КомментарийЭкономика

И вместо мозга пламенный мотор

Есть ли какие-нибудь практические смыслы в студенческих «трудармиях». Обновляется

Макар Ситкин

Трудовая мобилизация студентов. Фото: пресс-служба правительства Кузбасса

Губернатор Кемеровской области Сергей Цивилев запустил региональную программу, согласно которой студенты средних специальных и высших учебных заведений замещают мобилизованных сотрудников предприятий. Распоряжение главы региона было опубликовано еще 7 октября, хотя официальный сайт правительства области сообщил об этой инициативе только 19-го. О том, что это за «трудовая мобилизация», почему она началась только в Кузбассе и каков шанс появления ее аналогов в других регионах.

Сергей Цивилев. Фото: Максим Киселев / ТАСС

Регионы начали отчитываться об окончании частичной мобилизации: то ли первой волны, то ли всей сразу. Информация разнится от региона к региону, но вне зависимости от факта окончания или скорого продолжения частичной мобилизации можно констатировать: немало мужчин трудоспособного возраста отправили в войска.

Креативная инициатива поиска рабочих рук принадлежит главе Кузбасса Сергею Цивилеву — что уже странно, обычно подобные громкие заявления учреждаются федеральным центром. Вот что сказано на сайте правительства Кемеровской области:

«На данный момент на электронную платформу уже поступило 34 заявки от предприятий региона: Сибирской угольной энергетической компании (СУЭК), агентства по управлению недвижимостью «АМК-Сибирь», компании-перевозчика «Сиб-Транзит», «Распадской угольной компании», Тайгинского водно-канализационного хозяйства, сельхозпредприятия «Усть-Сертинское», деревообрабатывающего производства «Берикуль», Топкинской районной больницы, строительной компании «СТГ-Сибирь» и других.

На основе указанных в заявке требований к будущим работникам Центр опережающей профессиональной подготовки выберет подходящие кандидатуры студентов-старшекурсников, проведет их дополнительное обучение».

Однако возникает закономерный вопрос: насколько такая инициатива целесообразна с экономической точки зрения? Полный день работать студенты не смогут из-за учебы, количество мобилизованных на разных предприятиях разнится, даже выпускники не обладают той квалификацией, которая зачастую необходима организациям. Как все это будет организовано — от региональных властей объяснения нет.

Своим мнением на этот счет поделился экономист Вячеслав Ширяев:
«Три соображения. Номер один: это, разумеется, работа со смыслами. Такой косплей Великой Отечественной войны, когда ушедшие на фронт должны быть заменены подрастающим поколением, из-за парт вытащенным.

Встать у станка должны на смену ушедшим отцам дети. Конечно же, это все попытка придать вот этой трудовой мобилизации некий флер чего-то священного. Мы наблюдаем это во всех действиях власти, иначе наш народ трудно убедить в том, что это нужно делать.

Второе — что касается квалификации. Разумеется, мы все последние годы — предпринимательское сообщество, образовательное сообщество — говорим о разрыве между запросами экономики и системой образования. Очень сильно разошлось то, что хочет сама молодежь, с тем, что нужно индустрии или сфере услуг. На всех совещаниях, обсуждениях, в Госдуме или других органах власти звучит мысль о том, что «нужно готовить по заказу субъектов экономической деятельности» — чтобы они непосредственно участвовали в подготовке кадров, приходили в вузы, колледжи, техникумы и помогали «сделать» тех специалистов, которые нужны им. Этого реально не происходило очень долгое время. Только какие-то отдельные случаи можно привести. Есть такой город Северодвинск, там есть такой Севмашвтуз, который готовит кадры для Севмаш-предприятий, которые производят атомные подводные лодки. И вот эта сцепка производства и образования — она, на мой взгляд, там еще как-то сохранилась.

Но в большинстве своем получение высшего образования стало просто формальностью — надо получить диплом, родители требуют, откосить от армии и так далее. Но сама образовательная функция высшего — она перестала выполнять свою задачу. В связи с чем появление этих молодых людей на производстве, на мой взгляд, такое косметическое средство. То есть они формально могут заместить каких-то специалистов, но выполнить тот функционал в нужном объеме и качестве, который выполнял ушедший в войска, конечно же, они не смогут.

Третье соображение заключается в том, что нужно проводить определенные разграничения между тем, что мобилизовали специалиста — токаря или сварщика, не важно, кого — низкой квалификации или высокой. Потому что высокая квалификация не случается в стенах вуза, колледжа или техникума. Навыки нарабатываются за время работы человека на производстве.

Читайте также

Читайте также

Равнение на лопату

Как были устроены трудовые армии СССР

Если же забрали человека низкой квалификации, то его, наверное, легче заменить, и то — вопрос. А если вы забрали человека высокой квалификации, то заменить его студентом невозможно.

Ну поставьте студента на вакуумную или аргоновую сварку, которые требуются, например, для производства корпуса подлодки, — и посмотрите, что у него получится. И так — в любой сфере.

Поэтому заменить специалистов, работающих на производствах, невозможно, или даже в сфере услуг, или в производстве контента, в банковских услугах, а уж в медицине — тем более. Зачем тогда? Возвращаясь к первому пункту: важно сейчас вбросить это — мне кажется, здесь больше пиар-составляющая, что «вот, мы сейчас заменим». Но на практике это невозможно».

Сергей Цивилев с мобилизованными. Фото: соцсети 

В распоряжении губернатора и на сайте правительства региона не оказалось также никаких пояснений касательно юридической стороны вопроса. Будут ли заключать со студентами, например, трудовой договор? И что будет с трудоустройством тех, кто ушел в войска, ведь согласно указам президента рабочие места за ними сохраняются?

На мои вопросы также ответили юристы правозащитного проекта «Первого отдела»:

— Трудовой договор между работником и работодателем будет приостановлен на время службы: это не только призыв по мобилизации, но и заключение контракта о военной службе или о добровольном содействии. Говоря более конкретно, работодатель издает приказ о приостановке трудового договора по заявлению сотрудника, также прилагающего копию повестки о призыве по мобилизации или уведомление о заключении контракта. Период приостановки засчитывают в трудовой стаж.

— Как сейчас регламентируется изменение или прекращение действия трудового договора с работником организации, которому пришла повестка в военкомат? Может ли студент работать на его месте?

— Работодатель вправе заключить срочный трудовой договор с третьим лицом (студентом) для исполнения обязанностей отсутствующего работника. Действие приостановленного трудового договора возобновят в день выхода сотрудника на работу в течение трех месяцев после окончания службы (контракта). О выходе на работу сотрудник должен предупредить не позже чем за три рабочих дня.

— Как вам кажется, будет ли такая практика распространена на другие регионы России?

— Никаких принципиальных правовых ограничений для распространения на другие регионы практики «трудовой мобилизации» студентов нет. Последние могут как самостоятельно устраиваться на предприятия, заключая срочный трудовой договор, так и проходить, например, производственную практику, и в этих отношениях уже будет участвовать также учебное заведение. В этом случае отношения могут регулироваться договором между учебным заведением и предприятием (местом практики) или же дополнительно может заключаться трудовой или гражданско-правовой договор между практикантом и организацией. Как видно, способов оформить такие отношения достаточно. Как раз распоряжение губернатора Кемеровской области содержит именно рекомендацию об организации практики на предприятиях.

Экономика России переживает беспрецедентно тяжелые времена: санкционное давление (недавно принят уже восьмой пакет) затронуло все сферы жизни: от бытовых покупок и платежей до космической промышленности и авиастроения. Государство, по идее, должно быть заинтересовано в сохранении рабочей силы и человеческого капитала внутри страны (а ведь уехали из России в вынужденную эмиграцию сотни тысяч людей), но вместо этого специалисты уехали за тысячи километров от своих рабочих мест, что уже сказывается на деятельности средних и малых предприятий.

Конечно, ни о какой, даже частичной, компенсации за счет студентов быть не может. И если кемеровская инициатива получит распространение, то будет преследовать исключительно пропагандистские цели.

Что же касается самих студентов, то они особо не беспокоятся, по крайней мере, бурных обсуждений в учебных чатах нет, а комментировать то, чего нет, студенты не стремятся. Отношение — как к очередному субботнику.

Иркутск — следующий

Экономические проблемы, связанные с частичной мобилизацией, продолжают давать о себе знать в разных регионах страны.

Кирилл Клоков. Фото: altairk.ru

Вот, что заявил в понедельник глава иркутского областного Минтруда Кирилл Клоков: «Частичная мобилизация прежде всего затронула рабочие кадры. В основном речь идет о специалистах, которые управляют машинами и механизмами: водители, в том числе тяжелой техники, бульдозеристы, слесари по ремонту автомобилей и дорожно-строительных машин и иные».

Министерство также сообщило, что за предприятиями региона закреплены 94 куратора от ведомства, а всего в сформированной базе вакансий больше 29 тысяч предложений от 3,8 тысячи работодателей.

По словам Клокова, власти Иркутской области планируют подбирать людей на эти места из числа безработных, а также студентов без опыта работы.

Уже на основе Кемеровской и Иркутской областей можно сделать вывод, что инициатива о создании «студенческих трудовых армий», вероятно, найдет поддержку в разных регионах. Но по-прежнему остается неясно: кто и как будет оплачивать труд этих работников? Будет выплачен полный оклад профессионала, ушедшего в войска, или зарплата будет меньше? Насколько это будет добровольно? Как студенты будут совмещать это с учебой и экзаменами? И что будет, если не получится набрать необходимое количество кадров?

Одним словом, в решении экономических проблем власть в который раз использует полумеры; чиновники, не сумевшие правильно организовать частичную мобилизацию — ведь главное было отчитаться в срок о количестве — пытаются отделаться шумными призывами и «палочными» механизмами. Но как в СССР уже не получится…

Несмотря на заявления минтруда Иркутской области о профессиональной переподготовке или повышения квалификации до нужного уровня для безработных, очевидно: в сложившейся ситуации власть, как федеральная, так и региональная, не понимает, что дальше делать.

Этот материал входит в подписку

«Новая рассказ-газета»

Журнал о том, что с нами происходит

Добавляйте в Конструктор свои источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы

Войдите в профиль, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах

ДЕЛАЕМ ЧЕСТНУЮ ЖУРНАЛИСТИКУ ВМЕСТЕ

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься честной журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

  • Банковская карта
  • SberPay
  • Альфа-Клик
  • ЮMoney
  • Реквизиты
Нажимая кнопку «Стать соучастником», я принимаю условия и подтверждаю свое гражданство РФ
shareprint

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.

Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow