СюжетыПолитика

Попал под рейд

Как сотрудники полиции и местной управы доставили 18-летнего парня в военкомат, а затем — в наручниках — в ОВД

Макар Ситкин

Кирилл Кухмарь / ТАСС

Казалось бы, принудительными доставлениями в военкоматы уже не удивишь, но это случай — особый, выбивающийся из общего ряда подобных нарушений.

18-летнего Никиту Тарабарова полиция задержала в 6 утра 17 декабря и прямо из компьютерного клуба доставила в военный комиссариат Головинского района города Москвы.

Вот что сообщили в субботу общественные активисты, которые занимаются подобными случаями:

«Сотрудники полиции с нагрудными знаками 024806-нкв и 024812-нкв <…> доставили гражданина Тарабарова Никиту Викторовича, 2004 г.р., сначала в ОВД Головинское, а затем — в военный комиссариат Головинского района Москвы. Сотрудники заявили, что у них нет персонального обращения о приводе Никиты для составления протокола об административном правонарушении в рамках совместного приказа МВД и Минобороны».

Если нет персонального — то есть человек не находится в розыске или под подозрением — значит, речь идет об облаве на неустановленный круг лиц?

Оказалось, что эта схема давно отработана: помимо полиции и сотрудников военкомата в этом мероприятии, жертвой которого стал Никита, участие принимал и сотрудник управы, при этом чиновник ссылался на некое «распоряжение».

Елена Попова,

координатор общественного Движения сознательных отказчиков рассказала о юридических деталях:

«Действия полиции в рамках призыва и мобилизации регулируются совместным приказом МВД и Минобороны. В разделе «Безопасность» есть тема «Полиция и призыв» — там есть этот приказ и его «краткое содержание». Там всего два случая, когда военный комиссар может обращаться к полиции за помощью. Если человеку невозможно вручить повестку, то он просит установить его местонахождение и вручить повестку. Но это, как правило, не используется. Второй случай — если гражданин совершил административное правонарушение, тогда он должен возбудить административное производство и обратиться в органы внутренних дел с просьбой о приводе гражданина для составления административного протокола.

Но они выносят эти обращения на пустом месте. Сотрудники полиции не могут контролировать обоснованность внесения такого обращения. Они не могут контролировать военного комиссара. Они получили от него распоряжение, а на самом деле — никаких административных производств не возбуждалось, никаких составов административных правонарушений не было. Они просто это используют для создания хоть какой-то правовой видимости, что полиция тащит людей в военкомат. Однако никаких персональных обращений (на Никиту.М. С.) у них нет. У них есть какая-то филькина грамота, что у них какое-то взаимодействие, и они проверяют документы. Но это, во-первых, никак не стыкуется с законом о полиции. Взаимодействие должно быть конкретным, на основе приказа. А они рисуют бумажки, что они ищут кого-то в розыске — тех, кто уклоняется. То есть они проверяют у людей документы и тащат их в военкомат на основании филькиной грамоты.

Управу надо вывести на чистую воду (по данным Движения, в таких облавах якобы участвует представитель районной управы Иванов Дмитрий Сергеевич.М. С.): кто вообще этот сотрудник, на основании чего он руководил действиями сотрудников полиции? Что за распоряжение, которое идет вразрез с законодательством о призыве и ФЗ «О полиции»? Он трясет какой-то бумагой, что «мы ведем розыск» — у него нет никаких полномочий этот розыск вести».

Также Попова выложила фотографию того самого обращения военного комиссара района Головинский на имя начальника районного ОВД:

цитата

«В соответствии с пунктом 3 статьи 4 «О воинской обязанности и военной службе» прошу вас обеспечить проверку документов граждан, подлежащих призыву на военную службу, и обеспечить их доставление в служебное помещение военного комиссариата».

Обращения военного комиссара района Головинский на имя начальника районного ОВД

Читайте также

Читайте также

Долговая яма Родины

Задержанных в общежитии студентов Финансового университета при правительстве России все-таки собираются отправить в войска

Обращение это, как уверяют общественные активисты — незаконное. Если задерживали конкретно Никиту, то либо ему должны были вручить протокол о нарушении, либо — повестку. Ни того, ни другого не было сделано (повестка была вручена ему только в военкомате). Вот что говорит сам Никита:

— Как происходило задержание? Как полиция объясняла происходящее?

— Забрали из клуба силой, если бы не пошел — взяли бы за руки и отвели. Делать так, чтобы меня физически еще трогали в плане насилия, — я не стал, так как был очень испуган. Полиция объясняла просто, как и сотрудник управы: это рейд. Как все уже поняли, чтобы забирать ребят одним днем в армию. Проводится каждый день такое.

— Что у тебя вообще с армией? Ты учишься или работаешь? Отсрочка есть?

— Не учусь. Отсрочки нет, но это не имеет значения. Суть в том, что я был на учете в другом военкомате, и единственное, что могли (кто-то, а не сам военкомат Москвы) мне предъявить — не успел вовремя встать на учет, штраф от 500 до 3000 руб.

— Почему тебя доставили в военкомат Головинского района? Ты там стоишь на учете или это просто был ближайший?

— Это был ближайший. Я стою на учете в другом городе, соответственно, трогать они меня вообще не могли. Держали меня там по причине «просто так». Ответить никто не мог.

— Что происходило в самом военкомате? В какой момент тебе удалось связаться с правозащитниками?

— Происходил в военкомате хаос. Связался тогда, когда ожидал военного комиссара. У одного парня (которому 25 лет, его тоже в задержали) забрали паспорт и телефон. Я телефон ни за что бы не отдал, как и паспорт (у меня при себе ничего из документов не было).

— Из военкомата тебя в наручниках отвезли в ОВД «Сокол». Почему на тебя их надели? Полиция объяснила причину задержания?

— Почему? А это уже тот вопрос, на который ответа никогда не будет. О законе никто нигде не думал, но, по идее, на меня пожаловались из военкомата, заявив, что я хулиганю у них. Что является клеветой.

— Тебя отпустили около 15.00 с повесткой на 20 декабря для уточнения документов воинского учета. Каков твой дальнейший план действий?

— План действий не стану объяснять, у меня есть болезнь, и мне нужно собирать для нее документы. И учитывая, что конкретно у меня заболевание, которое сложно и долго доказывать, только сейчас понял — нахожусь в такой же ситуации, как и парни с категорией Д. Ведь всех нас военкомат хочет обследовать без документов, поэтому тут никакое заболевание бы не помогло. Так я писал в чате. Речь не о том, что я найду и оформлю военный билет, а в том, чтобы все было по закону и общение с военкоматом было ТОЛЬКО в письменном виде.

— Как ты сам себе объясняешь, почему забрали именно тебя?

— Тех, у кого был студбилет, не забирали. Хотя в военкомате были даже те, кто служил. Человека забрали, потом отпустили. У одного была даже судимость, его тоже отпустили. По идее, они берут всех. Рейды есть рейды.

Повестка, врученная Никите Тарабарову в военкомате

Что можно сказать еще? Никакого закона не существует для людей в военкомате, и людям нужно общаться с ними, как и со всеми, только в письменном виде. Заявления, обращения и не только. Ни одному слову нельзя верить.

Сотрудники полиции плотно взаимодействуют с военкоматом при поддержке районных управ. Вероятно, это рабочая и давно отлаженная схема — забирать, кто попадется, и уже на месте разбираться: нужны нам эти люди или нет.

Таким же образом в июне забирали меня прямо из дома. Тоже с полицией, я тоже «не являлся по повестке», хотя никаких повесток не было. Причин никто не объяснял и документов не показывал. А в комиссариате выяснилось, что меня вызвали по ошибке, после чего отпустили.

Устраивать такие рейды, конечно, проще, чем работать исключительно по требованию законов. Так что даже если вы не подлежите призыву — это не повод спокойно гулять по улице или проводить время в клубе.

Читайте также

Читайте также

До смерти задержанный

Молодого петербуржца ждали в военкомате, а обнаружили в морге

Этот материал входит в подписку

Судовой журнал

Громкие процессы и хроника текущих репрессий

Добавляйте в Конструктор свои источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы

Войдите в профиль, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах

ДЕЛАЕМ ЧЕСТНУЮ ЖУРНАЛИСТИКУ ВМЕСТЕ

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься честной журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

  • Банковская карта
  • SberPay
  • Альфа-Клик
  • ЮMoney
  • Реквизиты
Нажимая кнопку «Стать соучастником», я принимаю условия и подтверждаю свое гражданство РФ
shareprint

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.

Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow