СюжетыКультура

Memento mori

Как Хэллоуин — прививка от страха перед потусторонним — помогает выжить и стать людьми

Александр Генис, обозреватель «Новой газеты»

Фото: Richard B. Levine / Photoshot / East News

Казалось бы, сегодня Америка меньше всего нуждается в страхе. Достаточно включить телевизор и посмотреть сводки с фронта, которые уже восемь месяцев леденят кровь. Но и они не отменяют психологическую потребность в искусственных ужасах, замещающих и вытесняющих настоящие в маскарадной мистерии зла под названием «Хэллоуин».

В этот черно-красный день календаря накануне старинного христианского праздника Дня всех святых Америка погружается в безумие куда более древнего языческого Хэллоуина.

В сущности, это — праздник-исключение. Единственный день в году, когда мы отдаем должное ночной стороне жизни.

Смеясь и играя, Хэллоуин маскирует страх перед потусторонними тайнами, которые всех нас делают пугливыми детьми, вглядывающимися в тени под кроватью.

На моих глазах за те полвека, что я провел в Америке, этот праздник чертовщины превратился из детской забавы в универсальный фестиваль альтернативной реальности. Более того, Хэллоуин с легкостью перешагнул границы своего традиционного кельтского и англо-саксонского ареала, чтобы завоевать другие народы и страны, включая (не знаю, правда, как сейчас) и Россию, где давно забыли воспетые еще Гоголем карнавальные традиции.

Не потому ли, что Хэллоуин — праздник смерти, которая была идеологически несовместима с советским режимом? Смерть грубо перечеркивала все планы коммунизма, поэтому коммунизм и не знал, что с ней делать. Лучший памятник этой растерянности — Мавзолей, где ленинское тело и сегодня продолжает ленинское дело. Не имея возможности избежать смерти, власть нагружала ее социальными функциями. Чаще всего смерть преодолевалась в труде. ГУЛАГ стал апофеозом трудового перевоплощения: здесь жизнь наглядно и безжалостно переплавлялась в индустриальные объекты.

Но чем страшнее были будни, тем светлее праздники. (Вспомним хотя бы фильм «Кубанские казаки».)


Кадр из фильма «Кубанские казаки»

Хэллоуин пришел от противного. Смерть в нем спустилась с трагических вершин в обитель гротеска, пародии, черного юмора. Ее присутствие — шумное и назойливое memento mori — вносит иронический оттенок в наши отношения с реальностью. Этот двусмысленный нюанс, остранняя жизнь, мешает ей раствориться без осадка в повседневных заботах.

Каскад праздничных кошмаров, которые обрушиваются на нас каждый Хэллоуин, служит своеобразной инициацией. Во время этого обряда, как объясняют антропологи, подросток проходит испытание страхом.

Читайте также

Читайте также

Элои и морлоки

Как определить пределы игры, чтобы не залезать на чужую территорию, где действуют другие правила, включая те, которых нет вовсе

Только научившись его преодолевать в игре со смертью, он может вступить на равных правах не в потустороннюю, а во взрослую жизнь, где всегда остается место суеверию.

О том, насколько универсальны наши предрассудки, говорят данные специального исследования. Согласно опросам авторитетного в США социологического центра,

каждый пятый американец считает, что встречался с привидениями, каждый седьмой консультировался с экстрасенсом, трое из четверых верят в парапсихологические явления. 

Фото: AA / ABACA / Abaca / East News

Чтобы объяснить долговечность и повсеместность веры в потустороннюю активность, ученые обратились к эволюции, которая может объяснить природу этой веры нашим внутренним устройством. Так, антрополог Паскаль Бойер считает страх перед инфернальным важным защитным механизмом, внедренным в психику человека на самой ранней стадии его развития. Находясь в постоянной опасности быть съеденным хищником или убитым соперником, наши предки интерпретировали любой знак как сигнал опасности.

Вечно живя настороже, они пугались внезапного звука, движения, вспышки света. Обычно это были безобидные явления природы вроде ветра или грозы, но осторожные выживали чаще беспечных, а значит, и передавали потомству вместе со своими генами страх перед необъяснимым.

Закрепленный в тысячах поколений навык стал называться интуицией. Это и есть тот расплывчатый термин, который мы употребляем (и которым охотно злоупотребляем), когда говорим о своих отношениях с потусторонним.

Интересно, что такая гипотеза происхождения религиозных эмоций одинаково удобна и для ее автора, убежденного атеиста, и для его верующих сторонников, которые считают, что Бог, управляя эволюцией, передал нам таким образом способность открыть Свое присутствие в этом мире.

В этой перспективе Хэллоуин, несмотря на всю коммерциализацию праздника, сохраняется осколком первобытного мироощущения. Прививка от неизбежного страха перед потусторонним, он заслуживает уважения уже потому, что помог нам выжить и стать людьми.

Этот материал входит в подписку

Кожа времени

Александр Генис. Эссе, истории о мире и переменах

Добавляйте в Конструктор свои источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы

Войдите в профиль, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах

ДЕЛАЕМ ЧЕСТНУЮ ЖУРНАЛИСТИКУ ВМЕСТЕ

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься честной журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

  • Банковская карта
  • SberPay
  • Альфа-Клик
  • ЮMoney
  • Реквизиты
Нажимая кнопку «Стать соучастником», я принимаю условия и подтверждаю свое гражданство РФ
shareprint

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.

Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow