СюжетыЭкономика

Гора хочет рожать мышей

Антимонопольщики выставили металлургам рекордные штрафы за всю историю ФАС, но о прорыве молчат. Почему?

Алексей Тарасов, обозреватель

Фото: Владимир Смирнов / ТАСС

Поразительно деловито, негромко, скромно Федеральная антимонопольная служба (ФАС) назначила рекордные за всю свою историю штрафы. Но никаких победных реляций не слышно и не видно, вы не найдете даже завалящего информсообщения. Что бы это значило?

Близится к финалу почти двухлетняя история боданий государства с большой тройкой черной металлургии — ММК (Магнитогорским металлургическим комбинатом Виктора Рашникова), «Северсталью» (Алексея Мордашова) и НЛМК (Новолипецким металлургическим комбинатом Владимира Лисина). Весной 2021 года Андрей Белоусов сказал РБК, что металлургические компании нахлобучили (по выражению первого вице-премьера) государство на 100 млрд рублей, в разы увеличив доходы, в том числе за счет роста цен на внутреннем рынке, так вот — деньги должны вернуться в бюджет. В феврале с.г. ФАС резюмировала,

что действительно с января 2021 года три компании, доминирующие на рынке с долей более 70%, установили и поддерживали монопольно высокие цены на горячекатаный плоский прокат на внутреннем рынке. И теперь нахлобучивают металлургов.

Из картотеки арбитражных дел следует, что ФАС еще 29 сентября назначила «Северстали» административный штраф в 8 725 448 647 рублей 50 копеек. 20 октября арбитраж Москвы принял заявление «Северстали» о признании данного постановления ФАС незаконным. 25 октября тот же арбитраж принял аналогичное, судя по всему, заявление ММК на постановление ФАС от 29 сентября, но в этом определении суда сумма штрафа не указана. Что-то подсказывает, что и на третьего участника всех этих процессов, НЛМК, 29 сентября ФАС тоже наложила штраф, но в картотеке никаких возмущений Новолипецкого комбината не зафиксировано. В базе ФАС, где должно бы находиться само сенсационное решение, найти его не удалось.

Не будем гадать, чем обусловлена эта таинственность. Обратимся все к той же картотеке арбитражных дел. Из нее явствует, что еще 20 сентября, то есть за девять дней до назначения штрафов, в рамках формально другого дела, но, по сути, все той же тяжбы заявитель («Северсталь») предложил ответчику (ФАС) мирное урегулирование спора, и ответчик согласился. Третьи лица («Роснефть», «Газпром» и судостроительный комплекс «Звезда» из Приморья) не возражали. Ходатайство за мир суд удовлетворил.

Ну а далее и начались переговоры о мире: ФАС назвал сумму штрафа в 8,7 млрд, а «Северсталь» оспорила эту сумму в том же суде,

и 27 октября суд объединил два этих дела в одно производство для их совместного рассмотрения, ближайшее заседание — 1 декабря. То есть сумма названа, мировое соглашение также предложено, и предложение это принято.

Возможно, это модельная процедура, алгоритм и для двух других участников со стороны черной металлургии. Необъяснима только стеснительность ФАС, уподобление ее тургеневской барышне. В закулисных переговорах, к тому же о мире, нет ничего плохого, тем более если они не нарушают закон. И ведь ФАС будет искать мира с металлургами без какой-либо выгоды для себя, только для государства? Или антимонопольщики смущаются тем, что «нахлобучивалка» съехала и поправить ее не получается: выставленные штрафы все равно в разы меньше той суммы, на которую, по мнению Белоусова, государство нагрели?

«Новая» обратилась за комментарием к Андрею Тенишеву, завкафедрой конкурентного права РАНХиГС. До мая 2021 года он возглавлял управление по борьбе с картелями ФАС России.

Андрей Тенишев. Фото: Станислав Красильников / ТАСС

— Один только штраф «Северстали» — более 8 млрд. Это на сегодняшний день крупнейший антимонопольный штраф за всю историю существования российской антимонопольной службы. До этого самые большие штрафы были наложены на нефтяные компании в 2009 году, там более 5 млрд в совокупности потом, в 2015-м, 1,5 млрд — это океанские контейнерные перевозчики во главе с Maersk, 1,3 млрд летом прошлого года — Booking.com и тогда же назначили более 1 млрд нефтетрейдерам. А здесь 8 млрд только одной «Северстали». Суммы штрафов Новолипецкому меткомбинату и Магнитогорскому неизвестны, но можно предполагать, что там сопоставимые цифры.

— У Магнитки может быть даже больше?

— Трудно говорить, у кого может быть больше, у кого меньше, потому что этот штраф исчисляется исходя не из общей выручки компании, а из выручки на рынке, где совершено правонарушение. Им вменялись монопольно высокие цены не на всю металлургическую продукцию, а только на горячекатаный плоский прокат (один из основных компонентов, в частности, в строительстве, и Магнитка как раз поставляла его на внутренний рынок больше других.А. Т.). Какая выручка была именно от продажи этого металла, мы не знаем, она внутри баланса, и нигде в открытых источниках ее нет. Тут можно только догадываться. Но это примерно сопоставимые по экономике, по промышленной мощи компании. То есть в любом случае суммы будут приличные.

Но даже один только штраф «Северстали» — это уже такой антимонопольный рекорд, которым вроде бы служба должна гордиться и говорить: видите, как мы работаем. Но — тишина.

Хотя, если помните, была масса заявлений о том, что мы их примерно накажем.

— Конечно. Еще прошлой зимой глава ФАС Максим Шаскольский обещал удивить общественность суммами штрафов («Может быть, штрафы в отношении металлургов будут больше, чем по Google», а по Google Таганский суд тогда назначил оборотный штраф в 7,2 млрд). И вот мы ждем, а он чего-то не удивляет.

Руководитель Федеральной антимонопольной службы Максим Шаскольский. Фото: Дмитрий Феоктистов / ТАСС

— Молчание, да, странно выглядит. Одно можно точно сказать: теоретически предельная сумма штрафа могла быть немногим более 60 млрд рублей на всех. Учитывая все обстоятельства, смягчающие и отягчающие, а также, что это не со всей выручки, скорее всего, общая сумма была меньше — миллиардов 20–25. Это уже очень много. Почему молчат — не знаю. Вы увидели, что в одном из определений суда сказано: отложились, потому что стороны хотят заключить мировое соглашение и стороны хотят договориться? О чем? Непонятно. В принципе, мировое соглашение не запрещено законом. Смотря, конечно, каково содержание этого мирового соглашения.

— А почему молчит деловая пресса — РБК, «Коммерсантъ», «Ведомости»?

— Видимо, потому что все тихо. Режим молчания включен. Служба никаких пресс-релизов не давала. Рассмотрение этих административных дел в силу закона такое, не открытое, там — представитель ФАС, представитель самой компании, адвокат. И все, и больше никто в заседании не участвует. Вот предшествующая процедура, когда служба рассматривала антимонопольное дело и признавала компании виновными или нет в нарушении антимонопольного законодательства, — это более открытый процесс, приглашаются стороны, заинтересованные лица — Роснефть, судостроительный комплекс «Звезда», другие покупатели металла, права которых были нарушены ростом цен. Это такая достаточно открытая и гласная история.

— Это то, что прошлой зимой было.

— Да. И тогда металлургов признали нарушившими антимонопольное законодательство. Пресс-служба ФАС об этом объявила. Все газеты написали. Это первая часть истории, она закончилась в феврале. А потом в отношении каждой компании возбуждается дело об административном правонарушении, где как раз решается уже вопрос о сумме штрафа. То есть ФАС рассматривает дело об административном правонарушении и должна определить, какая сумма выручки у компании именно на этом рынке, должна определить, какие смягчающие и отягчающие обстоятельства имеются — они влияют на сумму штрафа, рассчитать ее. Ну и в конечном итоге вынести постановление о применении этого штрафа. Вот эта часть процедуры уже не такая открытая. И это не из-за происков каких-то, так законом предусмотрено. Процесс закрытый. Пресс-служба ФАС молчит. И все — тишина.

Фото: Пелагия Тихонова / Коммерсантъ

***

К разгадыванию этих ребусов есть один ключ: в ФАС с конца 2020-го и до середины 2021-го произошла смена ключевых фигур, и ее бывший руководитель Игорь Артемьев, ставший помощником премьера, подчеркивал:

«ФАСа нет. Первое, что сделал новый руководитель, — он прекратил всю антикартельную деятельность, запретил ею заниматься, он, собственно, с этим и пришел: ему олигархи сказали, что ФАС слишком активен и надо это прекратить».

Бывший главный борец с картелями Тенишев уже показывал, как слабеет ныне борьба с ценовыми сговорами и растет уровень картелизации экономики. Работу с большой тройкой металлургов начинала еще прежняя команда, и эту работу, естественно, никто не мог остановить. Но вот что говорил минувшим летом новый глава ФАС Интерфаксу: «Компаниям выданы предписания о прекращении злоупотребления доминирующим положением. Эти предписания оспариваются, идет судебная работа, но в любом случае мы обязаны вынести компаниям штраф, других вариантов нет».

Тогда же в интервью РБК Шаскольский обозначил позицию еще четче:

«Мы примем взвешенное решение исходя из совокупности факторов: прекращения нарушения и исполнения металлургическими компаниями предписаний ФАС, с учетом ситуации в отрасли».

— «То есть будете его (штраф. А. Т.) снижать?» — «Будет учтена совокупность обстоятельств. Дополнительно еще один гвоздь вколотить в виде штрафов — это не по-государственному, наверное, в нынешних условиях. […]» — «Но совсем отказываться от штрафа вы не будете?» — «По закону, если дело о монопольно высоких ценах было возбуждено, должен выноситься штраф».

Понятно, что диапазон санкций обширен, и диалог ФАС и металлургов лучше, чем его отсутствие. В деле Google стороны договорились, и в реальности к уплате обозначилась совсем другая сумма. Одно интересно: Шаскольский говорил, что по каждому предприятию в этом деле у них скопилось по сто томов. Так будущие поступления в бюджет от металлургических штрафов стоимость этой бумаги окупят?

Этот материал входит в подписку

Судовой журнал

Громкие процессы и хроника текущих репрессий

Добавляйте в Конструктор свои источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы

Войдите в профиль, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах

ДЕЛАЕМ ЧЕСТНУЮ ЖУРНАЛИСТИКУ ВМЕСТЕ

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься честной журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

  • Банковская карта
  • SberPay
  • Альфа-Клик
  • ЮMoney
  • Реквизиты
Нажимая кнопку «Стать соучастником», я принимаю условия и подтверждаю свое гражданство РФ
shareprint

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.

Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow