КомментарийПолитика

СПЧ и «народ» — «кто» или «что»?

Таков главный вопрос вчерашнего заседания идеологического цеха Кремля

Леонид Никитинский, обозреватель «Новой газеты»

Фото: Михаил Метцель / POOL / ТАСС

Перед встречей президента с Советом по правам человека 7 декабря Дмитрий Песков опроверг слухи о некоем стоп-листе возможных к поднятию тем: «участники Совета — волевые люди, они не будут смотреть на стоп-лист» (не могу ни подтвердить, ни опровергнуть, знаю лишь о предварительной встрече членов СПЧ с Сергеем Кириенко, но на нее были приглашены не все). Однако Николай Сванидзе, которому президент всегда давал слово ближе к концу встречи, заранее зная, что будет поднята самая острая тема, Наталия Евдокимова, которую невозможно было остановить, Игорь Каляпин и ряд других говорунов незадолго до встречи из состава СПЧ были исключены. Их заменили 11 членов совета, о которых мало кто слышал, за исключением разве что военного обозревателя «КП» Александра Коца.

И это была уже не первая такая «ротация».

Последнее заседание СПЧ, на котором я присутствовал, проходило в зуме ровно 24 февраля и в соответствии с ранее утвержденным планом было посвящено, кажется, самокатам. (Извините, если ошибся: на сайте совета последняя информация о его заседаниях датирована июлем 2021 года.) Часа три обсуждали самокаты или что-то в этом роде.

Прорывались и робкие предложения обсудить кое-что еще, что началось в пять утра, но руководство отвечало: «Погодите-погодите, у нас по плану про самокаты, еще не все высказались».

За это время я успел подписать три или четыре петиции — статьи КоАП за «фейки» тогда еще не было, и это было можно. Но так раздваиваться я был больше не в силах, о чем и заявил, и с тех пор в работе СПЧ не участвовал.

Аналогичная «ротация» в последнее время произошла и с гражданским обществом, чьим развитием также озабочен СПЧ: тысячи активных молодых людей покинули страну, им на смену пришло население «присоединенных земель», о правах которого больше всего и говорили на встрече, а другие темы звучали диссонансом.

Ева Меркачева дерзко доложила президенту о том же, о чем и две, и три встречи назад: о чудовищном положении в системе ФСИН, будто это новость. Но тему возможного участия «контингента» в вооруженном конфликте она не подняла. Ева, к счастью, осталась в составе совета, но Общественная палата не утвердила ее в новый состав ОНК, так что к следующей встрече, буде такая состоится, материала для примеров у нее будет меньше. А Светлана Маковецкая, спросившая за рамками согласованной темы про ядерную бомбу, компетентно говорила о проблемах НКО, но оставила за скобками тему «иностранных агентов» (впрочем, про бомбу внятного ответа она тоже не получила).

«Стоп-лист», таким образом, сработал заранее, а на встрече использовался механизм, давно обкатанный на телешоу: ведущий и так заранее знает, кто что скажет, а кто скажет что-то не то, того в другой раз просто «ротируют».

Бывший следователь по особо важным делам Евгений Мысловский начал свое выступление так: «Хотя я не уполномочен говорить от всего народа, но скажу…» На правах бывшего соседа по СПЧ я тоже скажу: «Женя, раз мы тебя не уполномочили, помолчал бы!»

Евгений Мысловский. Фото: «Московская правда»

На самом деле вопрос о «народе» оказался хотя четко и не проговоренным, но главным, даже если не все участники встречи это поняли. Народ — это «кто» или «что»? Разница принципиальная: в первом случае речь о субъекте, а во втором — об объекте. Так, в высказывании Мысловского «народ» — «что», а «кто» — это он сам.

А вот что, открывая встречу, сказал президент: «С первого же дня большинство членов совета заняли четкую гражданскую позицию: разъясняют истинные причины и необходимость проведения специальной военной операции, борются с расизмом и русофобией, с наглой ложью и подделками, которые распространяются зарубежными СМИ». Тут тот же самый вопрос: «большинство членов» — это «кто»: субъект (действия) или объект (приложения силы, манипулирования), то есть «что»?

Валерий Фадеев для себя твердо знает ответ на этот вопрос:

«Западная концепция прав и свобод основана на понимании человека как автономного индивида. Но для многих народов и цивилизаций, для большинства индивидуализм не является главной ценностью».

И опять: «большинство» — «кто» или «что»? Видимо, «что», поскольку «индивидуализм» — фиговый листок, прикрывающий пренебрежение к «кто» — к индивиду, личности.

Такова главная тема, занимавшая «встречу накануне Дня прав человека» в качестве одного из механизмов огромной идеологической фабрики. Последующее разделение на друзей и врагов в духе политики, понимаемой по Карлу Шмитту (Валерий Зорькин в июне как раз напомнил юристам об актуальности его интерпретации права), производно: те, для кого ценны конструкты «народа» и «большинства» — друзья, а те, кому люб индивид, — враги, и какие им еще права, если их и за людей-то в полном смысле считать неправильно?

Читайте также

Читайте также

Постсоветчик

Как делал карьеру Валерий Фадеев, глава президентского совета по правам человека, сидя на двух стульях, пока не выбрал самый удобный

«Мы видим, что доктрина прав человека используется для разрушения суверенитета государств…» — сказал президент, и это, если не спорить с терминологией, в смысле права даже верно: Европейская конвенция 1950 года поставила права человека выше интересов национальных государств. Но продолжение (возвращаемся к многоточию): «для оправдания западного политического, финансово-экономического и идеологического доминирования» — содержит подмену тезиса.

Речь в «доктрине» только о правах человека и ответственности государств за их нарушение. «Идеологическое доминирование» — это миф. А «финансово-экономическое» — это да, но уж так сложилось.

Экономически успешны, и прежде всего в поиске и внедрении новых решений, именно западные государства, основанные на свободе индивидов. А там, где личные свободы подавляются общинной «традицией», останавливается прогресс и начинается сползание в архаику.

Бывают и перехлесты, но, нравится это кому-то или нет, спорить с этим сегодня, после краха советской модели социализма, ненаучно.

«Полагаю, что наш совет как институт, работающий с широким кругом общественных организаций в России и за рубежом, мог бы стать эффективной международной площадкой, где бы обсуждалась проблематика прав человека и их защиты в современном мире», — понадеялся президент. Но нет, получится снова «совет» по защите прав неких «народов» (а это всегда фикция) в мире архаики.

Доктор Лиза в детской областной клинической больнице ДНР. Фото: TASS

И еще одно, последнее уточнение. Президент сказал: «В свое время именно доктор Лиза — Елизавета Петровна Глинка — была первой, кто… буквально под пулями стала вывозить детей из Донбасса на лечение». Не совсем так, тут важны акценты. Когда это все началось в 2014 году, в рассылке СПЧ, который был тогда еще совсем другим, появилась антивоенная петиция. Чтобы она стала заявлением от имени совета, надо было собрать больше половины голосов, и для этого, при воздержавшемся Михаиле Федотове, не хватало одного голоса. Я позвонил Лизе и спросил: «А ты почему не подписываешь?» Она ответила: «Извини, но для меня дети важнее». Я сразу признал свою ошибку и отстал.

Но она имела в виду всех детей, детей вообще, где бы они ни появились на свет, а не «детей Донбасса».

Дети для нее были «кто» (кого надо спасать как индивидов), а не «что» — объект пропагандистского деления на «своих» и «чужих».

ДЕЛАЕМ ЧЕСТНУЮ ЖУРНАЛИСТИКУ ВМЕСТЕ

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься честной журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

  • Банковская карта
  • SberPay
  • Альфа-Клик
  • ЮMoney
  • Реквизиты
Нажимая кнопку «Стать соучастником», я принимаю условия и подтверждаю свое гражданство РФ
shareprint

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.

Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow