ЧТО СМОТРЕТЬКультура

Братья не по крови

Новинки ноября: шпионский триллер «Заговор в Каире» и печальная история «Тори и Локита», обе картины — лауреаты Канн-22

Лариса Малюкова, обозреватель «Новой газеты»

Кадр из фильма «Заговор в Каире»

«Заговор в Каире»

Увлекательный интеллектуальный шпионский триллер о борьбе за власть между религиозными и политическими силами

  • когда выйдет: с 10 ноября.

Фильм, сочиненный и снятый шведским режиссером с египетскими корнями Тариком Салехом («Инцидент с Нилом Хилтоном»), который через оптику острожанрового кино исследует состояние современного Египта.

Адаму (Тауфик Бархом), юному рыбаку из маленькой деревушки, сказочно повезло: его принимают в Аль-Азхар — всемирно известный каирский университет исламских наук в столице Египта. Способный застенчивый ученик испытывает благоговейный трепет перед величественными мечетями, красотой религиозных ритуалов, дисциплиной, строгостью и атмосферой набожности. Внимательно он наблюдает и за бурлящими вокруг него событиями, пока эти события не затягивают его в воронку политических и криминальных интриг.

Главный имам, чей статус и власть сравнимы с положением папы римского у католиков, умирает от сердечного приступа в момент обращения к студентам, и начинается острая политическая борьба за власть.

Адам оказывается случайным свидетелем убийства своего нового приятеля-студента: его казнят на главном университетском дворе люди в масках. Погибший приятель Адама был информатором службы госбезопасности, сообщая правительству о политических взглядах имамов в главном университете страны — эпицентре могущества суннитского ислама.

И пока шейхи торжественно и чинно выбирают нового религиозного лидера на пожизненный срок, члены правительства и президент решают поставить во главе Аль-Азхара своего человека, разделяющего их убеждения.

Для достижения целей нужен свой «ангел» — шпион. Главный кандидат — Адам. С ним и связывается хитрейший лис — полковник Ибрагим (тот самый Фарес Фарес — полицейский в «Инциденте в Нил-Хилтоне»). Дальнейшие события погружают зрителя в мир запутанной закулисной битвы за власть, за контроль над религиозными институтами Египта. Битвы чудовищной и беспощадной, в которой все средства хороши, особенно режущие и колющие.

Поначалу Адам выглядит беспомощной жертвой обстоятельств, чужой воли, шантажа. Он просто из-под палки начинает содействовать силовикам, представляющим интересы государства. Но к концу фильма наши представления о нем изменятся. Заложник «битвы фараонов» должен переиграть систему, перестать быть лишь пешкой в чужой теневой игре — или он станет ее следующей жертвой. Адам решает играть ва-банк, чтобы выжить.

Но какой-то момент он поймет, что власть — меч обоюдоострый, поражающий не только жертву, но и карающего.

Палестинский актер Тауфик Бархом великолепен, его кроткий герой поначалу мечтателен, тише воды, ниже травы, но постепенно он словно наливается внутренней силой и умением выскальзывать из самых опасных ловушек. Меняется пластика, он готов принимать мгновенные неожиданные решения.

Кадр из фильма «Заговор в Каире»

Вместо католической церкви, привычно царящей в этой жанровой нише в экранизациях романов Дэна Брауна или Жана-Кристофа Гранже, Салех переносит центр внимания на мусульманский мир. Впрочем, сам режиссер называет среди главных источников вдохновения при создании картины бурные дни «арабской весны», обнадежившей молодой поколение и обрушившей надежды, а также великий роман Умберто Эко «Имя розы». Среди кинематографических референсов, воодушевивших режиссера, безусловно, «Иван Грозный» — шедевр Эйзенштейна, и «Смерть в Ватикане» Марчелло Алипранди, фильм, посвященный гипотетическому убийству папы римского.

В чем особенность этой картины? Салех соединяет практически несоединимое: крепкую политико-криминальную интригу с завораживающей интонацией тауба — молитвенного покаяния.

Последовательный критик египетского правительства, режиссер из фильма в фильм пытается исследовать природу власти: светской и духовной. Ему запрещен въезд в Египет после «Случая в отеле «Нил Хилтон», критикующего египетские власти. Поэтому «Заговор в Каире» снимали не в Египте, а в Стамбуле — главными местами съемки стали стамбульский район Султанахмет и Голубая мечеть.

Премьера фильма состоялась на Каннском кинофестивале 2022-го, где он получил награду за лучший сценарий, и с тех пор он был показан на многих других фестивалях, включая Цюрих, Гамбург, Лондон, Пусан, Ванкувер, Гент и другие.

«Тори и Локита» братьев Дарденнов

Печальная история эпохи несправедливости.

  • когда выйдет: с 17 ноября.

Африканские дети — пятнадцатилетняя Локита (Мбунду Джолели) и девятилетний Тори (Шильс Пабло) — познакомились на корабле, следовавшем в Европу. И в поисках лучшей жизни прибыли в Бельгию.

Чтобы получить вид на жительство, им — кровь из носа — нужно доказать, что они брат и сестра. И сами дети, и взрослые, которые с ними встречаются, уже абсолютно готовы в это верить.

Надо лишь пройти ряд испытаний, но делать ДНК-тест дети наотрез отказываются. Чтобы прокормить себя и отправлять деньги голодающим родственникам, мальчик и девочка устраиваются на работу в пиццерию, которая служит прикрытием для наркоторговли. Иначе им не выжить.

Минималистская тихая трагедия затрагивает спрятанное за благотворительностью, миссионерством и охраняющим их неколебимым, как скала, миром бюрократии скорбное бесчувствие европейского мира. Которое, по сути, перечеркивает все прекрасные начинания и благие намерения.

Добро пожаловать в наш цивилизованный ад, где по-прежнему правит монетократия, а справки/анкеты/формуляры давно превратились в оружие массового поражения.

В притче Дарденнов о неравенстве и вопиющей несправедливости современного мира много идеализма. Здесь сталкиваются два космоса: дети с их надеждами, мечтами, нежной дружбой — которые силятся пробить асфальт привычной черствости и равнодушия; и взрослые, давно смирившиеся с мутной коррупцией, преступностью, чиновничьей вакханалией, апатией современной цивилизации.

Кадр из фильма «Тори и Локита»

О трагедии детей, лишенных поддержки взрослых, в той или иной степени рассказывают их многие картины. Но интонация постепенно становится все жестче. В этом бумажном мире детям не выжить: они превращаются в призраков, как в дарденновских «Молчании Лорны» или «Сыне». Из фильма в фильм режиссеры разрушают миф о просвещенной Европе. При этом они — едва ли не из последних авторов первого ряда, полагающих, что кино может и обязано вмешиваться в действительность.

Читайте также

Читайте также

Лида Мониава: «Важно называть вещи своими именами»

Гость нового эпизода — учредитель благотворительного фонда «Дом с маяком»

Дарденны, пожалуй, самые востребованные Каннами авторы. Вторая картина бельгийских мастеров — «Обещание» — участвовала в «Двухнедельнике режиссеров» в 1996-м. С 1999-го премьеры их картин проходят в главном Каннском конкурсе. «Розетта» и «Дитя» увенчаны «Золотой пальмовой ветвью».

В Каннах-2022, показавших «Тори и Локиту», бельгийские режиссеры Дарденны получили «Почетную пальмовую ветвь».

Этот материал входит в подписку

Смотровая площадка

Кино с Ларисой Малюковой

Добавляйте в Конструктор свои источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы

Войдите в профиль, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах

ДЕЛАЕМ ЧЕСТНУЮ ЖУРНАЛИСТИКУ ВМЕСТЕ

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься честной журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

  • Банковская карта
  • SberPay
  • Альфа-Клик
  • ЮMoney
  • Реквизиты
Нажимая кнопку «Стать соучастником», я принимаю условия и подтверждаю свое гражданство РФ
shareprint

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.

Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow