КомментарийПолитика

«Сумма» наказаний

Гособвинение запросило Зиявудину Магомедову 24 года колонии строгого режима, а его брату — 21 год

Ирек Муртазин, спецкор «Новой газеты»

Зиявудин Магомедов. Фото: Арден Аркман / «Новая газета»

19 октября в Мещанском районном суде Москвы начались прения сторон по громкому уголовному делу в отношении главы группы «Сумма» Зиявудина Магомедова, его старшего брата, экс-сенатора Магомеда Магомедова, и еще четверых соучастников целой серии якобы совершенных экономических преступлений, которые оперативники и следователи разглядели в финансово-хозяйственной деятельности группы «Сумма» и собрали в 721 том уголовного дела (по 250 листов каждом томе) и в 126 упаковок вещественных доказательств.

Первым в прениях выступило обвинение и потребовало приговорить Зиявудина Магомедова к 24 годам колонии строгого режима. Магомеда Магомедова прокуратура желает видеть в тюремной робе 21 год — до 31 марта 2039 года (срок исчисляется с момента ареста).

Бывшего руководителя компании «Интэкс», входящей в группу «Сумма», Артура Максидова прокурор предложил приговорить к 18 годам, к такому же сроку — экс-гендиректора АО «Объединенная зерновая компания» (ОЗК) Сергея Полякова. Топ-менеджеру ОЗК Роману Грибанову просят назначить наказание в виде 16 лет колонии строгого режима.

Самый «гуманный» срок — восемь лет колонии — обвинение запросило гендиректору компании «Энергия-М» Юрию Петрову. Петров — единственный фигурант этого уголовного дела, к которому не удалось подтянуть статью 210 УК (создание и участие в организованном преступном сообществе).

ООО «Энергия-М», которое возглавлял Юрий Петров, было одним из поставщиков оборудования для электрической подстанции «Василеостровская» в Санкт-Петербурге. Оборудование поставлено, подстанция смонтирована и уже давно эксплуатируется, но следствие и прокуратура посчитали договор, заключенный с ООО «Энергия-М», фиктивным, а коммерческо-хозяйственную деятельность предприятия — преступной.

Надо сказать, что электрическая подстанция «Василеостровская» была введена в эксплуатацию еще 29 ноября 2014 года. Именно в этот день завершилось возведение энергетического кольца вокруг Санкт-Петербурга, когда все элементы энергоснабжения мегаполиса — подстанции и линии электропередач — замкнулись, обеспечив двухстороннее питание. Уже восемь лет бесперебойное электроснабжение потребителей гарантировано даже в случае аварийного отключения каких-то элементов кольца.

Электрическая подстанция «Василеостровская». Фото: «Россети»

Чтобы разместить оборудование электрической подстанции «Василеостровская», пришлось возвести специальное пятиэтажное здание размером 40 на 40 метров. Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы, которая выступала в качестве заказчика и генерального подрядчика капитального строительства, реконструкции и технического перевооружения всего электросетевого комплекса России, уже на стадии проектирования подстанции «Василеостровская» не уставала подчеркивать, что это очень сложный проект, предусматривающий не только строительство подстанции, но и прокладку кабельных сетей по дну Финского залива. То, что сложно, — как правило, и дорого. Инвестиционный проект строительства подстанции «Василеостровская» стоимостью порядка восьми миллиардов рублей был реализован в рамках соглашения между ОАО «ФСК ЕЭС» и Правительством Санкт-Петербурга «О выполнении мероприятий по обеспечению надежного электроснабжения и созданию условий для присоединения к электрическим сетям потребителей города».

Разработкой проектной документации подстанции занимался специальный институт. По завершении подготовки проекта был объявлен тендер, выбран победитель. Им стало ОАО «ГлобалЭлектроСервис», входящее в группу «Сумма». После того как были проведены авансовые платежи, началась работа.

Но когда импортное оборудование уже было закуплено и завезено в Россию, когда уже шли пусконаладочные работы, в ФСК призадумались: а не переплатили ли мы?

И начали вести с подрядчиком переговоры о снижении стоимости контракта. Не договорись. Обратились в правоохранительные органы.

Точно такая же история произошла с подстанцией «Майя» в Якутии. На стадии формирования условий тендера, выявления победителя, закупки оборудования и начала строительно-монтажных работ у ФСК не было претензий к подрядчику. Монополист российского рынка магистральных электрических сетей, ФСК распространяла пресс-релизы такого содержания: «Реализация данного проекта позволит соединить изолированный центральный энергорайон Якутии с объединенной энергосистемой Востока, создаст условия для присоединения новых потребителей и экономического развития юга республики».

Однако в какой-то момент сделка по «Майе» перестала казаться заказчику такой уж замечательной. И в «деле Магомедовых» появился еще один эпизод.

Новое оборудование на подстанции «Майя» в Якутии. Фото: ИА «Якутия24»

Между тем в статье 43 УК прописано, что цель уголовного наказания — восстановление социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений. Следуя логике этой статьи Уголовного кодекса, ради восстановления социальной справедливости подстанцию «Василеостровская» в Санкт-Петербурге и подстанцию «Майя» в Якутии необходимо демонтировать, а всех предпринимателей России строго-настрого предупредить, что участие в госконтрактах чревато уголовным преследованием даже в случае выполнения принятых на себя обязательств.

Подобным откровенным абсурдом несет от всего уголовного дела «братьев Магомедовых». От всех девяти эпизодов особо крупного мошенничества (ч. 4 ст. 159 УК) и одного эпизода растраты (ч. 4 ст. 160 УК). А тем более от обвинения в «создании организованного преступного сообщества» (ч. 1 ст. 210 УК).

Зиявудина и Магомеда Магомедовых арестовали и отправили в Лефортово 31 марта 2018 года. В апреле прошлого года в Мещанском районном суде Москвы началось рассмотрение уголовного дела. И уже полтора года я и моя коллега Вера Челищева ходим на этот процесс, к которому пресса давно потеряла интерес. И дело даже не в спецоперации и частичной мобилизации, отодвинувших на обочину информационного поля все другие события. Дело скорее в заведомости итога судебного процесса. И в самом деле,

какой смысл наблюдать за процессом, приговор по которому, по всей видимости, уже известен? Какой смысл снова и снова чувствовать себя идиотом, пытаясь доказать очевидное?

Для примера. Эпизод, связанный с деятельностью Объединенной зерновой компании. Обвинение настаивает, что Объединенная зерновая компания — это структурное подразделение организованного преступного сообщества братьев Магомедовых, специально созданное для хищения 20 миллионов долларов. Но это обвинение плохо стыкуется с тем, что Объединенная зерновая компания была создана еще 21 марта 2007 года. И создана государством. Для обеспечения «реализации экспортного потенциала российского зерна на мировом рынке» и «осуществления мер государственного регулирования зернового рынка». Это — цитата из президентского указа о преобразовании Федерального агентства по регулированию продовольственного рынка при Министерстве сельского хозяйства России в компанию ОЗК.

Фигуранты дела «Суммы». Фото: Арден Аркман / «Новая газета»

В конце 2011 года была проведена дополнительная эмиссия акций компании. У государства остались 50% плюс 1 акция, остальные акции приобрела группа «Сумма».

Но в Мещанском суде ОЗК обвинение представило компанию как специально созданную «для совершения тяжких преступлений».

Выходит, что это государство специально создало ОЗК для совершения тяжких преступлений? А без «специально создано» не клеится обвинение по ст. 210 УК.

Дело в том, что в январе 2020 года президент России Владимир Путин в Послании Федеральному собранию заявил о необходимости перестать использовать 210-ю статью как карательный инструмент против бизнеса. Госдума прислушалась к мнению президента России, и в апреле 2020 года в статью 210 УК были внесены поправки, которыми было запрещено привлекать к уголовной ответственности по этой статье учредителей, руководителей и сотрудников предприятий. Но Госдума оставила лазейку: если предприятие специально создано для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, то учредителей и руководителей такой компании можно привлекать к ответственности по статье 210.

Этой лазейкой и воспользовалось следствие. По версии которого группа «Сумма» — именно такая компания: созданная еще в 2010 году специально для растрат и хищений. А компании, входящие в группу «Сумма», — якобы структурные подразделения преступного сообщества.

Повторюсь, упомянутая Объединенная зерновая компания была создана еще 21 марта 2007 года. Почему это преступное сообщество не прекратило свое существование после ареста братьев Магомедовых?

Почему государство остается в учредителях этого предприятия, которое обвинение представляет компанией, специально созданной для совершения тяжких преступлений?

За полтора года судебного процесса в зале судебных заседаний Мещанского районного суда Москвы было допрошено две сотни свидетелей, оглашены сотни документов финансово-хозяйственной деятельности группы «Сумма». И чем больше я ходил на судебные заседания, тем больше недоумевал: а при чем тут статья 210 УК (организация преступного сообщества)?

Заседание суда по делу Суммы». Фото: Арден Аркман / «Новая газета»

В каком же мире, в какой системе координат живут сотрудники прокуратуры, если требуют 24 года колонии строгого режима для Зиявутдина Магомедова фактически за то, что тот создал огромный бизнес с миллиардными оборотами, десятками тысяч рабочих мест в России и за рубежом? За реконструкцию основной сцены Большого театра. За строительство федеральных трасс и нефтепроводов, возведение портового терминала в Приморске, строительство стадионов в Казани и Калининграде к чемпионату мира по футболу. За 20–25 миллиардов рублей налогов, которые «Сумма» ежегодно перечисляла в бюджеты всех уровней.

Видимо, не только я недоумеваю и сомневаюсь в том, что братья Магомедовы, как и другие фигуранты этого громкого уголовного дела, совершили то, в чем их обвиняют. В том, что братья Магомедовы — преступники, скорее всего, сомневаются и Герой Советского Союза Руслан Аушев, и известный предприниматель Геннадий Тимченко, и знаменитый музыкант Игорь Бутман, и двукратные олимпийские чемпионы, заслуженные советские и российские хоккеисты Александр Якушев и Алексей Касатонов. Иначе они не приходили бы в суд и не заявляли о готовности выступить личными поручителями обвиняемых.

Этот материал входит в подписку

Судовой журнал

Громкие процессы и хроника текущих репрессий

Добавляйте в Конструктор свои источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы

Войдите в профиль, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах

ДЕЛАЕМ ЧЕСТНУЮ ЖУРНАЛИСТИКУ ВМЕСТЕ

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься честной журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

  • Банковская карта
  • SberPay
  • Альфа-Клик
  • ЮMoney
  • Реквизиты
Нажимая кнопку «Стать соучастником», я принимаю условия и подтверждаю свое гражданство РФ
shareprint

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.

Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow