КомментарийЭкономика

Великая распродажа

Бизнесы иностранных компаний в России постепенно переходят к отечественным миллиардерам и неназванным инвесторам. Что теперь чье

Владимир Прокушев, отдел расследований «Новой»

Фото: Виталий Смольников / ТАСС

После начала специальной военной операции страну покидают иностранные компании и инвесторы, которые с большими потерями продают российские активы, стараясь избежать репутационных рисков в остальном мире. Российские власти, несмотря на публичную риторику проводов компаний и заявлений о замещении всего иностранного отечественным, в ряде случаев прямо препятствуют продаже российских активов иностранцами. В том числе благодаря этому дисконт при продаже иностранного бизнеса может достигать 50% от рыночной цены. Десятки крупных компаний уже обрели новых владельцев, еще десятки в процессе перехода к российским предпринимателям, которые ранее не планировали вкладываться в зачастую новые для себя отрасли. А в ряде случаев имена конечных собственников мы узнаем не скоро. Идет большой передел.

Добыча миллиардеров

Кроме знакомых российскому потребителю торговых брендов об уходе из страны после начала специальной военной операции заявили компании, занятые в критичной для отечественной экономики добывающей отрасли. О стремлении покинуть российский рынок заявили

  • британская BP,
  • англо-голландская Shell,
  • американская ExxonMobil,
  • а также французская Total,
  • итальянская Eni,
  • швейцарская Glencore
  • и норвежская Equinor.

Доли в совместных предприятиях Equinor и Total перешли к «Роснефти» Игоря Сечина, а доли этих компаний в Харьягинском месторождении — к государственной «Зарубежнефти». Shell также избавилась от российских активов — продала больше 400 АЗС и завод моторных масел в Торжке «Лукойлу» Вагита Алекперова, а «Газпром нефть» получила 50% компании в нефтепромысле «Гыдан Энерджи».

При этом российские власти фактически заблокировали Shell, а также корпорации ExxonMobil выход из нефтегазовых проектов «Сахалин-1» и «Сахалин-2». Shell не вошла в состав созданного властями нового оператора проекта — компании «Сахалинская энергия». Ожидается, что пакет компании будет продан после оценки, а деньги от продажи могут поступить компании уже после вычета «экологического и иного» ущерба. Выход из проекта ExxonMobil остановил напрямую президент Владимир Путин, подписавший указ, запрещающий инвесторам из «недружественных» стран выходить из стратегических проектов до конца года. В документе отдельно упоминается проект «Сахалин-1». Обе компании намерены обратиться в суд, если им не позволят выйти из этих проектов.

Остановили работу в России и крупнейшие нефтесервисные компании Schlumberger, Baker Hughes и Halliburton. Последняя продала активы местному менеджменту — с сентября российское юрлицо компании «Апстрим сервисес» перешло во владение компании «Бурсервис» из Республики Коми, соучредители которой — бывшие российские менеджеры Halliburton.

Открытие новых ресторанов быстрого обслуживания «Вкусно — и точка» на месте сети «Макдоналдс». Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

Канадская компания Kinross Gold, ежегодно добывавшая на российских рудниках до 15 тонн золота, продала свои активы Highland Gold Владислава Свиблова. При этом изначальная цена сделки должна была составлять 680 млн долларов, но правительственной комиссии по контролю за осуществлением иностранных инвестиций разрешила продать эти активы не более чем за половину изначальной стоимости.

Крупный иностранный табачный бизнес также получил новых российских владельцев-миллиардеров. Люди, близкие к партнерам крупнейшего российского табачного дистрибьютора «Мегаполис» Игорю Кесаеву и Сергею Кациеву, получили контроль над «Интернэшнл Тобакко Групп» британской Imperial Brands. Долю 75%, по данным ЕГРЮЛ, получил Николай Тяка — совладелец компании «Меркурий Пропертиз», основной акционер которой — Кесаев, а Кациев также владеет долей в этой фирме.

Еще один иностранный актив — завод по производству кофе в Тверской области, ранее принадлежавший финской компании Paulig, также перешел в собственность к связанному с миллиардерами предпринимателю — гражданину Индии Пикасу Сои. Ранее он работал в компании «Мегаполис» Кесаева и Кациева, но отмечается, что в покупку бизнесмен вложил собственные средства.

Читайте также

Читайте также

Решили рискнуть

Лукавые цифры в нестабильной ситуации. Почему правительство может ошибаться в экономических прогнозах

Приобрели активы иностранных компаний и еще несколько российских миллиардеров, несмотря на то, что для них эти активы не профильные. Совладелец «Норникеля» Владимир Потанин выкупил у французской Societe Generale Росбанк, ранее группа «Интеррос» приобрела 35% акций головной компании Тинькофф Банка. Совладелец «Фармстандарта» Виктор Харитонин через Augment Investments Limited планировал выкупить крупнейшего в стране производителя бумаги «Монди Сыктывкарский ЛПК». Компания сообщала, что сумма сделки, после одобрения правительственной комиссии и антимонопольщиков, составит 95 млрд рублей. По данным «Новой», стороны все еще ожидают решения властей.

Неназванные инвесторы

Не все покупатели имущества уходящих из России компаний приобретают активы публично. Например, чешская инвестиционная группа PPF продала банк «Хоум Кредит» неназванным российским инвесторам во главе с председателем совета директоров «СПБ Биржи» Иваном Тырышкиным. Последний говорил, что его партнеры — это «коллеги и знакомые».

Сеть строительных супермаркетов немецкой компании «ОБИ» выкупил непубличный бизнесмен Йозеф Лиокумович. Контрольный пакет компании он приобрел, по его собственным словам, за 600 рублей. Ожидается, что остальные 40% долей перейдут также к неназванным инвесторам. Сейчас эти доли, согласно ЕГРЮЛ, у группы инвестиционно-строительных компаний Max, ее учредитель, кроме Лиокумовича, Илья Колобков — совладелец Московского института экзистенциальных исследований, а также компании «Самис», специализирующейся на строительстве бань и саун.

Якобы номинальным владельцем, к которому перешел иностранный бизнес, называют и покупателя сети фастфуда «Макдоналдс», переименованного во «Вкусно — и точка», Александра Говора.

Предприниматель управлял 25 ресторанами сети в Сибири и занимался угольным бизнесом, девелопментом и нефтепереработкой. При этом большая часть его компаний, включая франшизу «Макдоналдс», последние годы работали в убыток.

В июне 2022 года появилась информация, что компанию Говора для покупки американской сети ресторанов якобы мог финансировать Совкомбанк, находящийся под санкциями США. Сам Говор, а также кредитное учреждение эту информацию отрицали.

В начале сентября Говор также приобрел за 151 млн евро российский бизнес финской упаковочной компании Huhtamaki — производителя одноразовой посуды.

Политики

Успешный бизнес с большим дисконтом приобрели бывшие и действующие чиновники. Группа «Дело» сооснователя партии «Родина», экс-депутата Госдумы Сергея Шишкарева купила долю датской компании-перевозчика Maersk в российском операторе портовых терминалов Global Ports. Группа «Синдика» сенатора от Кабардино-Балкарии Арсена Канокова стала совладельцем российской сети американских кофеен Starbucks. Вместе с сенатором совладельцами кофеен стали рэпер Тимати и ресторатор Антон Пинский.

Рэпер Тимати во время открытия первой флагманской кофейни Stars Coffee на Новом Арбате. Фото: Dmitry Serebryakov / ТАСС

Отжим цемента

Известно как минимум об одном случае попытки захвата иностранной компании, сворачивающей бизнес в России. Международный производитель стройматериалов Holcim Group, владеющий четырьмя заводами по производству цемента, заявил о попытке рейдерского захвата бизнеса. Компания получила иски, зарегистрированные в суде города Грозный Чеченской Республики.

Читайте также

Читайте также

Рецепт «спасения»: дешевый труд, дефицит, безработица

Что будет с бюджетом? Лучше бы нам не этого знать!

Российское юридическое лицо Holcim пытались перерегистрировать на некоего Евгения Костюкевича, который объявил себя новым владельцем бизнеса. Костюкевич оказался ранее судимым и состоящим на учете у врача-психиатра жителем поселка Гайны Пермского края. Он никогда не занимался бизнесом и не работал на руководящих должностях.

Согласно изученным «Новой газетой» данным реестра юридических лиц,

десятки российских филиалов, в том числе крупных компаний, находятся в процессе подготовки или перерегистрации бизнеса на новых российских собственников.

Значительная часть новых владельцев по уже состоявшимся сделкам — российские менеджеры этих же компаний. Такие сделки де-факто могут оказаться передачей в «доверительное управление» российских активов иностранного бизнеса в ожидании более выгодных предложений о покупке. В этом случае в ближайшей перспективе можно ожидать переход этих компаний другим владельцам. Кто в итоге станет бенефициаром этого большого передела, ставшим следствием СВО, узнаем далеко не сразу.

Этот материал входит в подписку

Про ваши деньги

Экономика, история, госплан: блиц-комментарии

shareprint

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.

Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow