СюжетыПолитика

«Дольше расследуется только убийство Николая II»

Галину Старовойтову «исключили» из политики пулей 20 ноября 1998 года. О годовщине той расправы вспомнили немногие

Елена Бердникова

Народный депутат РФ Галина Старовойтова дает интервью. Фото: Николай Малышев / ИТАР-ТАСС

О намерении побороться за власть она говорила прямо. В 1992 и 1997 годах вносила в парламент проект закона о люстрации — временном запрете ряда профессий (исполнительная власть, пресса и образование, особенно военное) для «проводников политики тоталитарного режима».

Петербург конца 1990-х, бедный, скромный и вечный, как Рим, проводил ее как монарха. Замер Невский на время проезда кортежа 24 ноября. Многие на улицах плакали.

На скомканной церемонии прощания (пришли 15 тысяч человек, а были считаные часы) потрясенные убийством женщины тянули руки к гробу как к реликварию (вместилище для хранения мощей святых угодников Божиих.Ред.).

Это был тот же Невский, где в 1989 году стояли динамики на первом полумиллионном митинге. На площади все пришедшие не поместились, и звук шел по центру города как бы отовсюду. А когда она окончила свою 11-минутную речь, на нее, также отовсюду, покатилась ответная волна.

Люди скандировали: «Галина, Галина!»

Она даже не особо хотела им нравиться. Думала о содержании речи, страшно волновалась. Опыта говорить сразу для сотен тысяч людей не было.

Они любили ее так. И еще — за будущее, за надежду.

  • «Убитой надеждой страны» недавно назвал Старовойтову один комментатор фильма о ней на YouTube.
  • «Мы потеряли желаемое будущее», — сформулировал другой.

И.о. премьера Сергей Кириенко и депутат Госдумы Галина Старовойтова. Фото: Владимир Мусаэльян, Валентина Кузьмина / ИТАР-ТАСС

Со Старовойтовой, «человеком, который мог за нас заступиться», как ее назвал режиссер Александр Сокуров, Россия простилась, даже и забыла после всего произошедшего за 24 года (всего 280 лайков у одного из фильмов), но не рассталась.

Помню… помню… помню…

Ее, депутата Госдумы II созыва и председателя партии «Демократическая Россия», застрелили в пятницу, 20 ноября 1998 года, в 22.45, в парадном ее дома на канале Грибоедова. Как установили следователи, стреляли из оружия недешевых марок, но кустарно сделанного: пистолет-пулемет Agram-2000 и пистолет Beretta-Gardone имели дефекты. Помощник депутата Госдумы Старовойтовой, 27-летний тогда Руслан Линьков, был ранен тремя пулями, но сознания не потерял. Он вызвал милицию, и шепот в трубку «убита Галина Старовойтова» вскоре стал оглушительной новостью на лентах агентств и в эфире.

Впечатление было, что в ночи разорвалась световая граната, и момент черного озарения был снят на ментальный «поляроид» миллионов: все сразу поняли, что случилось.

Сегодняшние голоса комментаторов на YouTube (орфография оригиналов сохранена):

  • «Был ребенком и помню, как батя смотрел новости и там сказали что ее убили и батя произнес ну вот и все, мафия торжествует».
  • «Помню родительское оцепенение, которое и меня, ребенка, одолело».
  • «Помню, как по радио объявили, вечер был, что убили Галину Старовойтову».

Помню… помню… помню…

«Высокий и чистый порыв»

Охраны у Старовойтовой не было. Незадолго до покушения, в июне 1998 года в Элисте жестоко и демонстративно убили редактора газеты «Советская Калмыкия» Ларису Юдину, как будто сломав табу на счеты с женщинами.

В последнем интервью, меньше чем за неделю до смерти, Старовойтова много говорила об опасностях женского пути в политике. Она, обычно оживленная и изящно саркастичная, с тонкой улыбкой и молниеносной реакцией, кажется, что-то чувствовала в воздухе. Все время возвращалась к теме опасности, агрессии.

Говоря о планах баллотироваться в президенты в 2000 году, проронила: «Женщинам так же рубили головы, как и мужчинам, в ходе конкурентной борьбы за королевский престол, и у нас, и за рубежом».

Вспомнила о том, как во время конфликта в Нагорном Карабахе ей «пришлось 4 часа быть на мушке автомата… Я стояла и улыбалась и делала вид, что мне всё все равно, но в горле у меня все пересохло».

Тюрьмы она не боялась: верила, что Андрей Дмитриевич Сахаров, чьей ученицей и младшей коллегой была, поднимет «всю мировую общественность» по поводу ее ареста. Так что арест вряд ли продлится больше недели.

цитата

«Сейчас гораздо более жестокие и тяжелые времена для тех женщин, которые решаются идти в политику», — серьезно отметила Старовойтова в последнем интервью. Но годы перестройки, когда она сама пришла в мир политики, вспоминала с наслаждением: «Тогда тоже была опасность для жизни, для свободы, для здоровья — участвовать в политике, но в то же время это был высокий и чистый порыв, ради которого не жалко было и жизнью пожертвовать. А сейчас это более мелкая, грязная борьба, возня, в которой тоже могут убить или облить грязью… Но уже нет того вдохновения, под знаком которого мы шли тогда в политику».

В 1989-м она, этнопсихолог по образованию, сотрудник Института этнографии Академии наук СССР и Центра по изучению межнациональных отношений при Президиуме Академии наук СССР, была выбрана на Съезд народных депутатов СССР от Армении. Много работавшая в этнографических экспедициях на Кавказе, Старовойтова поддержала деятелей армянской оппозиции и общалась со многими людьми во время армяно-азербайджанского конфликта в Нагорном Карабахе.

В последнем советском парламенте вошла в Межрегиональную депутатскую группу, и одна из 2250 представителей страны, одна из 388, входивших в легендарную МДГ, стала звездой. А там были все, весь свет. Живые классики: Сергей Сергеевич Аверинцев и Вячеслав Всеволодович Иванов. Будущий первый премьер-министр Литвы, молодая Казимира Прунскене. Исследователь мафии и руководитель отдела расследований в тогдашней «Литературной газете» Юрий Щекочихин и следователь, борец с коррупцией Тельман Гдлян, чье имя уже знали все таксисты и домохозяйки страны. Блестящий оратор, юрист Анатолий Собчак и болевший за деревню писатель Юрий Черниченко.

Среди них Старовойтова в 42 года нашла свое призвание политика.

Президент Борис Ельцин и Галина Старовойтова. Снимок 1991 года. Фото из досье ИТАР-ТАСС

Когда-то, по совету отца, руководителя танковой «подотрасли» советского машиностроения Василия Старовойтова, она искала призвание в Ленинградском военно-механическом институте. Не нашла. Ушла с третьего курса на только что открывшийся факультет психологии ЛГУ. Из чистой психологии — в этнопсихологию. Диссертация — по странной тогда и актуальной сейчас теме: «Проблемы этнопсихологии и иноэтнические группы в современном городе».

Этнография как таковая часто казалась ей игрой в бисер, а кричащий, проблемный мир межнациональных конфликтов затянул, потому что там нужно было заступаться. Люди вдруг увидели в ней, человеке из столицы, не варяжского гостя, а какого-то забытого уже настоящего русского человека, который может помочь.

Этнограф и журналист Николай Руденский, некогда коллега Старовойтовой, говорил, что у нее не было ни проингушской позиции, ни проармянской, ни прочеченской. «Видеть ситуацию… глазами рядового ингуша, армянина, чеченца обязательно как для ученого, если он хочет понять особенности этнического сознания, так и для политика, если он хочет предупредить взрыв негодования национального меньшинства, мирно разрешать реальные проблемы», — заметил Руденский.

Она стояла за меньшинство в принципе, за тех, кого изгнали с родовых земель. Всегда искала алгоритмы примирения этносов. Могла встать на точку зрения и тех меньшинств, которые были обижены не другими меньшинствами, а русскими людьми, такими как она. Ясность сознания не отказывала ей и здесь. Не было казуистического поиска «оправданий своего». Но в данном случае, полагает Николай Руденский, «надо говорить не об исключительной личности Галины Старовойтовой, а о низком моральном уровне нашего общества».

И хрупкого, слабого еще демократического гражданского общества — в том числе. Когда забрезжила перспектива неминуемого распада, странное сознание, что вот-вот меньшинством в новых государствах — бывших республиках — станут русские, то российский политический класс предпочел сделать вид, что он никаких русских вообще не знает. И проблемы их ни с кем обсуждать не намерен.

«Жинка подарила квяты»

Старовойтову убили почти точно в седьмую годовщину разговора судьбоносной, непреодолимой силы. Меньше чем за год до смерти, 27 декабря 1997 года, она поделилась с украинским журналистом Виталием Портниковым (1 ноября 2018 года против Портникова были введены российские санкции.Ред.) воспоминанием о беседе с Ельциным 21 или 22 ноября 1991 года.

Ельцин вызвал ее, своего советника по национальным вопросам, чтобы обсудить назначенный на 1 декабря Всеукраинский референдум. Последний был призван подтвердить Акт провозглашения независимости Украины от 24 августа 1991 года. Документ времен послепутчевой суматохи нуждался во всенародном подтверждении.

Референдум был тем более нужен, что международное право не предусматривало механизма сецессии, отделения, к чему стремилась Украина. Фактически УССР приходилось в этом процессе опираться на нормы начала XX века, введенные в оборот архитектором версальской системы, 28-м президентом США Вудро Вильсоном и, конечно, Ульяновым (Лениным) в книге «О праве наций на самоопределение». Но после Второй мировой войны к праву на самоопределение — и так применявшемуся очень выборочно — стали подходить и вовсе настороженно.

В итоге в 1991 году законность и мировое признание сецессии Украины зависели от позиции России. Чтобы обрести самостоятельное бытие, Украине нужно было, чтобы Россия ее «добром отпустила». Вырваться просто «по закону» было затруднительно.

«Ельцин не предвидел, каким будет волеизъявление [народа Украины], что меня удивило», — вспоминала Старовойтова в интервью Портникову. А она прогнозировала, что не менее 75% граждан Украины проголосуют за независимость.

«Он всплеснул руками и не мог поверить, — вспоминала Старовойтова. — Просто кричал и говорил: «Да как, не может быть, да ведь это наша братская славянская республика, да ведь там столько русского населения, процентов 30, да там Крым русский, да там на левом берегу Днепра живет столько русского или ориентированного на Россию русскоязычного населения… Не может быть!»

Я доказывала ему с цифрами в руках, опираясь на данные опросов, данные моих коллег-этнографов с Украины, что это будет так. И, между прочим, я ошиблась, потому что проголосовало почти 90% за независимость, а не 75».

Слова Ельцина, обдумавшего ее 40-минутный бриф, Старовойтова воспроизвела для Портникова по памяти: «Ну ладно, если так, мы признаем эту новую политическую реальность… Я сделаю тогда вот что. Я подожду недельку, пускай там все поутихнет, успокоится, — и созову трех лидеров славянских государств. Созову их не здесь, в Москве, это для них империалистический центр, не в Киеве, где будет энтузиазм в это время и радость по поводу независимости, а в скромной белорусской столице, в Минске». Это была идея Ельцина… И он планировал [встречу] именно на 8 декабря сразу же».

Соглашения о создании СНГ в итоге были подписаны не в Минске, а в Беловежской Пуще.

Второй темой беседы с глазу на глаз (с Ельциным), при выключенных телефонах и закрытых дверях, стал Крым.

За месяц до встречи с Ельциным в журнале «Огонек» вышла тезисная статья Старовойтовой «От империи к России», где говорилось:

цитата

«Я не склонна предаваться эйфории по поводу обретения Россией независимости, когда гляжу на географическую карту.

Независимая Россия рядом с независимыми Украиной, Прибалтикой, Закавказьем оказывается отодвинутой от Европы и от тех окон в Европу (да и на Каспий), которые пооткрывал еще Петр I. Опять Санкт-Петербург с Архангельском, да еще необустроенная Новороссийская гавань — и все. И мне не совсем понятно, что может делать с Черноморским флотом, скажем, с крейсером «Слава», оснащенным ядерными ракетами большой дальности полета, или со средиземноморской эскадрой братская Украина, чье стремление к независимости я глубоко уважаю. Однако вопрос о том, в каком государстве или в руках какого военно-политического блока находятся военно-морские базы Севастополя и Феодосии — это не вопрос чьих-то шовинистических имперских амбиций. Скажем прямо: это вопрос сохранения мирового порядка, и нам просто не позволят его нарушить.

Я не хочу быть понятой превратно. Я не призываю пересматривать сегодня границы России — на это следует наложить мораторий сроком в 3‒5 лет. Речь не может идти о территориальных претензиях, но любое демократическое государство, согласно Международному пакту ООН о гражданских и политических правах, признает право народов на самоопределение. Для введения конституционного механизма реализации этого права, на мой взгляд, следовало бы учитывать три фактора, непременно в их сочетании: историческая принадлежность земель; современный этнический состав населения; волеизъявление населения (включая этническое большинство и этническое меньшинство), выраженное путем референдума (голосование двумя третями). Вот эти принципы в будущем, в успокоившейся и неголодной ситуации и определят новые административные границы внутри бывшего СССР».

Этот же вопрос Старовойтова поставила перед Ельциным:

цитата

«Как вы думаете, на что пойдет Кравчук?» У нас обоих, может быть, обманчивое было, ложное впечатление, что Кравчук на тот момент, понимая, что он делает очень серьезный исторический шаг, не предусмотренный нормами международного права, и для Кравчука очень важно было согласие России, признание Россией легитимности этого шага, что он мог пойти на многие уступки за признание со стороны России результатов этого референдума и вытекающих из референдума последствий. И я сказала: «Почему бы не наложить мораторий на изменение границ сегодня и дать отложенный статус, ситуацию отложенного статуса?.. И, может быть, через 3‒5 лет дать возможность населению Крыма на референдуме самоопределиться тоже. И Ельцин сказал, что да, это неплохая мысль.

Но потом он ее не реализовал. Когда я спрашивала у Гайдара, почему так получилось, Гайдар уверял, что Кравчук не пошел бы на это. У других моих собеседников было другое мнение, они считали, что да, просто это была ошибка российской делегации, что они не поставили этот вопрос».

Старовойтову в делегацию не включили: та была чисто мужской. (…)

В Беловежской Пуще Россия не поставила никаких разумных условий сецессии — но эта «излишняя уступчивость» закономерно, хотя и не сразу, сменилась «излишней требовательностью» боевых действий.

В день референдума, когда Киев еще не вполне верил, что Москва не пошлет туда танки, Старовойтова приехала к постпреду Украины в Москве Петру Крыжановскому с букетом цветов — поздравить.

Тот позвонил Кравчуку — ошеломленно сказал, что впервые в жизни жинка подарила ему квяты. И кто? Советник Ельцина по нацполитике.

И она же считала, что лишь народ, отрефлектировавший свою идентичность, может твердо — не «жестко», как принято теперь говорить, совсем не русское качество — оговорить, что ему нужно для подлинного добрососедства и нормального самоощущения в будущем.

Но об этих тонких материях никто не позаботился.

Цветы в зале заседаний ГосДумы на месте, где сидела Галина Старовойтова. Фото: Владимир Мусаэльян / Фотохроника ТАСС

Русское провалилось, как монета в паркетную щель, и сейчас. Одна часть мира уже не знает, как еще изуродовать само слово «русские», пишет его через zz. А ходоки с Z не понимают, как странны они, вышедшие «за своих» с последней буквой чужого алфавита на щите и броне.

В 2015 году, выступая в суде с последним словом, бывший депутат от ЛДПР в Госдуме II созыва и однокашник Жириновского по алма-атинской школе, бывший боксер Михаил Глущенко просил «у всего русского народа» прощения за соучастие в организации убийства Старовойтовой. Круг потерпевших он определил верно.

«Мелкий помол богов»

Так кто же и за что убил Галину Васильевну? Инструментальный ответ найден давно.

Ночью у дома 91 по набережной канала Грибоедова, где погибла Галина Старовойтова. Фото: Сергей Смольский / ИТАР-ТАСС

В 2005 году городской суд Петербурга назвал техническим организатором убийства бывшего прапорщика ГРУ, ранее судимого Юрия Колчина. Исполнителем — также ранее судимого Виталия Акишина. Оба, приговоренные к 20 и 23,5 года соответственно, работали в частном охранном предприятии. Они и другие осужденные по делу назывались в Петербурге «дятьковской» бригадой.

В 2015 году суд назвал соучастником организации убийства Михаила Глущенко. В 2019 году Глущенко указал на Владимира Барсукова (Кумарина) как на человека, от которого он якобы получил указание расправиться со Старовойтовой.

Но Барсуков, некогда названный «ночным губернатором Петербурга», осужденный на 24 года по ряду обвинительных приговоров, в том числе — за организацию преступного сообщества (ч. 1 ст. 210 УК РФ), отреагировал на новое обвинение вопросом. Адвокат Барсукова Сергей Афанасьев передал его «Фонтанке»:

«Если все так просто, может, и мне на кого-нибудь показать пальцем?»

Вопрос о заказчике и мотиве — «за что?» — так и остается без ответа. В мае 2020 года Следственный комитет России выделил в отдельное производство дело о «неустановленном заказчике».

Барсуков вины не признал, а сестре покойного политика Ольге Старовойтовой версия о «тамбовских» не показалась вероятной: «Это была не его [Барсукова] идея». В октябре 2021 года не стало самой Ольги Васильевны.

Сестра Галины Старовойтовой Ольга и бывший помощник Старовойтовой Руслан Линьков в перерыве предварительного слушания по делу об убийстве депутата . Фото^ Сергей Смольский / ИТАР-ТАСС

Уже 24 года жернова расследования мелют, то быстрее, то медленнее. Расследование приостанавливалось не раз, и возобновлялось «в связи со вновь открывшимися обстоятельствами». Или после писем потерпевших, Ольги Старовойтовой и Руслана Линькова.

В античной пословице неповоротливые жернова богов в итоге дают замечательно тонкий помол. Вообще-то эта пословица — про неизбежность истины.

Главная статья преступления была определена в первые же дни, еще до похорон. Ст. 277 УК РФ «Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля».

«Дольше расследуется только убийство Николая II», — утешил сестру политика уже пятый, молодой следователь по делу; она рассказала об этом на «Эхе Петербурга» в 2019 году.

Ну да. Началось в 1918 году, прекратилось в связи со смертью следователя Николая Соколова в 1924-м. В 1993 году следственные действия возобновились — и длятся до сих пор.

Вот и у дела Старовойтовой время есть.

P.S.

Сегодня Минюст признал «иноагентами» «Социальное партнерство» — правозащитный благотворительный фонд, созданный в 1997 году. Учредителем была Галина Старовойтова. По инициативе фонда были созданы общественные наблюдательные комиссии (ОНК).

ДЕЛАЕМ ЧЕСТНУЮ ЖУРНАЛИСТИКУ ВМЕСТЕ

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься честной журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

  • Банковская карта
  • SberPay
  • Альфа-Клик
  • ЮMoney
  • Реквизиты
Нажимая кнопку «Стать соучастником», я принимаю условия и подтверждаю свое гражданство РФ
shareprint

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.

Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow