КомментарийКультура

Антон

Сказочные приключения одного мальчика в одной волшебной стране. 18+

Сегодня ты узнаешь, что происходит в одной волшебной стране. Днем все живут здесь своей обычной жизнью, а ночью ложатся спать. Но именно ночью начинается главное волшебство. В темноте раздаются звуки необычного происхождения, вспыхивают огоньки различного назначения, а в воздухе разносятся запахи неизвестной этиологии. Но увы — жители волшебной страны спят и не видят этой таинственной красоты.

Не спит только Антон. Он никогда не спит, а почему — не знает даже он сам. Каждую ночь Антон видит чудеса волшебной страны. Он всматривается в темноту, слушает звуки, вдыхает запахи. Антон хочет показать волшебство остальным, но — подумать только! — все спят и ничего не видят. Антону одиноко.

Понедельник

Фото: Сергей Мостовщиков / «Новая газета»

Фото: Сергей Мостовщиков / «Новая газета»

В ночь с понедельника на вторник Антон заходит в свою спальню, как вдруг видит в углу человека, одетого во все серое. Незнакомец почти не виден на фоне серого угла, но исполнен ярких, холодных, как лед, очей, которые не сводит с Антона.

— Ничего себе! — говорит пораженный Антон. — Я думал, у нас в стране все спят.

— Так и есть, — отвечает незнакомец. — Здесь все спят. Кроме нас двоих, Антон.

— Вы меня знаете? А я вас никогда раньше тут не видел, — удивляется Антон.

— Я всегда тут, — отвечает человек. — Просто раньше ты не обращал на меня внимания.

— А кто вы?

— Я — Специалист.

— И какая ваша специальность?

— Моя специальность волшебная, — отвечает Специалист. — Мы же живем в волшебной стране. Я вижу то, что невозможно увидеть, могу показать и рассказать об этом.

Антон поражен. Ну и ну!

— Покажите! Расскажите! — просит Антон.

— Хорошо, — отвечает Специалист. — Приходи завтра ночью.

— Куда?

— Да вот сюда, в этот самый угол.

Вторник

Фото: Сергей Мостовщиков / «Новая газета»

Следующей ночью Антон снова приходит в спальню. Специалист уже стоит в своем углу.

— Начнем с холодильника, — твердо говорит он Антону и ведет его на кухню. — Надо проверить, как там идут дела.

В кухне темно, тикают часы.

— Ты только послушай их, — говорит Специалист, открывая дверцу холодильника.

Сперва Антон видит только продукты, но скоро начинает слышать тихие голоса, шепоты и всхлипы.

— Нас обвиняют в распущенности, оргиях и потере половой идентичности, но мы здесь, между прочим, лежим не вперемешку. Здесь есть установленный порядок, каждый занимает свою полку, и это дает нам возможность сохранять свою уникальную свежесть вне зависимости от сроков хранения, — говорит брюссельская капуста.

— Но в морозилке происходит увеличение постороннего присутствия! — возмущается курица. — Это грозит безопасности нашего альянса!

— Проблема не в морозилке, а в нашей открытости. Холодильник должен быть заперт изнутри! Нельзя пускать сюда внешнего агрессора, который пользуется приемами произвола и шантажа. Нас выхватывают отсюда по одному, и если это продолжится, мы потеряем и себя, и холодильник, — настаивает овсянка.

Ливерная колбаса грустит и жалуется на тесноту. Апельсины хохочут. Пармезан пахнет. Устрицы пищат. Гуляш притворяется супом. Соевый соус грозит взорваться. Огурец жмется к лимону. С нижней полки доносится грустное пение. Это поют шпроты из банки:

— Čuči, guli, līgaviņa,
Uz manām rociņām;
Kad tu vienu nogulēsi,
Tad es tevim otru došu…

— Помолчите все! — взрывается попкорн. — Меня не интересует, какая у вас культура. Мы должны помнить главное: мы — основа продовольственной безопасности мира. Без нас все погрузится в голод, безумие и смуту. Всякий, кто попытается открыть дверь холодильника и пошатнуть наше единство, жестоко просчитается. Мы лишим его полноценной жизни!..

— Ой! Давайте скорее закроем холодильник! — вскрикивает Антон.

— Антон, не надо жевать сопли! — смеется Специалист. — Включи мозг, помни о выключателе!

— О каком выключателе?

— Которым выключается холодильник. Одно движение — и они протухнут. А мы, как мученики, попадем в рай.

Среда

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

— Сегодня я покажу тебе кое-что интересное, — говорит Специалист Антону следующей ночью.

Теперь он ведет мальчика в кладовку. Приподнимает шторку, за которой обычно стоит ведро со строительным мусором. Но в этот раз — невозможно поверить! — Антон видит в углу маленький-премаленький столик с крошечными оплывающими свечами и тюльпанообразными бокалами с дорогим коньяком. Вокруг стола на маленьких-премаленьких стульчиках сидят мыши. Все они в сюртуках и шляпах. Некоторые носят смешные остроконечные колпаки с прорезями для глаз. Мордочки этих мышей не разглядеть.

— Мое состояние упало на семьсот миллиардов, — сердится мышь в цилиндре, сделав приличный глоток коньяка и закурив небольшую сигару. — Все эти новомодные фокусы вроде сортировки мусора, гомосексуализма, твиттера, блокчейна и зеленой экономики… Целые народы реально перестают работать. Продукты их жизнедеятельности становятся просто ничтожны.

— Я уж не говорю про продолжительность жизни, — добавляет соседняя мышь. — Так они действительно поверят в свое всесилие. Я скучаю по бедствиям и нищете.


— Мы можем перегрызть какой-нибудь трубопровод. По крайней мере, это даст нам энергетический кризис. Холод, темнота — нам это будет кстати, — предлагает упитанная мышь с седыми усами.

— Я за проверенные методы, господа, — прерывает мышь со сверкающим бриллиантом на серой грудке. — Давайте разносить чуму. Мы можем договориться с крысами. Мировая эпидемия — что может быть прекраснее?

— Помои! Антисанитария! Запустение! Старый добрый уклад с его вечными, традиционными ценностями! Лучина, печь, и на ней котик! Тектонические сдвиги! Мир навсегда должен стать прежним! — пищат мыши наперебой.

— Что они делают? — шепчет Антон.

— Мировая закулиса, — улыбается Специалист. — Решают судьбы мира.

— Мне хочется ударить их палкой, — волнуется Антон.

— Я бы не стал, — останавливает Специалист. — Помни: мышь, загнанная в угол, защищается как лев.

Он аккуратно прикрывает шторку.

Четверг

Фото: Сергей Мостовщиков / «Новая газета»

— Не хочешь навестить свои игрушки? — спрашивает Антона Специалист. — Ты давно к ним не приходил.

— Я уже не маленький, — пожимает плечами мальчик.

— Иди за мной, — усмехается Специалист.

Оба идут в кабинет, где в большой пластиковой коробке пылятся давно забытые игрушки: солдатики, машинки, парашютист, куклы Рома, Лена и Вадим, а также Барби без головы. Оказывается, они все тоже умеют разговаривать, правда, совсем уж тихо.

— Страшные дни, — задумчиво говорит кукла Лена. — Вокруг предательство, ложь, скудоумие. Не помогает даже благотворительность. Меня спрашивают: почему я не протестую, не выхожу из коробки? Но у меня собственное мнение. Я не апроприирую чужую оптику. Мне просто очень стыдно. До слез. Я плачу каждый день.


— Слезами делу не поможешь, — отвечает кукла Рома. — Лично я собираюсь релоцироваться.

— Интересно, куда?

— Ну, хотя бы в соседнюю комнату. Там поглядим, как пойдет. А вы продолжайте сидеть тут и стыдиться.

— Изгои! — кричат солдатики. — Гойда!

— Я ведь сказала: у меня свое мнение на этот счет, — нервничает Лена. — Не надо, пожалуйста, передергивать.

— Никто не передергивает, — вступает кукла Вадим. — Мы тоже имеем право на свою точку зрения. И она такая: чем сидеть и рыдать, лучше что-то делать.

— Спасибо вам за ваше мнение, — тихо говорит Лена. — Мы не слышим друг друга. Наша общая проблема — разобщенность.

— Просто чувствительность обострилась до предела, — замечает парашютист. — Зато полюбуйтесь на нашу прекрасную Барби! Голова давно уехала и пропала, а сама она тут!

— Это гнусно, — шипит Барби без головы. — Твари! Я никуда не уезжала и уезжать не собираюсь!

— Хватит собачиться! — говорит кукла Рома. — Давайте лучше споем.

И куклы затягивают старую песню:

Если есть чего терять —
Надо потерять!
Если есть чего поднять —
Можно и поднять!


Ну, а если, скажем, вдруг
Нету ничего,
Надо подождать, мой друг,
Только и всего!

— А мне жалко их, — говорит Антон. — Зачем я их тут бросил, оставил без дела?

— Ну что ты, — говорит ему Специалист. — Не жалей. Какое дело? Это всего лишь игрушки.

Пятница

Фото: Сергей Мостовщиков / «Новая газета»

— А это у нас что? — спрашивает Специалист.

— Это мой книжный шкаф, — отвечает Антон. — Тут самые любимые книги.

И надо же — именно в этот миг стеклянные двери шкафа вдруг раскрываются, и с полок начинают падать на пол книги! Да-да, книги ударяются об пол, а из них выходят писатели! Они отряхиваются, встают на ноги, берут свои бессмертные произведения и, подняв их над головой, маршируют по квартире. Скоро их собирается чуть ли не целый полк.

— Кого ж любить, кому же верить? — выкрикивает Александр Сергеевич Пушкин.

— Жизнь задыхается без цели! — пугает Федор Михайлович Достоевский.

— Человек — это звучит гордо! — не соглашается Алексей Максимович Горький.

— То, что справедливо и несправедливо — не дано судить людям. Люди вечно заблуждались и будут заблуждаться, и ни в чем больше, как в том, что они считают справедливым и несправедливым, — морализирует Лев Николаевич Толстой.

— Есть у русского человека враг, непримиримый, опасный враг, не будь которого, он был бы исполином. Враг этот — лень, — кручинится Николай Васильевич Гоголь.

— Все равно никакого Кремля не увижу, а попаду на Курский вокзал… — ухмыляется Венедикт Васильевич Ерофеев.

— Прин-тин-прам, — бормочет Даниил Иванович Хармс, вынимая изо рта красный шарик.

Писатели вместе с книгами скрываются в темноте квартиры. Антон восхищенно смотрит вслед.

— Я хочу с ними! — говорит он Специалисту. — Можно, я тоже туда?

— Куда? — удивляется Специалист.

— В бессмертие.

— Какое же там бессмертие? Они просто ходят кругами, сейчас вернутся обратно в свой шкаф.

Действительно, через пару минут писатели молча возвращаются и по очереди запрыгивают на свои полки. Двери шкафа закрываются.

— Не жалею, не зову, не плачу! — кричит напоследок из шкафа кто-то пьяный.

Суббота

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

— Грустишь? — спрашивает Специалист, выходя из серого угла.

— Да вот думаю, — говорит Антон. — У всех есть дело по ночам. Книги разговаривают, куклы ссорятся, шпроты поют… А у меня-то какое дело? Я-то кто такой?

— Так ты посмотри на себя в зеркало, — советует Специалист.

— Уже пробовал, — вздыхает Антон.

— Посмотри получше.

Антон пристально смотрится в большое зеркало, стоящее в спальне. И ты не поверишь, но по стеклу проходит рябь, а Антон видит у себя под ногами две странные белые дорожки, ведущие как бы в глубину зеркала.

— Вперед, — подталкивает его Специалист.

Антон делает шаг, и вдруг две белые дорожки подхватывают Антона и уносят прямо в зеркало. Вот это да!

Вокруг расстилаются мармеладные поля для гольфа, на холмах возвышаются пряничные виллы, мимо проносятся шоколадные лимузины. Искрятся водопады шампанского, из черных туч на землю падает красная икра. В вафельных шезлонгах лежат девушки из сливочного мороженого. В марципановых палатах сидят депутаты из зефира. Все это благоухает, сверкает и манит Антона к себе.

Наконец белые дорожки выносят его на берег. Это невозможно вообразить, но перед Антоном целых два моря. Красное (Château Lafite-Rothschild) и Белое (Château Cheval Blanc). Дует ласковый устричный ветерок, а на волнах покачивается гигантская серебристая яхта «Харизма». Антон делает шаг к яхте и… ударяется лбом о стекло. Уфф! На лбу вскакивает здоровая шишка.

— На пути к себе нельзя найти себя, — улыбается Специалист. — Только продукты для здорового питания, восточные сувениры и развивающую литературу.

— А что же мне делать?

— Найти другого себя.

— Но где? Где?!

— Завтра я покажу тебе. У нас осталась последняя ночь.

Воскресенье

Фото: Сергей Мостовщиков / «Новая газета»

— Сегодня я покажу тебе другого Антона, — говорит Специалист. — Того, что видят люди волшебной страны, когда они не спят.

Внезапно в гостиной включается телевизор. Антон смотрит в него. На экране — сумасшедший человек. Он одет в пижаму с нарисованными танками, кровожадно скалит зубы, топает ногами и кричит так, что лопаются барабанные перепонки. Вокруг человека кровь, пожар, наводнения. Он пожирает ливерную колбасу, отрывает куклам головы, топчет мышей и сжигает книги.

— Суки! Твари! Ублюдки! Недоноски! Извращенцы! Предатели! Говнюки! — кричит на Антона страшный человек из телевизора.

— Кто это? — содрогается Антон.

— Ты, — отвечает Специалист.

— Нет! Этого не может быть! Выключите! Выключите это, пожалуйста!

Но Специалист только разводит руками. Антон пытается нажать на красную кнопку телевизора, но она не работает. Телевизор не выключается.

— Не получится, Антон, — грустно говорит Специалист. — Нажать эту кнопку может лишь тот, кто обладает настоящей волшебной силой. Силой волшебной правды.

— Но как получить эту силу? Как узнать волшебную правду?

— Она передается только половым путем, — говорит Специалист и улыбается. Нельзя понять, шутит он или угрожает.

Наконец Антон остается один. Специалиста больше нет. Теперь он сам Специалист. Ему ничего не страшно. Он знает правду. Если нажать на кнопку, в мире не станет никакого волшебства. Жители волшебной страны будут еще спать, когда Антон поднесет к красной кнопке свой палец.

Читайте также

Читайте также

Жопа народов мира

Сказки. Из рубрики Сергея Мостовщикова «Другими словами»

Этот материал входит в подписку

Другими словами

Сергей Мостовщиков по-своему трактует новые явления современности

Добавляйте в Конструктор свои источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы

Войдите в профиль, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах

ДЕЛАЕМ ЧЕСТНУЮ ЖУРНАЛИСТИКУ ВМЕСТЕ

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься честной журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

  • Банковская карта
  • SberPay
  • Альфа-Клик
  • ЮMoney
  • Реквизиты
Нажимая кнопку «Стать соучастником», я принимаю условия и подтверждаю свое гражданство РФ
shareprint

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.

Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow