КомментарийПолитика

«Пока я жив, я никогда не смирюсь»

Гособвинение требует приговорить Илью Яшина* к 9 годам заключения

Андрей Карев

Фото: AP / TASS

После начала СВО в Украине бывший муниципальный депутат Илья Яшин (внесен Минюстом в реестр «иноагентов») был одним из немногих российских оппозиционных политиков, кто оставался в стране и занимал жесткую позицию по отношению к политике Кремля. И власти не оставили его без внимания: против оппозиционера возбудили дело за распространение «фейков» о российской армии по мотивам «политической ненависти». Поводом для уголовного преследования стал апрельский стрим Яшина, в котором он зачитывал комментарии представителей российской и украинской сторон.

Возражая против обвинения, политик в суде цитировал Путина и говорил о том, что настоящий гражданин обязан критически подходить к тому, что ему внушают власти. Однако у прокуратуры иной взгляд на этот счет: брифинги Минобороны и заявления властей априори правдивы и проверке могут не подвергаться, а любые сомнения — уголовка и срок.

Еще до возбуждения дела на 39-летнего оппозиционера заводили административные протоколы по статье о дискредитации Вооруженных сил РФ (ст. 20.3.3 КоАП) и штрафовали по трем из них на 90 тыс. рублей. Уже тогда было очевидно, что готовится дело посерьезнее. Но Яшин в своих многочисленных интервью заявлял, что не собирается никуда уезжать и прятаться. Это была его принципиальная позиция.

«Давайте начистоту: с 24 февраля я прекрасно понимал, что меня арестуют. Все это понимали. Оперативники в «доверительном разговоре» несколько раз спросили:

«Ну объясни, чего ты не уехал-то? Тебе же четыре месяца дали на свободе. Всем было бы проще, если бы ты свалил», — написал Яшин уже после того, как оказался в СИЗО.

Илья Яшин и его адвокаты Михаил Бирюков, Мария Эйсмонт и Вадим Прохоров (слева направо) в Мещанском суде. Фото: Артем Геодакян / ТАСС

Расследование «фейкового» дела длилось почти пять месяцев. Яшина задержали 12 июля при выходе из спецприемника, куда он был помещен на 15 суток якобы за неповиновение полицейским. А на следующий день отправили в СИЗО. В окончательной редакции обвинение политику предъявили в начале октября, вменив распространение военных «фейков» по мотивам «политической ненависти» (п. «д» ч. 2 ст. 207.3 УК).

Согласно обвинительному заключению, Яшин в ходе стрима на YouTube, «предвидя наступление общественно опасных последствий, распространил недостоверные сведения о якобы совершенных преступлениях в Буче». По мнению стороны обвинения, вместе с этим Яшин пренебрежительно отзывался о действующей власти и якобы знал, что «распространенная им ложная информация» вызовет интерес широкого круга лиц, поскольку он является публичным лицом.

«Разве за это можно отправлять в тюрьму?»

В начале ноября дело Яшина передали в Мещанский суд Москвы. Председательствующей Оксане Горюновой потребовалось четыре заседания, чтобы выслушать стороны и уйти на приговор. К удивлению родных и друзей Яшина процесс прошел в открытом режиме, хотя ранее суды, продлевавшие ему арест, не допускали слушателей и прессу.

29 ноября прокурор Сергей Белов начал представлять доказательства с оглашения письменных материалов дела. Из прочитанных документов выяснилось, что оно было возбуждено после рапорта оперуполномоченного из Центра «Э». В них указывалось, что видеозапись Яшина с более чем 1 млн просмотров правоохранители обнаружили в июле. В ней они усмотрели признаки преступления, а эксперт-лингвист заключила, что слова оппозиционера об убийстве украинцев российскими войсками были именно утверждением, противоречащим заявлениям Минобороны. Собственно, оперативник и эксперт-лингвист стали ключевыми свидетелями в суде со стороны прокуратуры.

Сам Яшин изначально не согласился с обвинением и заявил, что его преследуют за оппозиционную деятельность. Он пояснил, что, рассказывая о событиях, следовал классическим стандартам журналистики и предложил зрителям не только свое оценочное суждение, но и ознакомил их с разными точками зрения.

«Я озвучил как официальную версию украинской стороны, так и официальную позицию российского Минобороны. Показал фрагмент репортажа британской корпорации Би-би-си и тут же привел мнение корреспондента российской газеты «Комсомольская правда», — объяснял политик в суде.

По его мнению, таким образом его вина сводится к публичному сомнению в словах военных чиновников. «Разве можно человека за это отправлять в тюрьму? — возмутился Яшин. —

Гражданин не обязан верить всему, что говорят представители власти. Более того, я полагаю, что гражданин обязан сомневаться и анализировать, иначе он не гражданин вовсе».

Комментируя утверждение обвинения о том, что его выступление на стриме продиктовано «политической ненавистью», а это утяжеляет обвинение, Яшин ответил, что хочет процитировать «классическое высказывание В.В. Путина»: «Кто так обзывается, тот сам так называется».

Согласно трансляции «Медиазоны» (издание внесено Минюстом в реестр «иноагентов»), адвокат Яшина Мария Эйсмонт напомнила, что в 2011 году пленум Верховного суда России постановил, что критика политических организаций не может рассматриваться как возбуждение политической ненависти. Также защитница подчеркнула, что обвинение должно доказать, что высказывания Яшина содержали ложную информацию и он это понимал.

Свидетели Следственного комитета

Прокурор, представляя свои доказательства, управился за одно заседание. Гособвинитель ограничился чтением материалов и допросом трех свидетелей. Первым в суде выступил старший оперуполномоченный центра по противодействию экстремизму МВД Иван Кучеров, именно после его рапорта и появилось дело.

Свидетель пояснил, что подсудимый действительно использовал в видеоролике разные источники информации, но подавал их в интерпретированном виде, в частности критиковал сообщение Минобороны, подавая версии других сторон как достоверные. На вопрос адвокатов, в чем он увидел нарушение закона при просмотре ролика, оперативник заметил, что слышал что-то «о геноциде». Защита и обвиняемый тут же возразили, что такое слово в стриме не произносилось.

Курьезный момент случился, когда свидетель назвал несколько иначе то, что Минобороны называло перегруппировкой войск. Яшин поправил свидетеля, предположив, что и Кучерова при желании можно обвинить в распространении «фейков».

— Тут вторая клетка рядом со мной свободна, — пошутил подсудимый.

— Можете написать рапорт на меня, — отреагировал оперативник. — Или донос!

Потом в суде допросили понятого Егора Приходько, который присутствовал на обыске в квартире Яшина. Его допрос длился недолго, он лишь подтвердил, что был на следственных действиях и ему показали видеоролик со стрима.

Следом прошел допрос лингвиста из судебно-экспертного центра СКР Марины Савосиной. Она рассказала, что Яшин в своем ролике приводил точки зрения разных сторон, однако, по мнению эксперта, Минобороны России политик показал как «сторону, не внушающую доверия». Защита упрекнула эксперта в размытости выводов и ангажированности, так как она работает в судебно-экспертном центре Следственного комитета, но Савосина настаивала, что независима при проведении исследований.

Тогда Яшин иронично назвал лингвиста «независимым подполковником юстиции» и добавил, что следствие так и не проверило те факты, которые он комментировал на стриме.

Фото: Артем Геодакян / ТАСС

Допрос Яшина

После допроса свидетелей обвинения суд дал возможность защите начать представлять свои доказательства. Адвокаты предложили начать с просмотра видеоролика Яшина, который лег в основу уголовного дела. А потом перейти к допросу свидетелей. Адвокаты вызвали в суд эксперта-лингвиста Игоря Жаркова и психолога Веронику Константинову. Они готовили собственные заключения по делу.

Так лингвист Жарков в своей рецензии посчитал, что эксперт Савосина ошибочно трактовала поставленные перед ней вопросы. Специалист считает, что Яшин лишь выражал свою позицию относительно произошедших событий, которая была основана на публикациях в СМИ. То есть его слова не были утверждениями о фактах, которые можно было бы проверять на соответствие действительности, утверждает эксперт. Как отметила в своем заключении психолог Константинова, она не нашла на представленном видеоролике, что Яшин призывал к ненависти или вражде.

Судья Горюнова, вероятно, надеялась закончить процесс как можно скорее и проводила заседания в ежедневном режиме с утра и до позднего вечера. Но защита никуда не спешила, и они подробно представили свои доводы, что явно раздражало судью.

В ходе допроса Яшин кратко пересказал свою биографию, вспомнил о своей оппозиционной деятельности, отметил свой опыт работы главой призывной комиссии Красносельского района Москвы. По словам политика, он использовал свою должность для защиты прав призывников, не саботируя при этом работу военкомата.

Прокурор Белов пытался выяснить у подсудимого, какого числа тот узнал о событиях в Буче и почему изучал публикации именно западных СМИ. Яшин объяснил, что именно иностранные издания первыми об этом сообщили, а Минобороны России просто ответило, что все сообщения — неправда. Он добавил, что всегда скептически относится к заявлениям властей. Оппозиционер заметил, что даже в Госдуме сейчас критикуют Минобороны и требуют рассказать правду. «Вы же не сажаете за это в тюрьму!» — парировал Яшин.

Защита ходатайствовала о приостановлении производства по делу для обращения в Конституционный суд, чтобы выяснить, не противоречит ли статья 207.3 Уголовного кодекса о военных «фейках» праву на свободу слова. Однако судья Горюнова не собиралась останавливать слушания, она отказалась выполнить просьбу защиты и перешла к прениям.

ООН как «недружественное объединение»

Первым слово взял прокурор Белов и уверенно отчеканил, что вина Яшина полностью доказана. И что именно доказательства стороны обвинения достоверны и допустимы. А все, что представили адвокаты, гособвинитель посчитал попыткой уйти от правосудия. Так он назвал процитированные стороной защиты доклады ООН и ОБСЕ — односторонними и предвзятыми выводы от стран, входящих в «недружественные объединения».

Он предложил суду назначить Яшину наказание в виде 9 лет лишения свободы в колонии общего режима и запретить политику пользоваться интернетом четыре года после отбытия срока.

По мнению адвокатов, брифинги Минобороны ни в одном законодательном акте не упомянуты как сведения, которые считаются заведомо достоверными и не требующими проверки. Причем следствие и эксперт-лингвист не проверяли, являются ли сведения Минобороны достоверными, хотя они, по мнению защиты, вызывают «куда больше вопросов», чем позиция зарубежных СМИ.

Адвокат Прохоров добавил, что нет ни одного приговора или иного решения любого суда по событиям в Буче. Брифинг Минобороны — это не нормативно-правовой акт. Никаких других подтверждений позиции обвинения в материалах дела нет, утверждают защитники. Они попросили прекратить уголовное дело против политика и полностью его оправдать.

«Я хочу ответить уважаемому прокурору, который сказал, что позиция Ильи Яшина — позиция врага отечества. Я процитирую фильм «О бедном гусаре замолвите слово»: «А вы от имени отечества не отвечайте, оно само потом разберется кто враг, а кто друг», — сказал Прохоров.

«Я вижу трясущиеся руки у прокурора Белова. Вспоминаю, как тряслись руки у членов ГКЧП. Все прекрасно помнят, чем это закончилось 30 лет назад», — говорил на прениях Яшин.

Он объяснил, что пытался быть объективным на стриме и пытался разобраться в случившемся. Обратил внимание на то, что в ходе прямого эфира употреблял фразы «можно предположить», «это выглядит как», «давайте изучим аргументацию обеих сторон», но ничего не констатировал. И за эти сомнения в словах Минобороны прокурор попросил дать почти 10 лет, добавил политик.

Фото: AP / TASS

ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО ИЛЬИ ЯШИНА

Согласитесь, фраза «последнее слово подсудимого» звучит очень мрачно. Как будто после выступления в суде мне зашьют рот и навсегда запретят говорить. Все понимают: смысл именно в этом. Меня изолируют от общества и держат в тюрьме потому, что хотят, чтобы я молчал. Потому что когда-то наш парламент перестал быть местом для дискуссий, а теперь вся Россия должна безмолвно соглашаться с любыми действиями власти.

Но обещаю: пока я жив, я никогда с этим не смирюсь. Моя миссия — говорить правду. Я говорил ее на городских площадях, телевизионных студиях, на депутатских трибунах. Я не откажусь от правды и за решеткой. Ведь, цитируя классика «ложь — религия рабов, и только правда — бог свободного человека».

Во время выступления политик обратился к судье, поблагодарил ее за организацию процесса, что дала возможность присутствовать на суде всем желающим и не перебивала его. Он не сомневается, что вынесут обвинительный приговор, и за это он не держит зла на судью.

Скажу вам откровенно, Оксана Ивановна: вы и сами произвели необычное впечатление. Я обратил внимание, с каким интересом вы слушаете обвинителя и защитников, как реагируете на мои слова, как сомневаетесь и рефлексируете. Для власти вы просто винтик системы, который должен безропотно выполнить свою функцию. Но я вижу перед собой живого человека, который вечером снимет мантию и пойдет за покупками в тот же магазин, где моя мама покупает творог. И я не сомневаюсь, что тревожат нас с вами одни и те же проблемы. <…>

Постарайтесь сделать все от вас зависящее, чтобы не допустить несправедливости. Помните, что от вашего решения зависит не только моя личная судьба — это приговор той части нашего общества, которая хочет жить мирно и цивилизованно. Той части общества, к которой, возможно, относитесь и вы сами, Оксана Ивановна.

Также политик обратился к президенту Владимиру Путину.

От редакции:

Эта часть выступления была наиболее эмоциональной, но мы по требованию цензоров не можем привести ее полностью, а сокращать по словам считаем издевательством над подсудимым и над здравым смыслом. Впрочем, процитируем всего лишь одно слово: «Хватит».

В конце Яшин обращается к слушателям и к тем, кто следил за его делом и поддерживал его. Он попросил не впадать в отчаяние. «Ну а за меня не переживайте. Обещаю, что выдержу все испытания, не буду жаловаться и пройду этот путь достойно. А вы, пожалуйста, обещайте, что сохраните оптимизм и не разучитесь улыбаться. Потому что они победят ровно в тот момент, когда мы утратим способность радоваться жизни. Верьте мне, Россия будет свободной и счастливой!» — произнес политик.

Приговор огласят 7 декабря.

*Внесен Минюстом в реестр «иноагентов».

Этот материал входит в подписку

Судовой журнал

Громкие процессы и хроника текущих репрессий

Добавляйте в Конструктор свои источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы

Войдите в профиль, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах

ДЕЛАЕМ ЧЕСТНУЮ ЖУРНАЛИСТИКУ ВМЕСТЕ

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься честной журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

  • Банковская карта
  • SberPay
  • Альфа-Клик
  • ЮMoney
  • Реквизиты
Нажимая кнопку «Стать соучастником», я принимаю условия и подтверждаю свое гражданство РФ
shareprint

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.

Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow