СюжетыПолитика

Правый популизм победил демократию

Итоги парламентских выборов в Израиле

Роман Янушевский

Фото: AP / TASS

Победой праворелигиозного блока во главе с Биньямином Нетаньяху в Израиле завершился четырехлетний политический кризис. За это время в стране прошло пять выборов. Теперь Израиль ждет самая правая и религиозная коалиция в истории.

Во вторник, 1 ноября, израильтяне направились к избирательным участкам, и на протяжении дня израильские СМИ каждые два часа фиксировали рекордную за 23 года явку к данному часу. В итоге она составила 70,6%.

Уже на этапе регистрации политических списков для участия в выборах 15 сентября стало ясно, что у правых явное преимущество — они подошли к этой дате сплоченными и монолитными, тогда как на левоцентристском фланге штормило.

За считаные минуты до закрытия записи арабская националистическая партия БАЛАД, входящая в блок «Объединенный список», поставила ультиматум двум другим партиям, входящим в него, а затем откололась от него. В итоге она участвовала в выборах самостоятельно и ожидаемо не преодолела электоральный барьер. Это повлияло на общее распределение мандатов, дав преимущество правому блоку.

Затем по итогам подсчета голосов выяснилось, что не добирает достаточного числа голосов и не попадает в Кнессет старейшая левая партия МЕРЕЦ, что сделало победу праворелигиозного блока уверенной.

Как устроена израильская политическая система?

Израиль — парламентская республика. Общенациональные выборы определяют состав парламента, Кнессета. По итогам голосования и после консультаций с партиями, преодолевшими электоральный барьер (на этот раз 10 из 40 зарегистрированных), президент страны Ицхак Герцог выдаст мандат на формирование коалиции и правительства политику, у которого, на его взгляд, оптимальные шансы преуспеть на этом поприще.

Результаты голосования указывают, что им станет 73-летний Биньямин Нетаньяху, опытный израильский политик, который уже не раз занимал должность премьер-министра — с 1996 по 1999 год и с 2009-го по 2021-й. Это абсолютный рекорд по продолжительности в израильской политике — 15 лет и три месяца.

Биньямин Нетаньяху. Фото: AP / TASS

Так как в Израиле низкий электоральный барьер — всего 3,25%, что составляет четыре мандата из 120, — то

уже несколько десятилетий ни у одной политической партии не получалось самостоятельно получить большинство мест в парламенте — хотя бы 61. В итоге правительства формируются на базе коалиций из нескольких партий.

В последние годы политические силы в Израиле распределены по нескольким лагерям: праворелигиозный во главе с правоцентристской партией «Ликуд», ее лидер Нетаньяху; условно левоцентристский во главе с лидером партии «Еш атид» Яиром Лапидом, а также третья сила — арабские партии, которые, как правило, не вступают ни в какие коалиции.

Политический кризис возник поздней осенью 2018 года, когда часть правых сил поддержала левоцентристов, отойдя от «Ликуда». Это лишило Нетаньяху возможности сформировать устойчивую правую коалицию, что привело к серии выборов.

Уходящее правительство во главе — сначала с Нафтали Беннетом, а затем с его союзником Яиром Лапидом — опиралось на узкую разношерстную коалицию из левых, центристских, правых и арабско-исламистской партии РААМ. Оно приняло государственный бюджет, которого у страны не было несколько лет из-за кризиса, а также инициировало ряд важных экономических реформ.

Биньямин Нетаньяху активно расшатывал основы этой коалиции, демонизируя ее и не брезгуя откровенным обманом и манипуляциями. Идеологическая неоднородность этой коалиции и твердое желание реванша со стороны Нетаньяху и его союзников привели к тому, что у правительства Беннета–Лапида удалось выдернуть ковер из-под ног, и это привело к внеочередным выборам 1 ноября.

Яир Лапид. Фото: Zuma \ TASS

Результаты выборов

  • Партия «Ликуд» набрала 32 мандата,
  • «Еш атид» — 24.
  • Третьей по влиянию силой стал религиозно-ортодоксальный блок «Религиозный сионизм», состоящий из трех ультраправых партий.

В итоге блок во главе с Нетаньяху — «Ликуд», «Религиозный сионизм» и еще две ультраортодоксальные партии, ашкеназская и сефардская, — набирает 64 мандата. Его противники получают только 51 мандат. Это разгром.

Накануне выборов Нетаньяху смог успешно предотвратить раскол на своей стороне, когда часть ашкеназского блока «Еврейство Торы» была готова принять повышенное государственное финансирование для своей системы школ при условии включения в учебную программу базовых предметов (инициатива уходящего правительства) — математики и английского. Вторая половина этого блока была категорически против. Нетаньяху пообещал, что отменит это условие, просто выделив бюджеты ультраортодоксальным школам.

Читайте также

Читайте также

Не Ле Пен

Во Франции «узаконили» нового ультраправого лидера — Жордана Барделлу. Кто он такой и почему открещивается от связей «Национального объединения» с Россией

У Лапида была другая проблема — предвидя риск непрохождения электорального барьера левыми партиями, он добивался объединения списков МЕРЕЦ и «Авода». В МЕРЕЦ были на это согласны, но лидер партии «Авода» Мерав Михаэли выступила категорически против такого союза, несмотря на то, что ей посулили аж семь министерских портфелей (по портфелю на депутата). В итоге МЕРЕЦ не прошла, а «Авода» сама с трудом попала в Кнессет. В левом лагере Михаэли не простят такого просчета.

Любопытно проголосовали русскоязычные израильтяне. Их электоральный вес составляет, по разным оценкам, от 12 до 14 мандатов. Ранее они, как правило, отдавали предпочтение «Ликуду» и партии «Наш дом Израиль» во главе с русскоязычным политиком Авигдором Либерманом. Однако на этот раз необычайно много голосов избирателей, для которых родным языком является русский, получил Яир Лапид.

Фото: Zuma \ TASS

По всей видимости, это связано с российскими военными действиями на территории Украины. Нетаньяху в прошлых предвыборных кампаниях использовал в агитации факт личного знакомства с Владимиром Путиным. Его пиарщики даже совершили грубую ошибку, разместив на одном из тель-авивских небоскребов растяжку с их совместной фотографией, что оттолкнуло от него часть русскоязычных избирателей, едва ли не половина из которых — выходцы из Украины. Авигдор Либерман в своих заявлениях по поводу конфликта также давал понять, что он скорее симпатизирует Москве, чем Киеву.

Лапид хотя и занимал взвешенную позицию по отношению к событиям в Украине, но его высказывания с осуждением действий России избиратели все же запомнили.

При этом ни один израильский политик так и не высказался публично и однозначно в поддержку Украины. Это стало неиспользованным политическим капиталом.

В целом же в израильской предвыборной кампании украинский вопрос оказался на обочине — преобладала внутренняя израильская повестка.

Что дальше?

Хотя президент получит официальные результаты голосования только в среду, 9 ноября, в правом лагере уже началась активная дележка портфелей и должностей. И важно отметить тот факт, что три из четырех партий, которые, как ожидается, станут частью коалиции, — религиозные. Это неизбежно повлияет на повестку, на отношения государства и религии.

Главным победителем выборов стал даже не Биньямин Нетаньяху, а один из лидеров «Религиозного сионизма», ультраправый политик Итамар Бен-Гвир. В прошлом последователь радикальной партии КАХ, в своем кабинете он повесил портрет Баруха Гольдштейна — человека, который расстрелял молящихся мусульман в Пещере Патриархов в 1994 году в Хевроне. Предполагается, что он сыграл на опережение, так как палестинцы сами готовили такую же бойню для евреев, но израильский мейнстрим осуждает его поступок. Бен-Гвира не призвали в свое время в армию из-за его радикальных взглядов.

Итамар Бен-Гвир. Фото: Zuma \ TASS

В данный момент он претендует на пост министра внутренней безопасности — должность, в рамках которой предполагается взаимодействие с силами безопасности других стран, в том числе, США. Однако в Белом доме уже не раз давали понять, что для них Бен-Гвир неприемлемая фигура.

В данный момент требования Бен-Гвира на коалиционных переговорах выглядят относительно умеренно.

  • Добавление ставок для нескольких тысяч полицейских,
  • повышение им заработной платы,
  • изменение указаний по открытию огня для полиции,
  • ужесточение законодательства «за преступления, связанные с рэкетом и вымогательством».

Каким на практике покажет себя Бен-Гвир, пока не ясно. Однако в прошлом у него неоднократно возникали сложности в отношениях именно с силовыми структурами.

Другой представитель «Религиозного сионизма» — Ави Маоз, намерен добиваться отмены запрета на проведение так называемой конверсионной терапии (ненаучного метода «лечения» геев от их гомосексуальности), а также выступает против проведения «парадов гордости». Маоз претендует на пост министра просвещения или хотя бы заместителя министра просвещения. Ранее он не раз делал гомофобские заявления.

Несмотря на позиционирование себя как принципиально правого политика, Биньямин Нетаньяху фактически станет самым левым политиком в своей коалиции. Он не горит желанием заключать союз с «Религиозным сионизмом», но у него нет выбора.

Этот материал входит в подписку

Другой мир: что там

Собкоры «Новой» и эксперты — о жизни «за бугром»

Добавляйте в Конструктор свои источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы

Войдите в профиль, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах

ДЕЛАЕМ ЧЕСТНУЮ ЖУРНАЛИСТИКУ ВМЕСТЕ

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься честной журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

  • Банковская карта
  • SberPay
  • Альфа-Клик
  • ЮMoney
  • Реквизиты
Нажимая кнопку «Стать соучастником», я принимаю условия и подтверждаю свое гражданство РФ
shareprint

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.

Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow