КомментарийПолитика

Волчий билет в частную жизнь

Правительство решило раскрывать персональные данные российских иноагентов: насколько это вообще законно

Этот материал вышел в «Новой рассказ-газете» за ноябрь 2022
Читать
Леонид Никитинский, обозреватель «Новой газеты»

Фото: Максим Поляков / Коммерсантъ

Совет Министров РФ подержал предложения Минюста о спецификации сведений в реестре «иностранных агентов», ведение которого предусмотрено вступающим в силу 1 декабря законом «О контроле за деятельностью лиц, находящихся под иностранным влиянием» от 14 июля 2022 г. № 255-ФЗ. Согласилось правительство и с порядком опубликования на общедоступном сайте МЮ таких сведений:

для юридических лиц — полного наименования и адреса, а также ФИО участников, а для физических, наряду с анкетными данными, — ИНН и СНИЛС.

Юристы сейчас спорят, насколько эти установления Минюста законны. Одни ссылаются на статьи 23 и 24 Конституции РФ: «Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени», а также «Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются». Статья 137 УК предусматривает за это уголовное наказание, а статья 7 закона «О персональных данных» от 27 июля 2006 года № 152-ФЗ запрещает «операторам и иным лицам, получившим доступ к персональным данным» раскрывать или распространять их, «если иное не предусмотрено федеральным законом».

Распоряжение правительства закону не равноценно, и Минюст в данном случае ссылается на закон о «лицах, находящихся под влиянием».

Но его статья 5 уполномочивает его лишь на утверждение порядка ведения реестра, который, согласно ей же, должен содержать только: «сведения о фамилии, имени, отчестве (при наличии) либо наименовании иностранного агента, информацию об основаниях его включения в реестр, дату принятия решения уполномоченного органа о включении в реестр».

Противоположная точка зрения, на которой, очевидно, будет настаивать и битком набитый юристами Минюст, состоит в том, что все перечисленные гарантии якобы распространяются лишь на частную жизнь, между тем как закон «О контроле за деятельностью лиц, находящихся под иностранным влиянием» касается как раз их «политической», то есть публичной деятельности.

Очень своевременная новация — особенно с учетом того, что бойцы ЧВК и призванные ими под свои знамена уголовники, взявшие на себя государственную функцию карать изменников в районах проведения спецоперации, рано или поздно вернутся. Проще станет жить и мошенникам, и хакерам: хищение денег с карточки «попавших под влияние» можно будет представить даже как патриотический акт прямого действия.

Мишель Фуко в своей знаменитой книге «Надзирать и наказывать» осмысливает как раз такие «дисциплинарные практики» (режимы), подробно останавливаясь на работе Иеремии Бентама 1787 года «Паноптикон или инспекционное учреждение». Бентам составил даже подробный чертеж «паноптикона» (в буквальном переводе «всевидения»), суть которого состоит в том,

что дисциплинируемые (в тюрьме, школе, работном доме, где угодно) должны быть всегда на виду и не иметь возможности знать, следят за ними в данный момент или нет, а наблюдающих за дисциплиной им не должно быть видно.

Идея «паноктикона» была архитектурно воплощена во многих исторических тюрьмах, включая нынешние питерские «Новые Кресты», а виртуально — например, в том режиме прозрачности/непрозрачности, который постепенно установился в нынешней России. В отношении неугодных лиц законодательство и практики, различие между которыми стирается, устанавливает так называемые проскрипции (в древнем Риме — списки лиц, за выдачу или убийство которых назначалась награда, а их имущество подлежало конфискации). В отношении же особо приближенных или полезных «государству», напротив, устанавливается особый режим защиты, не позволяющий получать сведения о них.

Читайте также

Читайте также

Пометки на полях

Решение КС по жалобе правозащитника Льва Пономарева* подтвердило тезис оппозиции о том, что званием «иноагента» впору гордиться, а не стыдиться

С вопросом о таких «льготах» мы обратились к «иностранному агенту» «Transparency International — Россия» (Transparency переводится как «прозрачность»). Юрист этой организации Григорий Машанов любезно предоставил нам следующие сведения.

Закон «О противодействии коррупции» от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ ввел обязанность для государственных и гражданских служащих и членов их семей представлять сведения о доходах и имуществе (декларации), а указ президента от 2 апреля 2013 года уточнил, что лица, замещающие государственные должности, должны представлять сведения о счетах, ценных бумагах и недвижимости за рубежом до 1 июля каждого следующего года. С 2010 по 2013 год декларационная кампания разворачивалась активно, увеличивалось число декларантов, расширялся перечень сведений. Появился проект «Декларатор», агрегирующий сведения с сайтов органов власти, СМИ начали активно писать о доходах высокопоставленных чиновников.

Однако вскоре часть ранее доступных сведений стала закрываться: из базы Росреестра были удалены имена сыновей экс-генпрокурора Юрия Чайки, замененные шифрами, прекратилось развитие антикоррупционного законодательства. В 2017 году кампания по чистке Росреестра усилилась: многие интересные записи были заменены словами «Российская Федерация». ФСО было предоставлено право требовать закрытия персональных данных об имуществе лиц, находящихся под государственной охраной.

В 2019 году антикоррупционное законодательство вернулось почти к той точке, когда его не было вовсе: резко сократилось число интернет-декларантов в МВД (с десятков тысяч до 50 человек) и в других силовых ведомствах. Были засекречены любые госзакупки ФСБ, Минобороны, Росгвардии и Роскосмоса.

В 2022 году был принят закон о том, что с 1 марта 2023 г. выписки из ЕГРН смогут получать только собственники недвижимости, госорганы и в отдельных случаях нотариусы. На всякий случай законодательство об «иностранных агентах» было дополнено запретом для них участвовать в официальных антикоррупционных экспертизах и расследованиях.

Возвращаясь к «иностранным агентам», стоит упомянуть и недавнее так называемое отказное определение КС РФ по жалобе «иноагента» Льва Пономарева*, в котором судьи сослались на свое же развернутое постановление от 8 апреля 2014 года № 10-П в той части, где говорилось, что признание лица «иностранным агентом» не содержит признаков дискриминации, поскольку получение иностранного финансирования «само по себе не может ставить под сомнение лояльность по отношению к государству и не может восприниматься как проявление недоверия…». Неужто?

Что-то ответит Конституционный суд, когда раскрытые настежь «иностранные агенты» доберутся до него с вопросом о своих персональных данных? Впрочем, сначала на обжалование отказов Минюста в судах общей юрисдикции уйдет несколько лет, а за это время что-то может и измениться.

* Признан Минюстом РФ иноагентом.

Этот материал входит в подписку

Судовой журнал

Громкие процессы и хроника текущих репрессий

Добавляйте в Конструктор свои источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы

Войдите в профиль, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах

ДЕЛАЕМ ЧЕСТНУЮ ЖУРНАЛИСТИКУ ВМЕСТЕ

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься честной журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

  • Банковская карта
  • SberPay
  • Альфа-Клик
  • ЮMoney
  • Реквизиты
Нажимая кнопку «Стать соучастником», я принимаю условия и подтверждаю свое гражданство РФ
shareprint

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.

Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow