерь. Общественная поддержка в США военной операции во Вьетнаме была довольно высокой до весны 1968 года, до всеобщего наступления сил освобождения на Юге, которое показало, что Америка скорее проигрывает, чем побеждает. Потом в Штатах резко усилилось антивоенное движение. Практика военной пропаганды иллюстрирует и другие принципы, замеченные Морелли в истории прошлых войн. Экономические и геополитические цели войны должны маскироваться идеалом, моральными ценностями, международным правом в его прочтении пропагандистами. Это спасение ущемленных, единоверцев, восстановление исторической справедливости. В нынешнем все более секулярном западном обществе религиозная святость войны (9-й принцип) не играет такой роли, как в Первую мировую. Но даже в «стране безбожников», каковой был СССР, власть использовала влияние церкви. И в наше время Бог всегда «с нами», а «с ними» — сатана или шайтан. Они уничтожают святыни. И конечно, пропаганда обращается к авторитету цвета нации — интеллектуалов и деятелей культуры, особенно популярных певцов, которые поддерживают эту войну (8-й принцип). Военным экспертам, генералам, поПравило «распятого мальчика» СТР. 60–61  62 – 63 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022 Александр МИНЕЕВ Брюссель литикам общественность может не доверять, потому что они причастны. Публикуются манифесты, воззвания. Например, «Манифест 100» в поддержку Франции в Первой мировой войне подписали Андре Жид, Клод Моне, Клод Дебюсси и Поль Клодель. Во вьетнамскую войну в ежедневных передачах на английском языке из Ханоя диктор Ханна (Чинь Тхи Нго) включала песни Джоан Баэз и Боба Дилана и заодно зачитывала имена американских солдат, погибших в боях на Юге, а также вырезки из американских газет об антивоенных протестах в США. И это действовало. Антивоенная пропаганда действует в более или менее открытом обществе. Компартия Вьетнама, которая у себя в стране жестко контролировала информацию, после войны назвала в числе сопобедителей «американский народ», имея в виду антивоенное движение. Десятый принцип Морелли относится к военной пропаганде во всех странах, но более эффективно реализуется в тех, где нет политического плюрализма и разнообразия СМИ: любой, кто посмеет подвергнуть сомнению официальные цифры и факты или захочет перепроверить их, немедленно объявляется как минимум наивным пособником врага. Я бы добавил к десяти одиннадцатый принцип, характерный для ряда стран. Это демонизация внешнего мира, всего иностранного. Получается, что на планете Земля обитают два разных подвида человека: свой и иностранец. Само слово «иностранец» становится ругательным. Все длиннее список «иностранных агентов» как чуждых элементов, пусть пока и не врагов народа, но явно «не наших». Пропагандисты все с большей силой подчеркивают слова «иностранные наемники», «иностранные инструкторы», «иностранные техника, калибр, форма»... Это воздействие на глубинные инстинкты людей, живущих в относительно изолированной стране. Пропаганда может изменить характер военных действий, и это особенно жутко. В какой-то момент наступает стадия, когда голос сомневающихся тонет в хоре уверовавших, отступают размышления о том, зачем все это, кто нападал и кто защищался и что грозит всем. Под влиянием пропаганды, как доказывает история, война — любая, какую ни возьми, — становится «отечественной» для обеих сторон, приходит синдром футбольного фаната («наши всегда правы»), коллективное ощущение «свой–чужой». Каждый день поляризуется ненависть. Военная пропаганда может оказать пожизненное влияние на целое поколение. Она культивирует первобытные племенные инстинкты и роет пропасть между народами. Моя мама, как и почти все взрослые в моем послевоенном детстве, ненавидела всех немцев, хотя ни одного в своей жизни не знала, а всю войну проработала медсестрой в тылу. Недовольно морщилась, когда я, юный пионер-интернационалист, переписывался с Удо и Берндтом — школьниками из ГДР. Война закончилась 16 лет назад. В 1970-м сестра матери моей студенческой подружки Катарины, тетя Герда, которая жила с ними в квартире на берлинской Шоссештрассе, смотрела на меня, едва скрывая неприязнь, и рассказывала, как отвратительно обращались с немками советские солдаты, когда 25 лет назад вошли в Берлин. И мама, и, наверное, тетя Герда до конца жизни сохранили свою ненависть или неприязнь. Личный жизненный опыт был многократно усилен военной пропагандой. Мы, первое послевоенное поколение, не пережили того, что выпало на долю родителей. А пропаганды времен войны уже не стало. Поэтому не было и ненависти. В Ханое уже давно нет «витаминных» знаков. На улочке Ta Hien, которая вечером становится сплошной шумной тусовкой, молодые вьетнамцы пьют пиво и веселятся вместе с американскими «бэкпэккерами» и экспатами. Это уже второе поколение, которое не помнит воздушных тревог. Память осталась — в семьях, музеях, монументах. Но это только потому, что после войны не было пропаганды, подпитывающей ненависть. ругательным. Все длиннее список «иностран ных агентов» как чуждых элементов, пусть пока и не врагов народа, но явно «не наших». Петр САРУХАНОВ идеи Очередной «моральный кодекс», навязываемый гражданам РФ, в конечном итоге не укрепит, а ослабит вертикаль власти «Основы» русского цинизма Анатолий ЖДАНОВ / Коммерсантъ 64 – 65 64 – 6 5 ,, Cоблюдение моральных «Основ» вроде как дело добровольное, но уроки в школе становятся обязательными, а учебники «едиными», да и полицейский больнее наподдаст тому, кто вздумал выкрасить волосы в «нетрадиционный» цвет «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022 9ноября, в первый рабочий день после празднования годовщины Октябрьской социалистической революции, президент Путин нашел время прочесть не самый внятный 12-страничный документ и специальным указом утвердил «прилагаемые Основы государственной политики по сохранению и укреплению традиционных российских духовно-нравственных ценностей». Это, поясняют «Основы», «нравственные ориентиры, формирующие мировоззрение граждан России, передаваемые от поколения к поколению, лежащие в основе общероссийской гражданской идентичности... К традиционным ценностям относятся жизнь, достоинство, права и свободы человека, патриотизм, гражданственность, служение Отечеству и ответственность за его судьбу, высокие нравственные идеалы, крепкая семья, созидательный труд, приоритет духовного над материальным, гуманизм, милосердие, справедливость, коллективизм, взаимопомощь и взаимоуважение, историческая память и преемственность поколений, единство народов России». Наше поколение читало от скуки на уроках что-то похожее году в 1965-м на бледнозеленых задних обложках школьных тетрадок в виде «Законов юных пионеров» — вот они (в последней редакции 1986 года): «Пионер — юный строитель коммунизма — трудится и учится для блага Родины, готовится стать ее защитником... активный борец за мир... Пионер дорожит честью своей организации, своими делами укрепляет ее авторитет... всегда поступает по совести». Разве что «поступающие по совести» в сегодняшних реалиях массово отправляются отбывать административный арест, притом что указание в «Основах» на права и свободы человека очень своевременно. А в остальном это прописные истины, вариации на тему «морального кодекса». Спорить тут не с чем, но и повторение этих тавтологий само по себе никак не влияет на поведение тех, кому их вбивают в головы — полвека назад в порядке так называемой политинформации по вторникам, а сегодня в ходе аналогичных школьных «разговоров о главном». Ивроде бы несложно просто пропустить это мимо ушей — что же нас тут так настораживает? Врожденным инстинктом свободы, который силен в юности, а с возрастом у большинства притупляется, мы ощущаем угрозу тоталитаризма, то есть вторжения этого самого «большинства» со своим аршином «будь как все» в сферу, которую мы до сих пор привыкли считать своей частной и защищенной. Томас Гоббс настаивал на необходимости абсолютной власти «суверена», но оговаривался, что это распространяется лишь на изобретенный им «общественный договор», а в частной сфере каждый волен поступать, как ему нравится. До появления феномена массового общества в начале ХХ века самой идеи «большинства» (не путать с большинством индивидуально поданных голосов) вообще не возникало. Появление фикции «большинства», право говорить от имени которого присваивает себе государство, как раз и создает угрозу поворота от абсолютизма (авторитаризма) к тоталитаризму, когда запреты и предписания, часто нелепые, проникают уже к нам в дом. Свежеиспеченные «Основы», претендуя быть моральными принципами, а не юридическими нормами с формализованными санкциями, в самом деле не могут быть отнесены к праву хотя бы уж в силу своей размытости, но именно они создают базу для реальных квазиюридических практик. В этом смысле они адресованы не частным лицам и в этом качестве свободным гражданам, а тем, кто уполномочен применять к ним (к нам) разного рода принуждение, — и тут важно, что насилие (принуждение) связано далеко не только с УК или КоАП. Если в прежнее время пионера застигали с папиросой в зубах, в школу вызывались родители, и это они затем применяли принуждение в виде лишения каких-то ништяков, а коммунисту за любовную интрижку на стороне мог быть объявлен партийный выговор — санкция вроде бы «общественная», но влекшая, например, ограничение на продвижение по службе. Точно так же это будет работать и сегодня: соблюдение моральных «Основ» вроде как дело добровольное, но уроки в школе становятся обязательными, а учебники «едиными», да и полицейский больнее наподдаст тому, кто вздумал выкрасить волосы в «нетрадиционный» цвет. И так вплоть до депутатов Думы, которые, опираясь на вроде бы никого ни к чему не обязывающие «Основы», вслед за «пропагандой нетрадиционных сексуальных отношений» могут законодательно запретить много чего еще. Л е о н е о н и д Н И К И Т И Н С К И С К И Й СТР. 66–67  «Основы» русского цинизма Сергей МИХЕЕВ / Коммерсантъ СТР. 64–65  66 – 67 66 – 6 7 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022 Леонид НИКИТИНСКИЙ Практики будут определять градус репрессий неформально, в том числе через пропаганду нагнетаемой нетерпимости и растяжимость перечня того, что рассматривается как «деструктивное поведение». «Основы» учат — но не столько нас, сколько тех, кто обладает разной степенью власти над нами, — что «угрозу традиционным ценностям представляют деятельность экстремистских и террористических организаций, отдельных СМИ... действия США и других недружественных иностранных государств, ряда транснациональных корпораций и иностранных некоммерческих организаций, а также деятельность некоторых организаций и лиц на территории России. Идеологическое и психологическое воздействие на граждан ведет к насаждению чуждой российскому народу и разрушительной для российского общества системы идей и ценностей (далее деструктивная идеология)...», которая (деструктивная) «влечет за собой следующие риски: а) создание условий для саморазрушения общества, ослабление семейных, дружеских и иных социальных связей; б) усиление социокультурного расслоения общества, снижение роли социального партнерства, обесценивание идей созидательного труда и взаимопомощи; в) причинение вреда нравственному здоровью людей, навязывание представлений, предполагающих отрицание человеческого достоинства и ценности человеческой жизни; г) внедрение антиобщественных стереотипов поведения, распространение аморального образа жизни, вседозволенности и насилия, рост употребления алкоголя и наркотиков; д) формирование общества, пренебрегающего духовно-нравственными ценностями; е) искажение исторической правды, разрушение исторической памяти; ж) отрицание российской самобытности, ослабление общероссийской гражданской идентичности и единства многонационального народа России, создание условий для межнациональных и межрелигиозных конфликтов; з) подрыв доверия к институтам государства, дискредитация идеи служения Отечеству, формирование негативного отношения к воинской службе и государственной службе в целом». Запутались? А Владимиру Владимировичу в сложнейшей международной обстановке каково было в это вникать? Зато с учетом размытости использованных терминов перечень того, к чему можно придраться, оказывается всеобъемлющим. А ведь есть не только кнут, но и пряники, и охотникам до бюджетных денег стоит изучить аналогичный перечень в пункте 19 документа, посвященном «области сохранения и укрепления традиционных ценностей», которые государство собирается мониторить и развивать. Теперь о том, почему маниакальное стремление к «единству», которым заряжены не только свежие «Основы», но и все законодательство, и все практики путинского режима, не только в ближней перспективе укрепит, но и в более далекой ослабит вертикаль власти. Моральные принципы или даже нормы (в исламе) создают этическое давление так называемых референтных групп, которое часто принуждает эффективнее, чем даже угроза уголовным наказанием. Но проблема в том, что разные группы руководствуются разными этическими кодексами. «Негативное отношение к воинской службе» вполне нормально и даже похвально для тех, кто исповедует некоторые религии. А «крепкую семью» одна часть россиян может понимать как моногамную, другая как полигамную, а третья вообще как обузу, и все это в своей среде остается нормальным. Никакого «единства» в российском обществе на самом деле нет, есть охота на ведьм и давление «большинства», которое формируется в значительной степени искусственно, на что и направлен очередной «моральный кодекс». Стремление власти постричь всех под одну гребенку может опираться только на возможности «силовых структур», но металл этих «скреп» рано или поздно не выдержит внутреннего давления противоречий развивающегося общества. Власть и видит выход в том, чтобы всякое развитие подавить «традицией». То, что навязывают «Основы», это, конечно, не право и даже не мораль, а идеология, но есть и существенное отличие от «Морального кодекса строителя коммунизма». Коммунистическая идеология претендовала на научность, и пусть прогнозы марксизма оказались весьма неточны, вера в науку поощряла развитие гуманитарного знания. «Основы» опираются скорее на мутную философию Ивана Ильина. Ильин развивал концепцию государства как «органа добра», обязывающую всякого русского человека, умеющего «чутьем к совершенству» различать зло, бороться с ним путем «заставления» других. Такую «понуждающую Любовь» Ильин считал сердцевиной правосознания русского человека, обреченного ею на «безрадостный и мучительный подвиг». Никаких аргументов в пользу особых качеств «русского человека», не считая изобретенных «традиций» и «предков», у Ильина, как и в «Основах» (в пользу «многонационального российского народа»), не приводится. Это национализм самого бездоказательного толка. Коммунистическая идеология обещала светлое будущее, и это до определенной степени оправдывало терпение «единства». Новое единство целиком опирается на прошлое, причем сильно мифологизированное. У современного россиянина, которому адресованы «Основы», нет ни понятной перспективы, ни реалистичного прошлого. Покорному «большинству» остается помалкивать на уроках патриотизма для детей и взрослых, исповедуя на самом деле отрицание всех ценностей, кроме материальных, — а это и есть цинизм. ,, Никакого «единства» в российском обществе на самом деле нет, есть охота на ведьм и давление «большинства», которое формируется в значительной степени искусственно, на что и направлен очередной «моральный кодекс» идеи Впали в сакральность Что провозгласил Всемирный русский народный собор, каких ужасов Апокалипсиса не должна допустить Россия, чем провинились хасиды и к чему привел процесс мистического «воцерковления» российской элиты Соцсети 68 – 69 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022«НОВАЯ РАССК идеи Торжественная презентация новой, с точки зрения РПЦ, «концепции» специальной военной операции состоялась 25 октября не где-нибудь, а в храме Христа Спасителя (ХХС) — сакральном центре постсоветского православия. Патриарх Кирилл провел сессию Всемирного русского народного собора — особого религиозно-политического органа, придуманного еще во время конституционного кризиса 1993 года, сопровождавшегося разгоном российского парламента. Собор фактически провозгласил переход к новой, квазирелигиозной мотивации боевых действий в Украине. Отныне, по мнению РПЦ, Россия сражается не за труднопроизносимые «демилитаризацию и денацификацию», а прямо за то, чтобы «не допустить ужасов Апокалипсиса» на земле. Вызов брошен не каким-то земных людям — президенту Зеленскому и «коллективному Западу», а самому Антихристу и его бесовскому воинству, исходящему из преисподней. А коли так, то все участники СВО получают статус «ангельского воинства», а все погибшие воины ВС РФ — статус святых мучеников, независимо от того, какой образ жизни они вели и какое отношение к религии имели. Идеи «радикальной сакрализации СВО» Кирилл впервые высказал в телепроповеди 25 сентября, а «философскую завершенность» они приобрели в докладе на соборе Александра Дугина, еще недавно числившегося в маргиналах, а теперь вознесенного на пьедестал главного мыслителя страны. Десатанизация и «кровавый навет» В дни работы собора помощник секретаря Совета безопасности РФ Николая Патрушева Алексей Павлов изложил некие новые подходы к СВО в интервью «АиФ». Тезисно. Результатом смены власти в Киеве в 2014 году стал «запрет настоящих ценностей», которые «несут православная вера, ислам и иудаизм» (буддизм не упомянут. — А. С.) Несмотря на то что ислам и иудаизм не признают Иисуса Христа воплотившимся Богом, а именно этот догмат лежит в основе православной веры, представитель Совбеза относит к «ложным ценностям» веру протестантов, которые также почитают Христа как Бога. Свобода совести и вероисповедания привела, по мнению чиновника, к превращению Украины «из государства в тоталитарную гиперсекту». В качестве вывода из этих спекулятивных построений Алексей Павлов и формулирует цель СВО: «Проведение десатанизации Украины или, как метко выразился глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров, ее «полной дешайтанизации». Ранее что-то подобное выражал первый «народный губернатор» «ДНР» Павел Губарев, призвавший к уничтожению всех украинцев, если они не примут истинное, с точки зрения начальников Губарева, понимание религии. Назвать такую риторику средневековой было бы даже слишком мягко... Подобно Антону Красовскому, незаметно для себя «зашедшему слишком далеко» в разжигании ненависти к украинцам, представитель Совбеза в своем «религиозном» рвении также пересек одну «красную линию», чувствительную для Кремля. В качестве примеров «осатанения» Украины он привел олигархов Игоря Коломойского и Виктора Пинчука, которые, по сведениям российских властей, принадлежат к «ультраортодоксальной секте» хасидов. Как утверждает Алексей Павлов, «главным жизненным принципом любавичских хасидов является превосходство сторонников секты над всеми нациями и народами». Большая проблема тут заключается в том, что хасидское течение иудаизма является доминирующим и в современной России. К нему принадлежит крупнейшее иудаистское объединение страны — Федерация еврейских общин России (ФЕОР), объединяющая более 200 общин и охватывающая своими программами более 120 тысяч человек. Президент ФЕОР, главный раввин России Берл Лазар, является лауреатом орденов Дружбы и «За заслуги перед Отечеством», играя чрезвычайно важную и деликатную роль в выстраивании неформальных отношений Кремля с руководством Израиля и бизнес-кругами США. Еврейская община России, и ранее выступавшая с критикой политики России, с возмущением отреагировала на «концепцию», предложенную фукционером Совбеза. СТР. 70–71  идеи н д р А л е к с а н А Т О В С О Л Д А Все участники СВО получают статус «ангельского воинства», а все погибшие воины ВС РФ — статус святых мучеников, независимо от того, какой образ жизни они вели и какое отношение к религии имели Всемирный русский народный собор в храме Христа Спасителя Михаил ТЕРЕЩЕНКО / ТАСС Впали в сакральность Видно, России как «единственной истинно верующей стране» выпала великая миссия корректировки библейского Откровения в пользу торжества идеалов патриотизма и сплочения вокруг Вождя, который не может ошибаться, поскольку наделен божественными свойствами Соцсети Михаил ТЕРЕЩЕНКО / ТАСС СТР. 68–69  70 – 71 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022«НОВАЯ РАССК идеи Александр СОЛДАТОВ Взаявлении ФЕОР идеи помощника Патрушева названы «оскорблением миллионов верующих». Российский еврейский конгресс попросил Следственный комитет и прокуратуру дать юридическую оценку заявлениям помощника секретаря Совета безопасности. Главный раввин Берл Лазар, со своей стороны, напомнил, что хасиды — «не секта, а легитимная школа иудаизма», идеология которой «основана на уважении ко всем религиям, народам и к каждому человеку». Более того, позиция Павлова, с точки зрения ФЕОР, является «новыми перепевами старых кровавых наветов» и «представляет собой огромную опасность». Официальный представитель хасидского движения «Хабад» в России Борух Горин, анализируя динамику развития российской пропаганды, предположил, что позиция помощника секретаря Совбеза не отличается от официальной позиции властей. Очевидно, что российские протестанты и язычники, против единоверцев которых в Украине, как теперь выясняется, ведется сражение, должны почувствовать себя не менее оскорбленными и уязвимыми, чем хасиды... А жертвы кто? Религиозная мотивация «священной военной операции» — доминирующий тренд нынешнего дня, констатируют и эксперты американского Института изучения войны (ISW). На соборе в ХХС в присутствии руководства администрации президента, силовых структур и лидеров всех «системных» партий РФ патриарх Кирилл инициировал «воцерковление» Стратегии национальной безопасности страны. Конечно, когда патриарх говорит о «воцерковлении», сложно понимать его буквально — под «религией» и «церковностью» он подразумевает в последнее время исключительно культ великой победы, причем не прошлой, как было раньше, а будущей. Вместо гуманистических прав, которые, как известно, «навязаны Западом», Кирилл призвал положить в основу нацбезопасности «веру, любовь к Отечеству, жертвенность», сделав особенный акцент на последней. Российская идентичность построена, по его мнению, «на жертвах предыдущих поколений», а значит, вполне естественно и органично нынешнему поколению также принести себя в жертву. Таким образом, смысл бытия России сводится к принесению бесконечных жертв некоему «божеству», которое с их помощью как-то удерживает мир от гибели. Еще только став патриархом в 2009 году, Кирилл проповедовал, что Великая Отечественная война была необходима ради «явления Божественной справедливости, без которой не может быть бытия мира». Эту логику прояснил глава одного из синодальных отделов РПЦ митрополит Иоанн (Попов), заявивший, что «в первые месяцы войны более 60% Красной армии, то есть молодых бойцов, которые были рождены уже в безбожное время, <...> были убиты <...> Это была жертва, которая была принесена за безбожие». После того как упомянутое «божество» удовлетворилось такой «жертвой», ход войны резко переломился и СССР победил. Наверное, даже нерелигиозному человеку понятно, насколько подобное представление о Боге далеко от евангельского образа любящего и всепрощающего Отца. Но в стране, где евангельские цитаты типа «блаженны миротворцы» (а то и просто заповедь «не убий») признаются преступной «дискредитацией Вооруженных сил», едва ли нужно этому удивляться. Можно попробовать успокоить себя тем, что это какие-то «личные заблуждения». Но на Всемирном русском народном соборе царило полное единомыслие, «симфония» светской и церковной властей РФ. Замглавы администрации президента РФ Сергей Кириенко произнес вдохновенную речь о священном характере СВО, а тезисы «философа» Александра Дугина вошли в итоговый документ собора. По его словам, «Запад — это идея. Вторжение этой идеи началось с секуляризации, которая разделяла божественное и человеческое», отправляя людей прямо в ад. Таким образом, подытожил Дугин, происходящее в Украине — «это война неба против ада». Видно, России как «единственной истинно верующей стране» выпала великая миссия корректировки библейского Откровения в пользу торжества идеалов патриотизма и сплочения вокруг Вождя, который не может ошибаться, поскольку наделен божественными свойствами. Именно этот символ веры проповедует РПЦ, а вовсе не те библейские максимы, которые якобы «дискредитируют» Вооруженные силы. Где бы ни проповедовал Кирилл в последние месяцы, он говорит лишь о превосходстве России над остальным миром и вызванном этим желании остального мира уничтожить Россию. Похоже, патриарх не замечает ни мест, ни контекстов, в которых звучат его слова. «Некоторые считают, что настало то время, когда можно покончить с Россией, — заявил он 23 октября в Серафимо-Дивеевском монастыре под Арзамасом. — Россия для многих — бельмо в глазу... Многим захотелось стереть с лица земли Русь православную, но да не будет так». Позиция патриарха Кирилла уникальна для всего христианского мира — как современного, так исторического. Эта позиция настолько нетипична для христианского дискурса, что ее отказываются разделить даже самые близкие к РПЦ до 24 февраля поместные православные церкви типа Сербской или Грузинской. Архиерейский собор Польской православной церкви, собравшийся 25 октября в Варшаве под председательством митрополита Саввы, констатировал, что спецоперация в Украине «полностью разрушила нормальную жизнь» во всем мире, причем «особенным образом это коснулось православной церкви». Собор призвал Вселенского патриарха Варфоломея как можно быстрее созвать синаксис предстоятелей всех поместных церквей, на котором должно быть вынесено суждение о взглядах патриарха Кирилла и о том, насколько РПЦ вообще может считаться частью православного мира после того, как она раскрылась столь «неожиданным образом» в новых исторических условиях. Окрашиваясь в «религиозные» тона, события в Украине становятся серьезным вызовом не только всему мироустройству, сложившемуся после Второй мировой войны, но и устоявшимся формам религиозности, которые пока не нашли эффективных способов защиты репутации православия, последние 17 веков существовавшего в слишком опасной зависимости от государств имперского и тоталитарного типа. Российская идентичность построена, по мнению Кирилла, «на жертвах предыдущих поколений», а значит, вполне естественно и органично нынешнему поколению также принести себя в жертву ощущения С л а в а Т А Р О Щ И Щ И Н А перемена участи #УЖЕНЕПОЗНЕР «Меня нет больше», — сказал Владимир Владимирович и ушел в сумрак. Что означает отстранение от эфира прославленного патриарха? Анна АРТЕМЬЕВА — «Новая» 72 – 73 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022«НОВААЯ РАССК Если бы меня год назад спросили, кто самый успешный ньюсмейкер в России, тотчас ответила бы — Познер. Человек, отменивший возраст, ведет еженедельную программу на ТВ; активен в Сети; блистает в первых салонах Москвы; носит красные носки; обожает женщин; пишет одну книгу за другой. Не всякому удается в 88 лет осуществить лучший проект своей жизни, а Владимиру Владимировичу удалось. Его многосерийные путешествия (вместе с Иваном Ургантом) по странам и континентам — выдающаяся работа, где филигранно все, от текста и контекста до картинки и монтажа. Так бы оставалось и впредь, если бы февральская вьюга не задула многие судьбы, как задувают свечу. Жириновский, который в пантеоне пророков уже приближается к бабе Ванге, однажды разоткровенничался: я люблю таких журналистов, как Джон Рид — сделал репортаж, умер, похоронили. Сегодня найден более гуманный способ. Известные персонажи, неугодные времени, отстраняются высшими силами от времени — они как бы есть, и как бы их нет. Самое удивительное на первый взгляд, что в скорбный лист попал Владимир Познер, человек осторожный, осмотрительный, многомудрый. СТР. 74–75  * * * Ключевая фраза — «на первый взгляд». То, что кажется частностью, оборачивается закономерностью. Судьба Познера перпендикулярна отечественной истории. Родился в Париже, жил в Нью-Йорке, учился в Берлине. С такой биографией при пересечении российской границы в 1952-м смельчаков отправляли покорять Колыму, а не столицу. Юный Познер, вопреки традиции, сразу поступает на биолого-почвенный факультет МГУ. Вскоре его карьера пробкой от французского шампанского взлетает ввысь. Из биолога он переквалифицируется в элитного советского журналиста. Дальнейшая биография (в его интерпретации) содержит некоторые смысловые лакуны. Более всего непонятна та легкость, с которой Познер отклонил притязания КГБ на свою персону — вроде бы великому и ужасному монстру не была свойственна подобная покладистость. Смущают и мировоззренческие прыжки героя: в 1957-м он хотел бежать за границу по причине несовместимости со страной и режимом, а через несколько лет вступил в компартию, в чьи идеалы искренне верил. Впрочем, сегодня такие нестыковки носят архивный интерес. Познер настолько популярен, что внешний сюжет его жизни ни у кого вопросов не вызывает. Поэтому есть смысл вникнуть в сюжет внутренний. * * * Ничто так не свидетельствовало о переменах в обществе в середине восьмидесятых, как появление на телеэкране политкорректного, улыбчивого, элегантного Познера. Он первый с помощью своих легендарных телемостов открыл окно в Новый Свет; первый освоил формат общественных ток-шоу; первый приступил к неподъемной теме правосознания граждан. ВВП пришел на ТВ уже после пятидесяти и сразу попал в реестр высочайших профессионалов. К концу девяностых движение остановилось. Менялись названия программ, но суть оставалась прежней. Творческий метод мэтра все больше слагался из штампов, непригодных даже для новичков. «Есть золотая рыбка. Какие будут ваши три желания?» — спрашивает ВВП у меланхоличного Макаревича (внесен Минюстом РФ в списки иноагентов), которого уже и золотые рыбки не радуют. Обилие готовых блоков однажды виртуозно высмеял Ургант. На вопрос Владимира Владимировича: «Вы знаете Марселя Пруста?» — он, не мигая, ответил: «Это человек, который специально написал вопросы для финала вашей программы». Не очень украсила биографию нашего героя и эпопея с главной телепремией ТЭФИ, которой он руководил 14 лет. Заметим — речь идет о том времени, когда творчество уже по капле выдавливала из эфира пропаганда. Его отсутствие олицетворяет норму в эпоху тотального истребления норм иных критериев, единицей качества которых стал сам Познер. Его надолго провидение приковало цепями к золотому Орфею: он либо получал ТЭФИ, либо номинировался на премию. Но это так, реплика в сторону. Мне, признаюсь, Познер был не особенно интересен предсказуемостью, склонностью к компромиссам, политическим лукавством. Ровно пятнадцать лет назад один ВВП решил обсудить в своей программе «Времена» феномен другого ВВП. Ученые мужи привычно подменили анализ одой. Вперед вырвался Виктор Ерофеев, который острым писательским умом постиг кардинальное: 1) Путин дал народу свободную частную жизнь; 2) изменил к лучшему русскую ментальность; 3) с Путиным мы не пропадем. Ерофеев ныне ушел в диссиденты. Познер никуда не ушел, радикальность жеста ему не свойственна. Но было бы интересно узнать, а как он сегодня относится к главной идее того эфира: президент вернул людей в свою историю и страну? Не очень украсила биографию нашего героя и эпопея с главной телепремией ТЭФИ, которой он руководил 14 лет. Его надолго провидение приковало цепями к золотому Орфею: он либо получал ТЭФИ, либо номинировался на премию #УЖЕНЕПОЗНЕР ощущения С Владимира Владимировича спала броня шаблонов — он был художником. О чем бы он ни говорил — от парада победы немцев на Елисейских Полях до любимых женщин — все было наполнено трепетом подлинного переживания СТР. 72–73  Анна АРТЕМЬЕВА — «Новая» 74 – 75 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022«НОВААЯ РАССК * * * С середины десятых годов время стало лихорадочно уплотняться. Державу сотрясали, с одной стороны, региональные конфликты, с другой — социальные и мировоззренческие. Уже поднялся во весь свой немалый рост Навальный, а вместе с ним завибрировала либеральная интеллигенция. Проблема выбора баррикад становилась одной из важнейших. Познер все чаще появляется на опальном канале «Дождь» (внесен Минюстом РФ в списки СМИ-иноагентов), даже пробовал вести здесь программу вместе с Леонидом Парфеновым, что обернулось провалом. Однажды Владимир Владимирович отважился на поступок из ряда вон — он сошелся у барьера на «Дожде» с Навальным. Обсуждалась вечная тема: замалчивание новостей в СМИ — это цензура или выбор редактора? Навальный жонглировал оппозиционностью, Познер — независимостью. Прежде ВВП тратил недюжинные силы на то, как бы что-то лишнее не спросить или не сказать. Теперь он примеривает тогу светоча либерализма в темном царстве телепропаганды. Кажется, то был последний большой разговор о цензуре на ТВ. Посему позволю себе еще одну реплику в сторону. Наша реальность плохо приспособлена для свободы. По точному замечанию героя набоковского «Дара», в России цензурное ведомство возникло раньше литературы. Отечественная цензура — это язык, на котором власть разговаривает с подданными. Но есть один важный нюанс. Дошедший до нас выдающийся памятник и литературы, и социума — дневники умного цензора Никитенко (он их вел с 14 лет и до последнего дня) — позволяет сделать важный вывод. Даже в эпоху цензурного террора страшна не столько официальная борьба, сколько добровольческая. То есть на государевой службе у императора трудился либерал, а на неофициальной, как пишет тот же Никитенко, «сонмище невежд и недоброжелателей, готовых в каждой мысли видеть преступление». Именно поэтому интеллектуальный климат в стране определяли не блистательные цензоры — Тютчев, Гончаров, Майков, Аксаков, Полонский, а безликие чиновники умственного труда. Я верю, что и сейчас во власти работает какое-то количество разумных людей, которые понимают, как должна выглядеть цензура в осажденной крепости. Но не они делают погоду. Посмотрите на людей, оккупирующих эфир. Некрофильский восторг на их лицах диктует лишь одну стратегию поведения: СМЕРШ всему, что нам не нравится. * * * Многолетний канон относительно Крыма, забытого как чеховский Фирс в державных вишневых садах, распался и высвободил энергию такой силы, которая сродни распаду атомного ядра. Тут-то и проявился феномен Познера: он олицетворяет норму в эпоху тотального истребления норм. Со всеми своими золотыми рыбками, анкетами Пруста, прощалками, банальностями, спокойствием и нездешним чувством собственного достоинства он нужен людям, как якорь тонущему кораблю. В последние годы Владимир Владимирович много ездит по России. Его обожает университетская молодежь, на его встречи трудно попасть, его мнение важно для всех. Почему? Да потому, что он и есть исчезающий здравый смысл. Высшие силы, кстати, тоже заметили перемену его участи. Когда Познеру исполнилось 80, 60 лет стукнуло Дмитрию Киселеву (он, как и наш герой, апрельский). Оба юбиляра вышли из недр советского Гостелерадио, оба благополучны при любых режимах, оба постоянно на виду. Любимца публики Познера демонстративно проигнорировал президент. Мало того что один Владимир Владимирович не удостоил другого хоть каким-нибудь знаком государственного отличия, так он его даже не поздравил с юбилеем. Киселева Путин облагодетельствовал загодя, чтобы не волновался, орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени. Сигнал получился на редкость выразительным. Познер предпочел не изменять себе, а пластилиновый Киселев уже оседлал новый стандарт. Это с его подачи с братским украинским народом начали вести диалог в стиле балабановского «Брата-2»: «Вы мне, гады, еще за Севастополь ответите». В такой агрессивной атмосфере Познер выглядит уже инакомыслящим. Путин со своей легендарной интуицией это отлично понимает, оттого и показательно лишает почтенного юбиляра благосклонности. * * * Прорыв в другую реальность случился у Познера на его программе с Людмилой Петрушевской. Ей нужно было дожить до 80, чтобы ее, наконец, заметило ТВ. То был один из самых интересных и честных разговоров. Людмила Стефановна снайперски расставила приоритеты: «Я молчала, а вы врали». Владимир Владимирович закивал головой: это правда, правда. Со временем он стал удивлять, иногда — самым неожиданным образом. Программу «Судьба человека» с Корчевниковым, в прошлый день рождения Познера, слушала, не переводя дыхание. С Владимира Владимировича спала броня шаблонов — он был художником. О чем бы он ни говорил — от парада победы немцев на Елисейских Полях (ему было тогда 6 лет) до любимых женщин — все было наполнено трепетом подлинного переживания. Меня особенно впечатлил рассказ о прощании со Сталиным. Молодой человек, только приехавший в СССР и чудом попавший на похороны непонятного ему вождя, застыл перед трупом в изумлении. Его поразили ноздри Сталина, похожие на две пещеры. Сталина давно нет, а пещерная реальность все длится. Познеру исполнилось 88 лет, но нынешний день рождения в публичном пространстве уже не заметил никто. Как сказано раз и навсегда: нет человека, нет проблемы. Однажды ВВП отважился на поступок из ряда вон — он сошелся у барьера на «Дожде» с Навальным. Кажется, то был последний большой разговор о цензуре на ТВ Слава ТАРОЩИНА Кристина КОРМИЛИЦЫНА / Коммерсантъ Сознание сузилось. От страха и бессилия На телефон доверия звонят мобилизованные и вернувшиеся домой, жены и матери уехавших. Что с ними происходит? Глеб Слобин Наталия Щанкина Евгений ЕПАНЧИНЦЕВ / ТАСС Соцсети Из личного архива 76 – 77 ощущения СТР. 78–79  «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022 В день Всемирного психического здоровья — 10 октября — в России заработал новый телефон доверия для мужчин. Служба принимает звонки с 12 до 16 и с 20 до 22 часов по московскому времени по номеру 8 800 707 - 54 - 15. История этой службы телефона доверия слегка созвучна нашей, «новогазетной». Публикация о нем вышла в номере как раз перед тем, как издание приостановило свою деятельность («Мужчины на грани», «Новая газета» от 27 марта 2022 года). Буквально через пару недель приостановилась и работа этого крайне важного вида помощи людям, оказавшимся в трудной психологической ситуации. Работа прервалась на взлете, когда на телефоне в буквальном смысле был шквал звонков. На этом совпадения заканчиваются — Роскомнадзор не выносил никаких предупреждений телефону доверия, приговор ему вынесли спонсоры — они просто ушли. Потому что сегодня не выгодно и сложно поддерживать социальные проекты. Ни у кого на тот момент не нашлось всего 300 тысяч рублей в месяц. — Мы долго думали, что делать, а в июле начали серьезно работать над новым проектом, и вот в октябре уже запустили новый телефон, — рассказывает клинический психолог, член Ассоциации экзистенциально-аналитических психологов и психотерапевтов (GLE-International), член Международной ассоциации схематерапевтов (ISST) Наталия ЩАНКИНА. — С помощью первого телефона психологической поддержки для мужчин нам удалось помочь тысячам россиян из разных регионов страны в самых сложных жизненных ситуациях. Мы чувствовали, что у нас это получается, и было очень горько осознавать и, по сути, невозможно примириться с тем, что дело придется оставить. Вместе со своим коллегой, психологомконсультантом службы, учеником известного доктора психологических наук Федора Василюка Глебом СЛОБИНЫМ Наталия решила продолжить дело на собственные средства. Вместе они образовали юридическое лицо — автономную некоммерческую организацию Центр психологической помощи мужчинам «Прямой диалог», зарегистрировали его и стали соучредителями. И так же вместе, как и в публикации о первом телефоне доверия для мужчин, они отвечают сегодня на наши вопросы. Выжившие — Я так понимаю, что статусы у вас остаются прежние: Наталья — директор, Глеб — консультант. А что изменилось, кроме того, что работаете вы теперь не на спонсорские, а на собственные деньги? Глеб Слобин: Да, директор центра у нас Наталия, кроме того — она руководитель службы телефона доверия. Это важно подчеркнуть, потому что в наших планах не только телефон, а есть еще два проекта. Хочу отметить, что у нас сейчас интересная ситуация: есть товар, ну то есть уникальный опыт работы, и при этом, к сожалению, дефицит и денег, и распространения информации о нас. Хотя, несмотря даже на еще пока очень короткое время работы нового телефона, звонки у нас есть. Значит, о нас узнают, это очень важно, чтобы о нас знали и звонков было больше. Наталия Щанкина: Именно потому, что теперь у нас линия работает полностью на наши деньги, нам пришлось существенно реорганизовать работу. Мы привлекаем к работе волонтеров, студентов психологических факультетов разных вузов, проводим для них специальное обучение. С нами так же, на волонтерских началах работают те коллеги, с которыми мы уже сотрудничали прежде, — профессиональные психологи с большим опытом. Они решили нас поддержать и присоединились к проекту, за что им большое спасибо. Основная идея в том, чтобы все звонки, которые к нам поступают, для абонентов оставались бесплатными. За все звонки — а телефон доступен для всех без исключения регионов России — платим мы сами. — Могут ли к вам обратиться за психологической поддержкой россияне, недавно покинувшие страну? Позвонив, к примеру, по WhatsApp, чтобы не пришлось платить за звонок? Н. Щ. Нет, по WhatsApp мы пока не работаем, но мы рассматриваем другой вариант — создание групп психологической поддержки онлайн, чтобы люди понимали, что они не изолированы в своей проблеме, в своей боли. В нашей работе одно цепляется за другое. Первый проект — самый масштабный, на всю страну — телефон доверия, второй — группы онлайн и третий — индивидуальная поддержка и реабилитация, а практически — это сопровождение тех, кто возвращается из зоны боевых действий. Мы планируем, что в этом проекте с нами будут работать и медики, и социальные работники, потому что для тех, кто возвращается, это необходимо. Потому что возвращаются люди из таких мест, как правило, имея уже в анамнезе посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР). Проявиться это может и не сразу, бывает, когда довольно-таки длительный период вроде бы как все нормально, но в какой-то момент — раз и накрыло. Это невероятно трудно выдержать как самому военнослужащему, так и его семье, всем близким, да и вообще — окружающим... — Да, история знает немало подобных случаев, они хорошо описаны и в книгах, про это есть фильмы. Но вот трагический эпизод из наших дней: в костромском клубе «Полигон» в разгоревшемся пожаре погибло 13 человек, подозреваемым оказался солдат, воевавший в Украине. В разных СМИ утверждается, что он был контрактником, вернулся с ранением, в клубе выстрелил в потолок из «Сигнала охотника»... Н. Щ. К сожалению, я не очень хорошо знаю, что именно там случилось, но могу сказать, что волна постепенно доходит и до нашего телефона доверия. Нам звонил мужчина, вернувшийся из зоны боевых действий в Украине, он был мобилизованным. И вот он совершено не понимал, что с ним происходит, был сильно дезориентирован. То не многое, что он смог рассказать о своих чувствах после возвращения, абсолютно вписывалось в картину посттравматического стрессового расстройства. Ему казалось, что вокруг одни враги, а ему в итоге люди говорили, что он сам ни с того, ни с сего проявлял по отношению к кому-то агрессию. Его звонок приняла моя коллега, ей удалось ему рассказать, что именно с ним происходит, и убедить в том, что самостоятельно с этим не справиться. Она направила его к специалистам уже за очной адекватной помощью. Г а л и н а М У Р С А Р С А Л И Е В А ощущения «Он прятаться не станет» — Какого характера, в основном, обращения на ваш новый телефон доверия, в чем разница с работой на телефоне прежнем? Г. С. Для статистических выводов пока рано, прошло мало времени, но что заметно определенно — звонят в первую очередь и главным образом мужчины. То есть происходит как раз то, чего мы и хотели добиться, так как мужчинам крайне сложно заставить себя позвонить туда, куда обычно обращаются за помощью женщины и дети. Но в предыдущем опыте у нас, несмотря на обозначение, что это телефон доверия для мужчин, все равно было достаточное количество звонков от женщин. Теперь же, когда мы даже стали себя позиционировать как «Телефон психологической поддержки для мужчин и их близких», ситуация изменилась. Н. Щ. Что касается разницы, могу отметить, что нам стали звонить люди с тревогой и беспокойством, которые связаны с частичной мобилизацией. Пока немного, но если обобщить несколько звонков, то суть их такая: мужчины пытались с нашей помощью решить для себя проблему выбора. Им хотелось поехать в Украину, чтобы, как они говорили, «защищать родину», притом что повестки они не получали. Хотели стать добровольцами, но не могли решиться, потому что против этого были их мамы, их любимые женщины. — Как вы работаете в таких случаях? Н. Щ. Нам важно понимать внутренний конфликт человека, с чем он связан и как он его для себя решает. Мы работаем с его психической реальностью, для нас важно это. Повод или причина, из-за которых он оказался в том состоянии, в каком есть, остаются где-то за скобками. Конечно, мы держим в голове этот факт, но нам важно понимать, что с ним сейчас на самом деле происходит Г. С. Оттого, что мы открылись во время частичной мобилизации, у многих людей происходила такая сцепка, связка: что телефон доверия для мужчин открылся специально для мобилизованных. Хотя это и не так. Наша профессиональная позиция в том, чтобы, как уже сказала Наталия, оставить за скобками какой бы то ни было политический фон. К нам обращается человек с проблемой, который стоит перед выбором; задача профессиональной психологической помощи — это прояснение мотивов: ради чего, из-за чего человек хочет что-либо сделать, тот или иной поступок совершить. Когда он это осознает с нашей помощью, ему проще сделать осмысленный выбор на основании его каких-то ценностных ориентаций, не включая внешний контекст. Н. Щ. Да, мы здесь выступаем с профессиональной позиции именно как психологи — вне политики. Это наша принципиальная позиция, потому что иначе мы просто не сможем работать ни с тяжелыми случаями, ни с легкими. — Прояснение мотивов иногда дает невероятные результаты. Одна моя знакомая ходила подряд на все без исключения митинги, когда в Москве такое еще было возможно. И я однажды у нее спросила — а вот туда-то, например, зачем, что тебя с этим движением связывает? И получила совершенно неожиданный ответ, что, как только там начинают что-то скандировать, она кричит громче всех и ей становится легче, потому что представляет в этот момент мужчину, который ее бросил. Ну и классиков еще можно вспомнить: на Кавказ под пули уезжали от неразделенной любви. Н. Щ. В данном случае история совсем другая, но если говорить более широко, то, безусловно, вы правы, такой контекст тоже может быть: люди идут или не идут воевать совершено по разным мотивам. У меня был звонок от женщины, которая только постфактум узнала о том, что муж уехал в Украину, — он сообщил ей об этом уже оттуда. Из разговора с ней я поняла, что его отъезд был связан с их отношениями больше, чем с политикой. Это как раз то, про что вы рассказываете, — пошел туда не потому, что так хотел, а потому, что здесь уже не мог оставаться. И есть еще группа звонков от женщин, которые о своих мужчинах говорят как о героях, что «вот он пошел, не испугался, прятаться не стал». И говорили об этом вроде как с восхищением, но за этим стояло, что меня-то он оставил с тремя или с двумя детьми, от меня-то спрятался... Такой внутренний конфликт: с одной стороны, муж или сын — настоящий мужчина, по их мнению, а с другой — «меня-то бросил!». И они не знают, как к этому относиться. Разговор сам по себе иногда помогает, когда человек проговаривает то, что его мучает. Когда все мысли об этом, и он их прокручивает бесконечно, ему кажется, что он действительно уже все обдумал, что у него есть какая-то целостная картина. На самом же деле он мыслил фрагментарно, до тех пор, пока не начал формулировать в какие-то предложения то, что с ним происходит. Когда человек проговаривает, он начинает не просто формулировать для нас, он и для себя это формулирует. И это — самое важное в нашем разговоре: рисуя словами картину, он начинает психически обрабатывать ситуацию, то, что с ним происходит сейчас, — почему и как он тут оказался, что этому предшествовало? Дальше может быть много вопросов, и только в диалоге человек может увидеть суть... Билет в один конец Г. С. Мне недавно позвонила женщина, у нее сын уехал из страны после объявления частичной мобилизации, и она теперь не знает, как к нему относиться. «Оставил меня, оставил родину, он предал родину! И вот как к нему теперь относиться: как к сыну или как к предателю?» Вот такой был разговор. Наверное, такие коллизии не часто возникают, но тем не менее они есть. В разговоре с той женщиной я просто поделился мыслью о том, что есть отношения, например, мать–сын — и они на всю жизнь. А есть какая-то ситуация, например, военная, но как бы то ни было, она когда-нибудь закончится. Это не было советом, просто поделился этой мыслью, и ей показалось это решением ее вопроса, она ухватилась: «да-да-да, я тоже об этом думала». И это стало для нее каким-то таким облегчением, решением и выходом из ситуации... Н. Щ. Звонки матерей всегда несут много боли. У моей собеседницы сын уехал в другую страну, ничего ей не сказав. У них давно уже отношения были односторонними: когда она звонила или писала — он отвечал, но сам инициативы не проявлял. Человек взрослый, семейный. Мать узнала о его отъезде от дочери, то есть от его сестры. Повторюсь, если говорить о каких-то общих вещах, то мы помогаем человеку как-то одномоментно посмотреть на Сознание сузилось. От страха и бессилия СТР. 76–77  78 – 79 78 – 79 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022 альтернативы — два или три варианта. И задаем уточняющие вопросы, которые помогают собеседнику определиться, найти то, что ближе и больше соответствует его базовым ценностям. Но все это очень субъективно, нет какого-то специального алгоритма действий. Иногда бывают такие звонки, когда мы понимаем — ага, вот здесь нужно так-то и так-то. Но чаще приходится включаться всей нашей человеческой сутью помимо профессиональной, потому что мы не знаем, как и когда какая-то фраза сработает, отзовется в другом человеке. На телефоне доверия я говорила с молодым человеком лет примерно 30, который получил повестку и сказал, что он знает, что это «билет в один конец». У нас в работе всегда есть фактор неожиданности. Но вот этот звонок был очень сложным для меня, даже труднее, чем когда звонят люди с суицидальным настроем. Человек для себя определил, что это все — конец. — Почему? От ощущения неизбежности, вынужденной подчиненности или от созвучия решения о его мобилизации собственному пониманию мироустройства — что так надо? Н. Щ. Понимаете, в его картине мира не было даже речи о том, чтобы тем или иным способом как-то уклониться или посмотреть какие-то юридические нюансы, возможности. Было только беспросветное отчаяние безысходности, когда ничего не поделать. На мой взгляд, это связано с какой-то его собственной психической организацией, потому что есть немало людей, которые нашли для себя выход из такой же ситуации исходя из собственных ценностей. Но людей, и мыслящих, и с хорошей эрудицией, иногда может что-то так шокировать, что сужается сознание, потому что ситуация очень травмирующая. И мы не знаем, как на кого она повлияла, — это зависит от каких-то психических ресурсов. Г. С. Есть такой старый хрестоматийный пример, как действуют люди с разными типами темперамента в той или иной ситуации. Флегматик будет системно и методично искать какой-то выход в сложной ситуации. Меланхолик, условно говоря, сядет в угол и зальется слезами, холерик будет хаотично бросаться куда-то, ну и так далее — то есть существуют разные способы реакций, и они зависят от самых разных особенностей человека И какая-то глобальность того, что происходит, может тоже стать для кого-то условным куполом: вот он накрыл — и все, и некуда бежать. Ко всему прочему у нашего абонента есть наверняка какие-то обстоятельства, о которых мы не знаем, притом что они могли оказывать существенное влияние на его состояние. Н. Щ. Молодой человек находился в шоковом состоянии, мыслить разумно он не мог. Наша задача была в том, чтобы помочь ему выйти из этого состояния, чтобы он мог начать думать. Наш разговор длился минут 40. И когда удалось раздвинуть немножко это суженное сознание, он сказал, что есть еще ночь впереди и можно подумать, что делать. Он как будто вышел, наконец, из туннеля. — То есть вы почувствовали, что помогли? Н. Щ. В таких разговорах — это очень сложный критерий. Не могу ответить однозначно, могу только сказать, что для меня это был очень сложный разговор. И профессионального удовлетворения у меня нет, хотя он поблагодарил и сказал, что пойдет думать, у меня как у специалиста остается субъективное впечатление, что у человека осталось ощущение бессилия и безысходности. — Я так понимаю, что вопросы семейного насилия, разводов, суицидальных настроений ушли из обращений на телефон доверия? Н. Щ. Нет, сильно картина пока не поменялась, все это остается. Возможно, чуть больше стало людей с суицидальными мыслями и настроениями, но это пока только мое субъективное впечатление, мы не подсчитывали. По-прежнему много обращений с темой отношений и психического здоровья: собственное душевное равновесие, эмоциональный фон, депрессивность, панические атаки. Но мы отчетливо видим тенденцию роста звонков, связанных с фоном того, что происходит в Украине, и это для нас сигнал, что нужно быть готовыми к чему-то большему. Именно с этим ожиданием и связаны планы наших проектов, о которых я уже говорила. Мы, к сожалению, ожидаем волну очень серьезного посттравматического стрессового расстройства. Люди в большинстве своем не знают, что это такое и как с этим обходиться. Мы ищем грант, чтобы сделать программу реабилитации под конкретные семьи, в которые будут возвращаться мобилизованные. Возможно, найдется кто-то, кому близко то, чем мы занимается, и он будет готов нас финансово поддерживать, потому что нам понадобятся профессионалы, а они за работу должны получать деньги. Собственных ресурсов на комплексную программу реабилитации нам не хватит. Сейчас мы занимаемся психологической поддержкой по телефону доверия, много вкладываемся в это, и собственные ресурсы уже заканчиваются. Для наших волонтеров и тех специалистов, кто проходит у нас переподготовку, я и мои коллеги ведем вебинары. В обучающий курс, который я веду по превенции суицидального поведения, входит фильм о кризисной телефонной линии для ветеранов войны, вернувшихся из Вьетнама и Афганистана. Его, к сожалению, сейчас невозможно посмотреть — недоступен. Это документальный фильм о работе психологов на телефоне горячей линии. Там есть фрагмент, когда под Рождество мать за доли секунды успевает дозвониться до сына, который воевал во Вьетнаме, понимает его суицидальный настрой и потом происходит разговор со специалистом. Это спасает, человек не стал себя убивать, он вернулся домой, к маме. Есть еще один эпизод, где звонок длится пару секунд, и специалисты не понимают, это розыгрыш или нет? Есть основания предполагать, что розыгрыш. Но они продолжают серьезно относиться к тому, что слышат, потому что это все может быть и правдой. Ценность человеческой жизни, каждой, одной, любой, — это очень затрагивает. Об этом я говорю на вебинарах и очень надеюсь, что наше дело разовьется, наши проекты комплексной помощи осуществятся. Такие программы работали практически во всех цивилизованных странах в период и после боевых действий. У нас есть сайт — akmeman.ru. Помочь нашим проектам можно здесь — https:// akmeman.ru/pomoch_nam Галина МУРСАЛИЕВА ,, Мы помогаем человеку как-то одномоментно посмотреть на альтернативы — два или три варианта. И задаем уточняющие вопросы, которые помогают собеседнику определиться, найти то, что ближе и больше соответствует его базовым ценностям Го л ы е , грязные, лживые И никак не отмоются в новом «Ревизоре», поставленном в Студии театрального искусства Сергеем Женовачом Александр ИВАНИШИН 80 – 81 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022«НОВАЯ РАССК СТР. 82–83  ощущения Сергей Женовач написал письмо времени, смешное и горькое. Называется «Лабардан-с». Пьесу Гоголя «Ревизор» он читает как универсальную метафору происходящего в современной России. На занавесе черным по белому надпись «Ну что, брат Пушкин? Да так как-то...» — и это не только цитата из хлестаковского вранья, но и диагноз нашему общему состоянию. Ведь некогда Гоголь верил, что русский человек через двести лет станет, как Пушкин. Почти двести прошло и с момента написания пьесы, задачу которой автор описал просто: «В «Ревизоре» я решился собрать в одну кучу все дурное в России, какое я тогда знал... и за одним разом посмеяться над всем». Но и сегодня, доказывает постановщик, внутренний сюжет пьесы укоренен в нашей почве; по-прежнему происходящее ужасно и смешно. Когда занавес открывается, взору зала предстает живая римская картина / немая сцена: большая, ярко освещенная группа мужчин и женщин, занятых друг другом, чья радостно полуобнаженная плоть лишь слабо прикрыта белыми драпировками. Перед нами римские термы: мраморные стены, квадратный бассейн с водой, мраморные полки. Пока длится римское празднество, две огромные черные крысы выбираются из зала, влезают на сцену, вразвалку ее пересекают и скрываются в глубине. Те самые, что не к добру снились Городничему (Дмитрий Липинский). Ивот он выходит в белой императорской тоге и сообщает людям в бассейне знаменитую новость: к нам едет! Действие трогается, в бассейне остаются одни ответственные лица. Что ж, термы были важнейшим общественным пространством, начиная с античной Греции и до гибели Римской империи. Русская баня этой традиции наследует: парясь, чиновники всех уровней решают вопросы. Иногда — исторические. Так что выбор решения Сергеем Женовачом и Александром Боровским мало сказать, что оправдан. Впрочем, тут работает не один уровень ассоциации. Рим (Гоголь его обожал) как символ распада империи (мы свидетели), необходимость от множества трактовок отмыть «государственную пьесу», Прачечная, как советский термин и форма правления, — вот самые скользкие «мокрые точки» нового прочтения. Фантастический реализм Гоголя соединяет низкую физику и высшую метафизику, вот почему «водные процедуры» так ложатся на пьесу. Место, где своевременно подтирают швабрами лужи на полу, где персонал деликатно окутывает начальство сухими простынками, где сверкают озабоченными голыми задницами государевы слуги, где пузырятся важностью голые «короли» — это тип жизнеустройства, сразу и общество, и власть. И русская баня коллективной вины, и римские мотивы распада. Сегодня заниматься театром, искусством стократ труднее, чем в любые другие времена. И хвала тем, кто отваживается. Женовач не стал осовременивать язык: он и так пугающе актуален. Не стал сокращать или имплантировать в пьесу ничего якобы сегодняшнего. Он просто дал услышать авторский текст. — Россия хочет вести войну... нет ли измены... думаю, война с турками будет... В этой интерпретации, пожалуй, не находчивый плут Чичиков, виртуоз обмана, а сама система лжи, нечистых испарений и ее лицо, Городничий, — в центре спектакля: не один обманщик, целый обманный режим. Городничий в тоге, бороде и сплошной умственной оторопи, подгоняемый своими зрелыми звериными инстинктами, абсолютно современен, этакий провинциальный Нерон, управляющий бандой, в которой все члены понимают его с полуслова, с полурыка (рычит на подчиненных). В их сонные умы он ввинчивает руководящие указания, в которых как-то особенно различимо, насколько ясно он сознает беды и нужды города, понимает, как должно было бы быть и как есть. И про больницу, и про забор, и про храм, который якобы сгорел, но который и не начинали строить, — все досконально. На голой его груди огромный золотой крест, и крестится он, осеняя свои указания, поминутно. Задыхаясь, врываются Бобчинский и Добчинский, не отдышавшись, сообщают: есть ревизор, в гостинице уже две недели живет! И Хлестакова — вносят. Выглядит как религиозная процессия, над которой влекут некое тело. Он пьян и протрезвеет не скоро, собственно, не протрезвеет до конца, опьяненный и угощением, и положением. Режиссер здесь свободен, артисты буквально плещутся в стихии спектакля, то шаловливой, то гротескной, забавной и ужасной. Ревизора (Никита Исаченков) бросают в воду и наблюдают, склонившись: выплывет? Смертельно пьяный ведь утонуть может. И взятки гладки. Но Хлестаков живуч, взметывает воду, всплывает. И с ходу начинает «соответствовать». М а р М а р и н а Т О К А Р Е В А Е В А Городничий в тоге, бороде и сплошной умственной оторопи, подгоняемый своими зрелыми звериными инстинктами, абсолютно современен, этакий провинциальный Нерон, управляющий бандой Го л ы е , грязные, лживые Такому матерому типу, казалось бы, — что ревизор, юный фрик, проигравшийся менеджер низшего звена? Но! Пар, банный пар авторитета высшей власти застилает взоры толпы мошенников Александр ИВАНИШИН СТР. 80–81  82 – 83 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022«НОВАЯ РА ощущения Отмывочная все вмещает: и кусок лабардана (трески), застрявший в зубном дупле («славный был завтрак»), и пьяный бред про то, как «воспользовался случаем» с завязанными глазами, и сцену безудержного восхищения городничихой (хороша Варвара Насонова) — по ее тоге-простыне, почти ее сдирая, Хлестаков карабкается из бассейна. И страстную сцену сватовства, и сцену парада взяточников, и коронное «я везде!», ныне звучащее зловеще. Физиология фантазии-одури-лжи, завихривающейся неслыханными протуберанцами — от управления департаментом до самого брата Пушкина, — подробно прослежена: фазы, выси, спады. Хлестаков пьян, но вдохновенен. Опьянение его не физиологическое, а как бы ментальное. Окончив, он снова падет в воду. И Городничий, спустившись, лично вынесет на руках бессильное тело. Такому матерому типу, казалось бы, — что ревизор, юный фрик, проигравшийся менеджер низшего звена? Но! Пар, банный пар авторитета высшей власти застилает взоры толпы мошенников. Сон, храп, забытье. Над телом Хлестакова столпились все, ужаснувшиеся его речам, взирают благоговейно, вздрагивают от малейшего шевеления, шепот «в жизни не был в присутствии такой важной персоны...». Чиновники здесь не возрастные дяденьки в мундирах, а молодые мужики, едва прикрытые простынями, и выглядят они, примкнутые к системе, совсем по-сегодняшнему. Тема бездыханного поклонения ничтожеству реализована с тем самым фантастическим реализмом, каким славен автор. Он соединяет самую низкую физику и высшую метафизику, вот почему «водные процедуры» так ложатся на пьесу. Но то, что начинается как веселый прием, на протяжении трех часов спектакля превращается в испытание, этакую пытку водой. Театральность решения избыточна, как навязчивая мучительная реальность, как возвращающийся спиралью безнадежный ход вещей. Упитанный нежный Земляника в бассейне берется доносить на всех, ныряет, выныривает, продолжая «стучать»: Вячеслав Евлантьев играет человека, который все делает «с душой» — и завтрак, и донос. Вода не смывает ничего — один грязней другого — с персонажей Гоголя; в сцене взяток у всех своя пластическая партия, из самых смешных — у героя Сергея Абросимова: он ложится на бортик бассейна, чтобы теснее припасть, прильнуть к ревизору, лишь бы государь узнал, что есть на свете такой Бобчинский. Почтмейстер Иван Кузьмич (Александр Суворов) — лирический хитрован, жадный до чужих писем. Артисты Студии театрального искусства всегда были сильны ансамблевой игрой. Здесь они — и это передается залу— в азартном упоении и средой, и задачами. — Вот как я люблю жить! — восклицает Хлестаков, по грудь в теплой воде. В почитании, деньгах, сытости! Он не упустит ни спелую мамашу, ни удачный момент с дочкой и не забудет ком влажных денег на бортике бассейна. И тот же примерно набор в мечтах городничего о Петербурге, где он станет тестем большого человека, генералом вдобавок, что кушать будет и ряпушку, и корюшку. Мелкая пошлость жизни, заразная на века. «...номинальная середина сущего, отрицание всех глубин и вершин — вечная плоскость, вечная пошлость... среди «безделья», пустоты, пошлости мира человеческого...», — писал Мережковский в своем «Гоголе и черте», и театр с молодой энергией возвращает на сцену такое понимание вещей. Уморительная толчея происходит в финальной сцене, где читается роковое письмо «душе Тряпичкину», смешно и точно каждый отыгрывает свою характеристику, от «сивого мерина» до «свиньи в ермолке». А уж финальный гнев Городничего Гоголь точно примерил на себя: — Мало того, что пойдешь в посмешище — найдется щелкопер, бумагомарака, в комедию тебя вставит. Вот что обидно! Чина, звания не пощадит, и будут все скалить зубы и бить в ладоши. Чему смеетесь? Над собою смеетесь!.. Эх вы!.. Я бы всех этих бумагомарак! У, щелкоперы, либералы проклятые! чертово семя! Узлом бы вас всех завязал, в муку бы стер вас... Будто к нынешним иноагентам обращено / депутатами Госдумы сочинено / оскорбленными «ветеранами» донесено. Женовач год назад покинул МХТ, проиграв в конфликте между искусством и кассой, и спектакль, который он сделал сейчас, во многом объясняет произошедшее и в его частной биографии, и в движении векторов общества. Но главное — в Гоголе, бессмертном авторе «государственной пьесы», сгустившем предмет так, что морок вымученной извращенной государственности не рассеялся и по сию пору. «Скучно жить на этом свете, господа», — сказано в финале другого знаменитого гоголевского произведения, и по-прежнему в этой фразе — все обертона русской тоски. Оттого в первую очередь, что «Ревизор» попрежнему современен, не устарел ни на йоту, и мы сейчас в тисках все тех же обстоятельств и места, и характеров. Марина ТОКАРЕВА Александр ИВАНИШИН С широко закрытыми дверями Почему московскую биненнале отменили за четыре дня до открытия Скриншоты из видеоролика 84 – 85 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022«ННОВАЯ РА ощущения Не сразу и поймешь, какая новость удивительней — то, что девятую московскую биеннале современного искусства закрыли накануне вернисажа или что она вообще собиралась открыться. С тех пор как в 2016 году руководство биеннале перешло от команды профессионалов международного уровня — Иосиф Бакштейн и его коллеги таковыми и были — к молодому поколению, дела шли все веселее и веселее. Юлия Музыкантская (Зазулина), падчерица бывшего префекта ЦАО при Лужкове, — человек с интересной репутацией: например, после седьмой биеннале ее обвиняли в невыплате денег художникам. Жизненный опыт у нее богатый, как и у многих нынешних начальниц в культуре, он связан с фигурой Владимира Мединского. Вот как сайт artguide.com описывает ее профессиональный путь: «В 2012-м Зазулина стала советником Владимира Мединского и этот пост занимала до августа 2013 года. С августа по октябрь 2013-го работала в РОСИЗО заместителем директора по развитию. В ноябре-декабре 2013-го чуть больше двух недель была руководителем департамента культурного наследия Министерства культуры РФ (оставила пост по собственному желанию). 31 мая 2016 года стала президентом свежесозданного фонда «Биеннале современного искусства». После ухода Бакштейна биеннале получались все более и более... как бы это сказать? Странными. Особенно когда к ее работе привлекались медийные персоны из других сфер искусства — так, одну из выставок зачем-то сделал Дмитрий Черняков, мировая звезда оперной режиссуры. После восьмой биеннале кто-то даже подумал, что главная задача устроителей — незаметно похоронить проект самым удобным для всех способом, и это несмотря на присутствие в основной выставке произведений таких авторов, как Павел Отдельнов. Тем не менее в январе этого года устроители — теперь мероприятие называется «Биеннале актуального искусства» — выиграли грант Президентского фонда культурных инициатив на проведение новой биеннале. Размер гранта составил 10 029 690 рублей, еще 56 587 500 рублей было заявлено в виде софинансирования. Бюджет в 66 млн рублей указан на сайте фонда, пресс-релиз обещали после вернисажа, сейчас устроители утверждают, что потратили меньше 30 млн рублей. Вернисажа не случилось, пресс-релиз так и не вышел, теперь не узнать ни имени куратора (может, его и не было), ни программы — ею, кажется, тоже пренебрегли, ни точного описания выставленного. По описаниям известно о работах Платона Инфанте, проекте Сергея Бугаева (Африки) про снесенные за границей советские памятники и работы авторов из Донецка и Луганска; в итоговой развеске участвовали произведения 27 авторов. Впрочем, на сайтах нескольких вузов, например, МИСИС, бывшего Московского института стали и сплавов, ныне — Московского университета технологий, студентам предлагали увидеть произведения 29 авторов, причем бесплатно — по студенческим собирались пускать всех. Устроители подстраховались как могли — в марте состав участников сделали максимально безопасным, только граждане РФ, в экспертном совете лично директор Эрмитажа Михаил Пиотровский, он участвовал в отборе экспонатов, об этом художники сообщили в открытом письме, где клялись, что они не иноагенты: «Нас заранее, авансом, подозревают в хулиганстве и нигилизме, всегда видят фигу в кармане. А у нас ее не было». Не помогло. У безумия своя логика: Минкульт 3 ноября опубликовал извещение о закрытии неоткрытого: «Третьяковская галерея — сокровищница русского искусства. Желание провести проект именно здесь, а не на частной или корпоративной площадке, должно сопровождаться ответственностью за художественный и этический контекст выставки. Это требует уважения как к уникальному музейному собранию Третьяковской галереи, так и ее многочисленным ценителям, гражданам нашей страны». В качестве обоснования Минкульт ссылается на письмо Третьяковской галереи — в ее Западном крыле готовилась выставка. В письме якобы шла речь о том, что были нарушены сроки монтажа и не предоставлены необходимые технические документы, «что, в свою очередь, влечет за собой нарушение техники пожарной безопасности». На самом деле, нет ни одной, наверное, биеннале в мире, которую бы судорожно не доделывали до последней секунды перед открытием. При Брежневе выставкомы вычищали экспозиции до открытия, при Сталине их прорабатывали публично — и всем было понятно, что можно, а что нельзя. Для особо непонятливых в роли просветителя выступала газета «Правда». Почему выставки закрывают сегодня, известно одному Минкульту. Причем закрывают их анонимно. У решений судов есть авторы, а сейчас, когда фактически осуждается искусство, автора у запрета нет, будто никто не хочет брать на себя ответственность за происходящее. Анонимность происходящего — достойная атмосфера для биеннале, которая готовилась в атмосфере тайны, втайне ее и закрывали. У желающих совпасть с линией партии нет даже намека на то, какие именно красные линии пересечены на этот раз. То ли кому-то из влиятельных галеристов захотелось самому порулить процессом, и он устраняет конкурентов, то ли в Минкульте вспомнили, что приняли в июле новый устав, затрагивающий музеи и отвечающий требованиям обновленной «Стратегии государственной безопасности». У тех, кому соответствовать хочется, а как — неизвестно, возникает внутренний диссонанс. Но вряд ли кто удивится, если биеннале вдруг воскреснет, мало ли каких чудес у нас не бывает. Ну а если нет — публике достанется видеоролик на 206 секунд ценой в 66 миллионов рублей. И даже если за 30, как утверждают устроители, — это будет самый дорогой ролик в мире. А л е к А л е к с е й М О К Р О У С О В У С О В Вряд ли кто удивится, если биеннале вдруг воскреснет. Ну а если нет — публике достанется видеоролик на 206 секунд ценой в 66 миллионов рублей Ее спасла Юля Латынина, а она потом спасала меня Мика. Собака времен гласности и лихих девяностых жизнь собачья Фото автора 86 – 87 86 – 87 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022 СТР. 88–89  ощущения Ну с гласностью понятно. Над городком писателей Переделкино постоянно и очень низко летают самолеты во (или из) Внуково. И всех их облаивала Мика — наша с Аней первая общая собака, карельская медвежья (исчезающая порода). А ведь среди этих облаянных самолетов было немало и правительственных бортов. И ничего! То есть ни Мике, ни нам ничего за это не было. Вот какая была вольница! Сейчас такое и представить себе немыслимо. А в девяностые, в полном соответствии с веянием времени, Мика сколотила собачью ОПГ, куда, кроме нее самой, входили ее дочь Бетти и нахально поселившийся на нашем участке диковатый пес Рыжий — по ходу, из блатных. Они втроем, как и положено ОПГ, конт ролировали то, что считали своей землей (не беспредельничали). А это вся улица Павленко (правда, самая короткая в Переделкине и названа в честь сексота). Но я забежал вперед. Потому что до городка писателей Мика жила и в Глинниках — то ли селе, то ли большой деревне напротив Конаково, на другом берегу Волги, — а также на ВДНХ. Собственно, именно в Глинниках мы с Микой и познакомились. Мы с Аней приезжали туда летом искупаться в Волге и пособирать грибы. И вот однажды местный алкаш принес нам очаровательного — черного с белой грудкой и лапками — щенка. В надежде на вознаграждение в виде бутылки водки. Не произвести этот неравноценный обмен было невозможно. Хотя мужик преуспел в антирекламе, рассказав, что Микина мать знаменита тем, что задрала барана, а отец расправился чуть ли не со всем куриным поголовьем в ареале своего обитания. Но Мику мы взяли, да и где еще мы могли бы взять чистокровную карельскую медвежью (остались ее братья и сестры только в Тверской губернии, к каковой приписаны Глинники, и в самой Карелии) с такой-то симпатичной и умной мордахой. Словом, привезли мы Мику в Москву, в квартиру на ВДНХ. И там после деревенской вольницы она стала себя плохо вести: мочиться в мои ботинки, потом их же грызть, скалиться, когда ее ругали, перебегать проспект Мира во время прогулок (а это было очень опасно)... В общем, я настоял на том, чтобы во время следующей поездки в Глинники мы захватили Мику с собой и на какое-то время там оставили на попечение знакомой старухи — бабы Груни. И стала маленькая Мика жить самостоятельной собачьей жизнью. Поскольку баба Груня почему-то экономила корм, который мы оставляли для Мики, она научилась попрошайничать. Встречала паром на пристани и махала роскошным хвостом приезжающим дачникам, а также обходила рыбаков, которые подкармливали ее мелкой рыбешкой. Но когда приезжали мы, на звук мотора Аниной машины она бежала с любого конца Глинников (а поселение это немаленькое). В общем, сердце кровью обливалось. И я решил: черт с ними, с ботинками! А что касается проспекта Мира — ну что ж, придется приучать вольную охотничью собаку к поводку. ...Это было время бесчисленных шалманов и торговых палаток (неоднократно шутил: «ума палатка», не чуя приближения насквозь сетевого и антиантропоморфного собянинского времени). Окружали они и наш дом, что стоит до сих пор, желтоватый и горделивый (и не дает забыть своего архитектора — Жолтовского), как раз напротив «Рабочего и Колхозницы». Когда мы с Микой выходили гулять через черный ход (а она всегда спрашивала меня глазами, куда идти, на что я отвечал словами «налево» или «направо», так вот туда, налево или направо, она и шла, демонстрируя хорошее знание русского)... Короче говоря, когда мы с Микой выходили из подъезда, сразу оказывались рядом с одним из шалманов. Тут Мика делала вид, что меня знать не знает и вообще такая одинокая себе собачка живет, которую, очевидно, бросили на произвол судьбы жестокие хозяева. И посетители шалмана, конечно, бросали ей (за красоту немереную) недоеденные беляши или чебуреки. Она не отказывалась. Сказывалось беспризорное детство. Потом Мика выходила из шалмана и извинялась передо мной посредством хвоста и опущенного долу взора. Я ее прощал, чувствуя свою вину. А потом она устраивала беготню. Я за ней не поспевал и буквально просил ее вернуться домой. Но ей хотелось еще погулять. И она решала от меня, супостата, спрятаться. Делала она это следующим образом. Становилась за тоненькое дерево, ствол которого позволял ей меня не видеть, и совершенно логично полагала, что если она меня не видит, то и я ее не вижу тоже. Словом, я все больше убеждался, что держать охотничью собаку в городской квартире — форменное издевательство над животным. Но тут Бог в лице литфонда Мике помог: он определил мне в аренду сторожку под названием «творческая мастерская» в Переделкине. Туда мы вскоре и переехали. Тут было Мике полное раздолье. В ее распоряжении был и дом, и большой участок (впрочем, она добегала и до улицы Чуковского, и до соседней деревни Переделки), и целое совхозное поле, через которое в свое время ходил на станцию Пастернак. Вот из-за этого-то поля, прозванного писателями Неясной Поляной, все и случилось. Поле опрыскали какой-то гадостью, и несколько собак — расхитительниц совхозного добра в виде свеклы и морковки (впрочем, писатели от них не отставали) — отравились. Некоторые умерли. И вот тогда же исчезла Мика. Я искал ее по всему Переделкину — бесполезно. Это длилось несколько дней. Мысленно я ее уже похоронил. Как вдруг приходит наша соседка по участку Юля Латынина и говорит, что нашла Мику! Оказалось, что бедная собака залезла от чужих глаз умирать под ивановскую (еще одни соседи по участку и, можно сказать, главные) веранду. «Как догадалась?» — спросил я Юлю. «А я, — говорит Юля, — представила себя собакой и подумала, куда бы я спряталась от людей». Я вытащил Мику из-под веранды, вызвал ветеринара и стал ее колоть выписанными лекарствами. А надо сказать, все это время Аня гостила у сестры в Израиле. И поэтому, когда я уходил на работу, Мика оставалась одна в доме. И всякий раз, возвращаясь, я страшно волновался, жива ли она. Но наконец Мика начала пить и есть, пошла на поправку. Все же она была еще молодой и крепкой собачкой. И через полгода даже родила нескольких щенков. Мы с Аней были в это время в отъезде. А когда приехали... Под гаражом копошились шестеро черно-белых, похожих на Мику щенков и один какой-то бежевый — крупней и явно взрослей остальных. Мы поняли, что нам его подкинули — до кучи. И если мы представляли, как будем раздавать черно-белых, демонстрируя их красавицу мать, то что делать с этим акселератом? И мы решили его переподкинуть. Но кому? Мысленно перебрав всех соседей по Переделкину и Мичуринцу, мы синхронно выпалили: «Евтушенко!» Во-первых, он добрый. Во-вторых, любит собак, причем взаимно (в отличие от бедного Вознесенского, которого всерьез покусала какая-то пришлая стая). В-третьих, у него недавно умер один из двух его псов. О л е О л е г Х Л Е Б Н И К О В К О Мика. Собака времен гласности и лихих девяностых ощущения Короче говоря, мы привезли маленького бастарда к даче Евтушенко и переправили его через забор. Стали ждать результатов. Дней через пять Евгений Александрович пришел к нам в гости. И одной из главных тем его рассказов стала эта: чудесное появление на его участке замечательного молодого пса. Тогда мы ни в чем ему не признались. Повинились примерно через месяц, когда Евтушенко уже окончательно привязался к подкидышу. Женя долго смеялся. А судьба Микиных щенков сложилась по-разному. Одну собачку мы оставили себе, назвав ее Бетти. Четверых постепенно раздали. А вот одну самую хилую из помета дочку Мика отбраковала и отказывалась кормить (уважала, сука, естественный отбор). Но тут родила и наша кошка — Муся. И в качестве чистой авантюры я подложил к ней отбракованную матерью собачку. Представьте себе, Муся ее вскормила! Причем эта молодая сучка оказалась больше всех других похожей на Мику. Вот вам и естественный отбор. Когда я вез в электричке брошенную матерью собачку на смотрины, в вагоне ко мне пристал мужик средних лет. Он как мантру твердил (то вопросительно, то утвердительно): «Карельская медвежья? Карельская медвежья!» Я честно говорил, что наполовину да, а вот отец ее неизвестен. А он мне: «Я охотник, продай!» В общем, выходил я на Киевском вокзале с лишним червонцем в кармане, но уже без собачки. Евгений Евтушенко с женой Джан и собаками в Переделкино Фотохроника ТАСС СТР. 86–87  88 – 89 88 – 89 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022 Олег ХЛЕБНИКОВ Надеюсь, ее охотничья жизнь сложилась удачно. А что же плохая мать Мика? Свой материнский инстинкт она старательно удовлетворяла: воспитывала Бетти, охраняла сон моего маленького тогда сына — лежала на коврике рядом с его диваном, облизывала Мусиных котят... И еще. Похоже, она оберегала и наше национальное достояние — Вячеслава Всеволодовича Иванова (Кому). Всякий раз, когда по вечерам Кома отправлялся гулять по Павленко со своим аспирантом или коллегой-семиотиком, Мика его сопровождала (а рядом — Бетти, и на некотором отдалении — прибившийся к ним нелюдимый Рыжий). Та еще картинка! А интересно, что она понимала из их ученых разговоров? Неужели только опекала ненакачанных интеллектуалов? Да и ко мне, кажется, Мика питала материнские чувства. Расскажу. Мы с ней вдвоем, оставив остальных членов ОПГ охранять участок, ходили купаться на переделкинские Самаринские пруды. Сейчас даже представить странно, что там можно было купаться! И вот когда я доплывал примерно до середины пруда, Мика, которая не очень-то любила водные процедуры, бросалась с берега в воду, доплывала до меня и начинала тыкаться своим черным кожаным носом мне в щеку, разворачивая к берегу. Спасала! (Кстати, спасла она меня и от хандры. Хотя та хандра была не нынешней чета.) О, какие, оказывается, это были славные времена! В прудах было можно купаться, в перелеске у поля — собирать грибы (сейчас там четырехметровый забор, отделяющий виллы нуворишей от ветшающих писательских дач). А ко всему прочему к нам на участок забегали заяц и лиса. И ни о каких ковидах и мобилизациях даже помыслить было невозможно. И жили в эти времена замечательные люди (только здесь я упоминал Иванова, Евтушенко, Вознесенского, Аню...). А еще жила в эти годы добрая и умная собака Мика. ...Ее не стало в девять с половиной лет. Все же та химическая гадость, которую она съела на поле, посадила ей почки. А вслед за Микой ушла и Бетти. Похоже, ее сбила машина — из тех, которые стали носиться по главной улице Переделкина, не обращая внимания на знаки. Рыжий исчез. Не ради кормежки он у нас жил — была у них с Бетти большая собачья любовь. Из этой трогательной троицы на нашем участке похоронена только Мика. Я часто прихожу на это место. Написал там один посвященный ей стишок. Что вам моя собака?.. Моя собака... Кому интересны рассказы мои про нее? Разве что сыну... Впрочем, и он не плакал, узнав об ее уходе в небытие. Это ж моя собака, ничья другая! Больше уже не будет такой моей. Собака моя! Как я тебя ругаю: зову — не приходишь столько погожих дней. Сама упрекала, когда уходил надолго, — умница! — было времени мало нам отпущено... Но ведь были и пруд, и Волга, где мы по-собачьи шпарили по волнам. А снежная горка! Вместе с нее скатиться было как счастье... И потому сейчас кружу этим снегом, который умел забиться за шиворот, в шерсть, в ботинки, и в бровь, и в глаз. Но что вам моя собака... Моя собака — десятилетье средь всего... И что моя жизнь, в ярких лучах Его не распознавшая знака... Фото автора Можем повторить?Можем повторить? Хроника холодного лета По амнистии 1953 года были освобождены 1 201 606 человек — более половины зэков. Как страна пережила это масштабное событие? Правда и мифы Автор неизвестен 90 – 91 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022 СТР. 92–93  П а в е л Г У Т И О Н Т О В «После амнистии 27 марта в Орске случился тихий бунт ссыльных немцев. Они пришли к коменданту небольшой представительной делегацией. Стали задавать вежливые, но настойчивые вопросы. Комендант сказал то, что они и сами хорошо поняли из текста Указа Президиума Верховного Совета. Амнистия касалась только лагерников. Для ссыльных все оставалось как было. Немцы вышли, перекурили, вернулись и заявили твердо, что теперь будут отмечаться в комендатуре раз в месяц. Комендант ждал худшего, сказал, что доложит по начальству, достал папиросу и добавил устало: «По мне, вы хоть вообще не ходите!..» Виктор Ремизов, «Вечная мерзлота». Один из лучших российских романов последних лет, послевоенная эпопея, герои которой (зэки, охранники, вольные) — люди, свою судьбу не выбиравшие, кто-то ею (судьбой) распорядился, и они ее тянули. На Енисее, в Москве, в Казахстане том же. «После амнистии 27 марта в Орске случился тихий бунт ссыльных немцев. Они пришли к коменданту небольшой представительной делегацией. Стали задавать вежливые, но настойчивые вопросы. Комендант сказал то, что они и сами хорошо поняли из текста Указа Президиума Верховного Совета. Амнистия касалась только лагерников. Для ссыльных все оставалось как было. Немцы вышли, перекурили, вернулись и заявили твердо, что теперь будут ощущения Неприятностей ожидали ...Пришло в Москву коллективное анонимное письмо на имя Ворошилова, председателя Президиума Верховного Совета. Письмо от жителей города Молотова (ныне Пермь). С душераздирающими подробностями в нем рассказывалось о том, что город оказался, по сути, во власти уголовного террора. «В Молотове есть так называемый шпальный поселок, который бандиты проиграли в карты и начали жечь в нем дома, затем они проиграли в карты 300 девушек, и начались убийства абсолютно повсюду, даже и около милиции, и рядом с тюрьмой... Жители Молотова глубоко возмущены этими действиями. После амнистии выпущенные хулиганы до 18-летнего возраста занялись опять своим прежним делом — воровством и убийствами. Как указывают работники скорой помощи, в первое воскресенье после вступления в силу амнистии буквально происходила резня и побои в трамваях, поездах, на базарах, в магазинах и т.д., что скорая помощь не успевала выезжать на вызовы». Такие письма приходили не только из Перми — из Свердловска, Магадана, Тюмени, Баку, Орехово-Зуева... Каждый раз с ужасающими историями то про сожженный уголовниками барак, в котором погибли десятки семей рабочих, то про детей, режущих ножами прохожих... Но по результатам проверки практически все факты, изложенные в письмах, «не нашли подтверждения». Несколько пожаров в «шпальном» было, но еще «до смерти Сталина». Обнаружено «несколько местных жителей, подбрасывавших анонимки с угрозами поджога лицам, с которыми находились в неприязненных отношениях; из шести тысяч амнистированных, осевших в городе, к уголовной ответственности вновь привлечено лишь 11 человек». Министр внутренних дел Круглов в докладной записке в ЦК партии сообщал: «Вокруг амнистии распространяется много разных нелепых и провокационных слухов, по которым амнистированные якобы совершают массовые убийства, занимаются бандитизмом, разбойными нападениями, грабежом и творят другие преступления. Проверки показали, что большинство этих слухов и анонимных писем не подтвердилось и оказалось вымыслом. В личных беседах с авторами писем выяснено, что большинство из них конкретными фактами о совершенных преступлениях не располагало. Заявления писали под впечатлением распространявшихся среди населения преувеличенных слухов об убийствах и грабежах, якобы совершаемых лицами, освобожденными из мест заключения по амнистии». Собственно, никто верить в успокаивающие докладные записки МВД не заставляет. А факты, напротив, свидетельствуют: население к амнистии как таковой отнеслось скорее с большим подозрением, с ожиданием от нее одних неприятностей, увы, обусловленных многолетним опытом. По данным на 16 ноября 1953 года, в связи с амнистией было освобождено 1 201 606 человек — более половины сидевших. Никогда так много сразу не отпускали ни до, ни после. И никогда так много по лагерям и тюрьмам не сидело. Тоже ни до, ни после. К моменту смерти Сталина был установлен абсолютный рекорд по количеству обитателей исправительно-трудовых лагерей. При численности населения примерно в 185 миллионов человек в лагерях находилось 2,5 миллиона, то есть в тюрьме сидел каждый 74-й гражданин страны. Хроника холодного лета СТР. 90–91  ГУЛАГ уже не справлялся! Дело в том, что в конце 30-х годов было очень сильно ужесточено уголовное законодательство, которое без изменений действовало вплоть до самой смерти Сталина. Например, в соответствии с указом от 26 июня 1940 года самовольный уход на другую работу (без разрешения директора предприятия) карался тюремным заключением до четырех месяцев, а прогул либо 20-минутное опоздание — исправительными работами на полугодовой срок. Даже мелкая кража, независимо от ущерба, влекла за собой год лишения свободы. Мелкое хулиганство — 5 лет. Выпуск бракованной продукции грозил инженерам и начальству предприятия тюремным заключением от 5 до 8 лет. Кроме того, еще до войны вышел запрет на условно-досрочное освобождение, не отмененный вплоть до самой смерти Сталина. А ведь был еще и «военный поток» — лица, «запятнавшие себя сотрудничеством» с оккупантами, попавшие в плен в силу разного рода обстоятельств, — шестьсот с лишним тысяч под Киевом в 1941-м, еще шестьсот тысяч под Вязьмой, Минском, Харьковом, Уманью... Одних генералов почти сотня. Ничего подобного в военной истории России и близко не было. До сих пор толком не подсчитано, кто сам руки вверх поднял, кого раненым подобрали, кто в составе дивизий сдавался. Но на всех власть смотрела прищурившись, с подозрением. А «лесные братья» в присоединенных Прибалтийских республиках, Западной Украине, Белоруссии? А религиозные? Эти, как правило, стойко держались, особая категория, так сказать, идейные в лучшем смысле слова. Ну и конечно, собственно уголовники, которых тоже при «культе порядка», провозглашенного в стране, при все усиливающихся наказаниях парадоксальным образом становилось все больше и больше. Царила уголовная мода, уголовная романтика проникала во все поры общества едва ли не с детсада, та же война не способствовала смягчению нравов... Я помню разговор с одним из самых успешных сыщиков страны — генерал-лейтенантом Карпецом, начальником МУРа. Он тогда прямо сказал: «Мы знаем, что после пяти лет отсидки в наших условиях в организме происходят необратимые изменения, и выходит человек на свободу неисправимым преступником. Исключений практически не бывает...» И, повторяю, переполненность лагерей, ущербность неквалифицированного и распущенного, а часто преступного (охранники!) персонала, экономическая невыгодность созданной системы с каждым днем становились все очевидней. Амнистия одним махом, казалось, решала многие проблемы. К тому же делался особый расчет на рост народной популярности ее инициатора — Лаврентия Берии. Шутка ли — миллион двести тысяч человек обретали свободу! Были прекращены дела на 400 тысяч человек, которых тюремные нары ждали в перспективе. Теперь что касается мифов. Вопреки распространенному мнению, амнистия 1953 года касалась и политзаключенных — свободу получили те из них, кто был осужден на срок до 5 лет (правда, таких было относительно Алексей ЩУКИН /ИТАР-ТАСС 92 – 93 92 – 93 «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022 ощущения СТР. 94–95  немного). К тому же многие современные историки полагают, что у Берии были планы последующей широкой политической амнистии, которые впоследствии реализовал Хрущев. Как бы то ни было, амнистия 1953 года не была чисто уголовной. Другой вопрос, что многие опасные преступники были изначально осуждены по более мягким статьям. Происходило это потому, что осудить их за самые тяжкие деяния порой не могли из-за отсутствия доказательной базы. В итоге многие закоренелые преступники, которые сидели в СССР по не самым тяжким статьям, действительно вышли на свободу. Кому-то помог в этом возраст старше 55, кому-то — сокращение срока вдвое. Именно они и стали настоящей головной болью советской милиции в 1953 году. «Отпускать не хочется, а надо!» После расстрела Берии в его амнистии стали искать скрытые мотивы. Однако амнистия была не единственной кардинальной переменой тех лет, а скорее следствием вынужденной перезагрузки режима. Вообще, Лаврентий Павлович — крайне неудобная фигура в качестве «положительного героя». А где их брать-то, положительных? Среди руководителей, выживших при Сталине, таких — и это надо знать твердо — не было. Берия призывал к смягчению уголовного законодательства, аргументировав это следующим образом: «Признается необходимым пересмотреть уголовное законодательство, имея в виду заменить уголовную ответственность за некоторые хозяйственные, должностные, бытовые и другие менее опасные преступления мерами административного и дисциплинарного порядка, а также смягчить уголовную ответственность за отдельные преступления... Ежегодно осуждается свыше 1,5 млн человек, в том числе до 650 тыс. на различные сроки лишения свободы, из которых большая часть осуждается за преступления, не представляющие особой опасности для государства. Если этого не сделать, через один-два года общее количество заключенных опять достигнет 2,5–3 млн человек». Берия (по должности) понимал ситуацию лучше других, а еще планировал возглавить процесс, связать свою фамилию с либерализацией общества. Обелить себя таким образом в преддверии неизбежного разоблачения культа личности, сделать все, что впоследствии успешно осуществил Хрущев. Однако бывшие соратники переиграли конкурента. Кстати, последствия непродуманной амнистии также стали пунктом обвинения Берии, хотя за ее проведение единодушно высказывалось все советское руководство. После амнистии общая преступность даже несколько снизилась (1,23 миллиона осужденных в 1953 году и 1,2 млн осужденных в 1954 году против 1,59 млн осужденных в 1952 году). С другой стороны, по данным МВД, выросло количество особо тяжких преступлений: убийств, изнасилований, бандитизма. Но больше выросли показатели карманных краж и разбойных нападений. Однако не стоит считать, что все это было делом рук амнистированных. Спустя год после амнистии министр внутренних дел Круглов докладывал, что за этот период вновь было привлечено к уголовной ответственности 84,2 тысячи амнистированных из 1,2 млн человек. Это около 7% от общей численности амнистированных. В МВД при этом особо подчеркивали, что все послевоенное время неуклонно растет преступность в рабочей среде и в рядах молодежи, «зачастую среди задержанных хулиганов и грабителей оказывались образцовые комсомольцы». Но «в повестку дня» попала масса вопросов, которые требовали немедленного решения и на которые «раньше» даже внимания не обращали. «На собрании в парторганизации Отдела «П» МВД коммунисты указывали, что за последние годы резко возрастает число спецпоселенцев за счет того, что их дети при достижении 16-летнего возраста, по существу не имея никакого отношения к деятельности своих родителей, а многие из них прибыли на спецпоселение малолетними или родились на спецпоселении, до сих пор берутся на спецучет. Это обстоятельство приводит к искусственному увеличению числа спецпоселенцев, тогда как Правительством массовых операций по выселению не проводилось. На спецпоселении находится большое количество членов КПСС и комсомольцев, и вопрос об их освобождении из спецпоселения не решался... После выхода в свет Указа Президиума Верховного Совета СССР «Об амнистии» назрел вопрос о пересмотре содержания на спецпоселении значительного количества спецпоселенцев, однако этот вопрос до настоящего времени не решен...» Буквально в течение месяца после смерти Сталина его наследники пересмотрели и закрыли явно политические процессы вроде «дела врачей», «мингрельского» и «авиационного» дел. А вот отрывок из письма Берии в Президиум ЦК по поводу судьбы Полины Жемчужиной, осужденной за связь с лидерами Еврейского антифашистского комитета. «...О том, как фабриковались следствием эти показания, Штейнберг И.И. заявил: «Мне было сказано, что я должен признаться во враждебной и националистической деятельности, которую я якобы проводил вместе с Жемчужиной... Меня допрашивал министр государственной безопасности Абакумов, который потребовал, чтобы я признался. Я отрицал. Тогда министр приказал следователю бить меня до тех пор, пока я не подпишу такие признания. В течение двух дней после этого мне только показывали «орудия» (резиновую дубинку), но так как я продолжал отрицать, то приступили к систематическим избиениям. Наряду с этим мне давали спать не более 2–3 часов в сутки. Допросов с дубинкой было подряд семь. Их я выдержал, но перед восьмым допросом сдался и сказал неправду». По тому же вопросу МельникСоколинская С.И. заявила: «...Я все же отказывалась подписывать ложь, теряла последние силы, падала на стол, просила отпустить меня, а он (Комаров) кричал, что меня на носилках будут допрашивать, и обрисовал картину страшных ужасов, меня ожидавших. Наконец Комаров начал угрожать мне арестом моего мужа и дочери Лены, а другую обещал отдать в детский дом. Я начала терять почву. Судила про себя, что меня тоже взяли без вины и стряпают дело, и решила, что самые страшные четыре страницы попрошу переделать, а остальные подпишу, только чтобы не допустить ареста мужа и дочери. Но и тут он (Комаров) обманул меня, переделав только две. И я совершила в тюрьме преступление, подписав уже утром этот протокол». В декабре 1949 года МГБ СССР «закончило следствие» по делу т. Жемчужиной, и в связи с невозможностью передачи дела в судебные органы из-за отсутствия доказательств т. Жемчужина была осуждена Особым Совещанием при МГБ СССР к 5 годам высылки в Кустанайскую область Казахской ССР... Вышеперечисленные арестованные по делу т. Жемчужиной были также осуждены Особым Совещанием при МГБ СССР на разные сроки тюремного заключения и содержались во Владимирской тюрьме со строгой изоляцией, а также в лагере для особо опасных государственных преступников. Таким образом, т. Жемчужина и упомянутые выше ее родственники и знакомые стали жертвой учиненной над ними МГБ СССР расправы». Полину Жемчужину в Москву вернули, дали персональную пенсию. Молотов, до того разведшийся с ней, брак восстановил. И когда скоро для него самого наступили трудные времена, пенсия жены помогала семье поддерживать «привычный образ жизни». Но не всем, надо сказать, так повезло. ощущения Владимир КУТКИН Из неправленой стенограммы выступления Хрущева на собрании актива ленинградской партийной организации о Постановлении ЦК КПСС по «Ленинградскому делу» 7 мая 1954 года: «Пересматривая дела об исключенных из партии, надо эту работу проводить вдумчиво, чтобы принять правильное решение и восстановить тех, кто этого достоин. Приведу такой пример. В связи с ленинградским делом снят с работы и осужден Куприянов — бывший секретарь ЦК Карело-Финской республики. Узнав, что его арестовали по ленинградскому делу, я сказал т. Руденко: «Прошу пересмотреть дело Куприянова». Он через несколько дней говорит: «Надо подумать». «Что же тут думать, — спрашиваю, — мне хорошо известно, что он арестован по ленинградскому делу». «Верно, — говорит т. Руденко, — по ленинградскому делу, но он в лагере снюхался с преступниками, с белогвардейцами, он разговаривает там языком бандитов, белогвардейцев». Тов. Руденко правильно ставит вопрос. Если он быстро пошел на сговор с белогвардейцами, нашел общий язык с классовым врагом, то у него нутро гнилое. Его давно надо бы из ленинградского «дела» исключить, гнилой человек оказался. А разве других Куприяновых нет? Есть. И у вас они есть. Поэтому, товарищи, будьте осторожны». Но вернемся к амнистии 1953 года. Опыт массовых арестов был (и очень богатый), опыта массового освобождения не было никакого. Скажем, самые крупные советские лагеря находились в труднопроходимой и отдаленной местности. Поэтому просто вывезти оттуда крупные партии амнистированных было нелегкой задачей. Бывших заключенных свозили на узловые железнодорожные станции, где они дожидались отправки домой. Из-за неразберихи и проблем с транспортом некоторые заключенные неделями ждали своей отправки. И на узловых станциях уровень преступности сразу же после амнистии действительно подскочил. Имели место и масштабные эксцессы. Существует целый ряд историй, видимо, имеющих под собой реальную почву, о железнодорожных составах с освобожденными Хроника холодного лета СТР. 92–93  94 – 95 94 – 95 Павел ГУТИОНТОВ «НОВАЯ РАССКАЗ-ГАЗЕТА» No9 НОЯБРЬ 2022 зэками, которые поднимали бунты и устраивали массовые грабежи населения. Отморозков блокировали и уничтожали на месте. После ареста Берии, учитывая ухудшение криминогенной обстановки в стране, уже 2 июля 1953 года Президиум ЦК КПСС одобрил проект Указа Президиума Верховного Совета СССР «О неприменении амнистии к лицам, осужденным за разбой, к ворам-рецидивистам и злостным хулиганам». Перед отправкой «на свободу» каждому амнистированному выдавался паспорт, справка об освобождении, билет до дома и небольшая сумма денег на расходы в дороге. Предполагалось, что сразу же по прибытии домой все амнистированные будут трудоустроены. Но государственная машина работала медленно, и даже спустя полгода после амнистии треть отпущенных на свободу не была трудоустроена. Проще всего было с амнистированными из сельской местности, а они и составляли большинство освобожденных. Горожанам сразу найти работу было значительно труднее. Значительными оказались и культурные последствия амнистии. В повседневную жизнь законопослушных граждан стали усиленно проникать правила и законы зоны, «блатные понятия». Ведь недавние зэки жили в тех же общежитиях и коммуналках, что и обычные граждане. Усилилась романтизация воровской жизни, а блатной шансон пришел на смену городскому романсу. Шарапов против Жеглова В любимом народом фильме «Место встречи изменить нельзя» сугубо положительный Шарапов настаивает на том, чтобы несправедливо арестованного отпустили немедленно, а условно положительный Жеглов говорит, что ночью возиться не стоит, арестованный перетерпит, ничего с ним не станет... Шарапов своего добился. Не знаю уж, как в таких случаях реально было, но он здесь абсолютно прав — в фильме... Стало очевидно, что менять — и незамедлительно, без подготовки! — надо очень и очень многое. 28 апреля 1953 года в развитие принятого указа об амнистии был внесен проект указа «О замене уголовной ответственности за некоторые преступления мерами административного и дисциплинарного порядка и о смягчении уголовной ответственности за отдельные преступления». В этом проекте, в частности, предлагалось снизить предельный срок лишения свободы с 25 до 15 лет; повысить возраст, по достижении которого возможна уголовная ответственность, с 14 до 16 лет; распространить погашение судимости на всех осужденных по отбытии ими наказания; отменить уголовную ответственность членов семьи изменников Родины, совместно с ним проживающих или находящихся на его иждивении к моменту совершения преступления, если они не знали о готовящейся или совершенной измене. Проект был подписан председателями соответствующих комитетов Верховного Совета СССР, прокурором РСФСР, председателем Верховного суда РСФСР. Однако эти довольно смелые предложения не были приняты. Зато принимались предложения более спорные. В 1954 году председатель КГБ И. Серов направил в ЦК КПСС записку с предложениями о желательности амнистии для советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период войны. Необходимость этого обусловливалась, по мнению автора, тем обстоятельством, что за рубежом находится до 500 тысяч «невозвращенцев» — бывших граждан СССР, которые в случае возникновения военного конфликта между СССР и США могли быть использованы противником в своих интересах. В целях «разложения антисоветской эмиграции», привлечения бывших соотечественников в СССР и предлагалось объявить амнистию даже тем, кто во время войны служил в вооруженных силах и полиции Германии и участвовал в военных действиях. Для бывших командиров власовцев и других специальных воинских формирований фашистов в случае их добровольного возвращения предлагалось назначать максимальное наказание не выше 5 лет ссылки. Были определены и места расселения для вернувшихся «невозвращенцев» — Сибирь, Казахстан, Приуралье, верховья Камы, где располагались в основном лагеря военнопленных и лагеря ГУЛАГа. Эта записка после проработки в ЦК КПСС и легла в основу указа Президиума Верховного Совета СССР. «Пустые места, как вырванные зубы» Сразу после объявления указа об амнистии в «местах заключения» начались волнения и даже восстания. В Воркуте, Норильске, Кенгире... Их жестоко подавляли, даже с применением танков. По официальным данным, были убиты сотни восставших. А 1 сентября 1953 года неопубликованным указом Президиума Верховного Совета СССР было упразднено Особое совещание при НКВД СССР. Начался пересмотр дел политзаключенных — главное требование восставших в Воркуте. В 1953 году комбинат «Воркутауголь» был передан из ведения МВД СССР в ведение Министерства угольной промышленности. Началось массовое закрытие лагерей и прилегающих к ним поселков. «...Паром добавил оборотов, еще раз прогудел протяжно и стал набирать скорость. Издали казалось, по поселку прошел ураган. Повалил заборы, караульные вышки — их тоже начали разбирать для вывоза, но почему-то бросили. Многие дома стояли со снятыми крышами, а какие-то уже увезли, и пустые места на улицах зияли, как вырванные зубы. У берега медленно крутились на течении фанерный чемодан, круглый стол ножками вверх, черные матрасы или подушки, клочья ваты, газеты... Вдоль берега грязной стаей бежали брошенные тощие собаки. Вскоре за поселком начались нетронутые берега с опрятной таежной зеленью невысоких холмов, черточки чаек парили в голубом небе. Могучая река, сужаясь, спокойно уходила за горизонт». Опять Ремизов. «Вечная мерзлота». И еще цитата из романа: «Мы не знаем всей правды, не можем видеть ни масштабов репрессий, ни их результатов, наконец. И потом — вдруг через пятьдесят лет все эти тьмы замученных людей окажутся необходимой платой за что-то, о чем мы не догадываемся? Но как же? Человек — разве не самое ценное? Нет ничего, за что можно платить людьми!» ,, Существует целый ряд историй, видимо, имеющих под собой реальную почву, о железнодорожных составах с освобожденными зэками, которые поднимали бунты и устраивали массовые грабежи населения Отпечатано в АО «Прайм Принт Москва». Адрес: 141701, МО, г. Долгопрудный, Лихачевский проезд, д.5В. Заказ No 2920 Тираж — 7000 экз. Дата выхода — 18.11.2022 Рекомендуемая цена — 250 руб. «Новая рассказ-газета» зарегистрирована в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Свидетельство ПИ No ФС77-35539 от 6 марта 2009 г. z Учредитель и издатель: АО «Издательский дом «Новая газета». z Редакция: АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета». Адрес: Потаповский пер., д. 3, с. 1, Москва, 101000. z © АО «ИД «Новая газета», АНО «РИД «Новая газета», 2022 г. z Любое использование материалов, в том числе путем перепечатки, допускается только по согласованию с Редакцией. Главный редактор: Сергей КОЖЕУРОВ Над этим выпуском работали: Георгий РОЗИНСКИЙ, Сергей СОКОЛОВ, Петр САРУХАНОВ, Ольга ТИМОФЕЕВА, Алексей ПОЛУХИН, Виктория ДЕНИСОВА, Инна КРОЛЬ, Елена АКСЕНОВА, Диана ГРИГОРЬЕВА, Надежда ХРАПОВА, Оксана МИСИРОВА, Вероника ЦОЦКО, Татьяна ПЛОТНИКОВА, Алексей ДУШУТИН Авторы номера: Надежда АНДРЕЕВА, Татьяна БРИЦКАЯ, Павел ГУТИОНТОВ, Александр МИНЕЕВ, Алексей МОКРОУСОВ, Галина МУРСАЛИЕВА, Леонид НИКИТИНСКИЙ, Александр ПАНОВ, Дмитрий ПРОКОФЬЕВ, Александр СОЛДАТОВ, Алексей ТАРАСОВ, Слава ТАРОЩИНА, Марина ТОКАРЕВА, Ирина ТУМАКОВА, Андрей УСПЕНСКИЙ, Олег ХЛЕБНИКОВ, Вера ЧЕЛИЩЕВА, Валерий ШИРЯЕВ новая рассказгазета Купить «Новую рассказ-газету» можно в нашем интернет-магазине. Для соучастников «Новой газеты» — особые условия. Прочитать материалы выпуска можно на сайте novaya.media Но! И снова здравствуйте! «Против лома нет приема». Это не о власти, а о власти силы. Оказывается, государство, со всеми его силовыми и правоохранительными органами, легко уступает право на репрессии своим подручным. Социально близким, как говорили когда-то. Сегодня вместо лома — кувалда. Нет, не «дубина народной войны», о которой со времен Льва Толстого грезят в высоких кабинетах, — самая обычная кувалда. Даже если видео внесудебной казни — всего лишь циничная инсценировка, во что и верится-то с трудом. Стоит ли удивляться, что общество испытывает глубокий психологический стресс? Что люди, столкнувшись с вызовами нашего жестокого времени, ищут моральной поддержки не у государства, а среди друзей и знакомых, обрывают телефоны доверия и психологической помощи? Об этом, в том числе, новый номер журнала. Девятый — после того, как отдельные представители власти начали размахивать кувалдой новых запретов, пытаясь под надуманными предлогами лишить его права на существование. А нас с вами, не нарушающих никаких цензурных установлений, права на общение.

Девятый выпуск «Новой рассказ-газеты» с 21 ноября уже можно купить с доставкой на дом в нашем магазине. Соучастники получили ссылку с предложением выкупить журнал по специальной цене — самой низкой из возможных. Полистать этот номер на сайте, на этой странице, можно будет с 28 ноября. Тексты из него не сразу будут появляться на сайте, но со временем будут выложены все. Ссылки на материалы из номера вы найдете ниже в оглавлении.

ЯВЛЕНИЯ

  • Глубокое чувство сопричастности. Призыв к россиянам помочь спецоперации «кто чем может» находит отклик в «глубинном народе». И не только. Материал Надежды Андреевой
  • Где находится дно? Не спрашивайте об этом у правительства — искать его придется нам самим. Экономический прогноз Дмитрия Прокофьева

ЛЮДИ

И как в него все это вмещается! От создания фельетона до защиты суверенитета от «вторжения извне» — все грани личности сенатора Андрея Климова. Политический портрет от Веры Челищевой

Каталы. До сих пор неизвестно, чем закончился скандал с олимпийским допингом фигуристки Камилы Валиевой. Разбор Андрея Успенского

лонгрид

Восьмёрики

Жизнь и приключения выпускников школ для детей с умственной отсталостью. Рассказ Алексея Тарасова

ИДЕИ

  • Правило «распятого мальчика». Десять принципов военной пропаганды, которые присутствуют во всех конфликтах и с обеих сторон: как это устроено
  • «Основы» русского цинизма. Очередной «моральный кодекс», навязываемый гражданам РФ, в конечном итоге не укрепит, а ослабит вертикаль власти. Мнение Леонида Никитинского
  • Впали в сакральность. Что провозгласил Всемирный русский народный собор, каких ужасов Апокалипсиса не должна допустить Россия, чем провинились хасиды и к чему привел процесс мистического «воцерковления» российской элиты. Исследование Александра Солдатова


ОЩУЩЕНИЯ

  • #УЖЕНЕПОЗНЕР. «Меня нет больше», — сказал Владимир Владимирович и ушел в сумрак. Что означает отстранение от эфира прославленного патриарха? Рубрика Славы Тарощиной
  • Сознание сузилось от страха и бессилия. На телефон доверия звонят мобилизованные и вернувшиеся домой, жены и матери уехавших. Что с ними происходит?
  • Голые, грязные, лживые. И никак не отмоются в новом «Ревизоре», поставленном в Студии театрального искусства Сергеем Женовачем. Рецензия Марины Токаревой
  • Мика. Собака времен гласности и лихих девяностых. Ее спасла Юля Латынина, а она потом спасала меня. Рассказ Олега Хлебникова
  • Хроника холодного лета. По амнистии 1953 года были освобождены 1 201 606 человек — более половины зэков. Как страна пережила это масштабное событие? Правда и мифы

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.

Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow