КомментарийПолитика

Нобель как соломинка, а группировка — «шоб было»

Сможет ли премия мира помочь Лукашенко выкрутиться и зачем ему разворачивать то, чего нет

Ирина Халип

Президент Беларуси Александр Лукашенко во время совещания по вопросам безопасности. Фото: Николай Петров / БелТА / ТАСС

Последнее дело — искать логику в действиях Александра Лукашенко. И уж совсем распоследнее — надеяться, что хотя бы где-то в недрах вегетативной нервной системы эта логика все-таки есть, просто не всегда понятна.

Два события понедельника — решение о развертывании совместной региональной группировки войск на юге Беларуси и прямое переподчинение КГБ лично Александру Лукашенко кажутся взаимосвязанными. Но прямой связи в этих действиях нет.

КГБ и без того подчинялся лично Лукашенко. В «Положении о комитете государственной безопасности» всегда было написано, что его председатель подчиняется лично президенту страны, а по вопросам, отнесенным к компетенции совета министров, — еще и премьер-министру. В действительности все премьеры предпочитали держаться подальше от КГБ ради собственной, а не государственной безопасности. Никто не припомнит в белорусской истории случая, чтобы глава правительства давал поручения, подписывал распоряжения или просто принимал с докладом председателя КГБ. Так что

громкое на первый взгляд заявление Лукашенко — это шевеление усами. Символический жест, призванный кого-нибудь еще запугать — в случае, если таковые, непуганые, остались в Беларуси.

С развертыванием совместной группировки войск все вообще пока непонятно. В уши журналистам и тем, кто должен сидеть, слушать и конспектировать, льется одна и та же ложь. Лукашенко говорит, что он лично принял решение во время встречи с Владимиром Путиным 7 октября в Санкт-Петербурге.

Тогда он прилетел на неформальный саммит глав СНГ с сертификатом на трактор «Беларус» в качестве подарка Путину на юбилей. Президенты азиатских государств везли дыни и арбузы, а президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев наградил юбиляра орденом «Олий даражали Дустлик». После пятичасового саммита, который проходил в традициях восточного застолья, с взаимными благодарностями и славословиями, проводив гостей, Владимир Путин уединился с Александром Лукашенко еще на час. Вот тогда-то, заявил в понедельник на совещании с военными Лукашенко, они все и решили. И после этого все выходные шла подготовка к развертыванию группировки по его, Лукашенко, личному распоряжению. Правда, председатель думского комитета по обороне Картополов заявил, что вся эта группировка — исключительно ради спокойствия Александра Григорьевича и по его просьбе. Так что согласовывать ложь так и не научились.

В понедельник, проводя совещание с силовиками, Александр Лукашенко объяснял скорое прибытие российских военных, как всегда, польской угрозой:

якобы власти Польши просят у Америки ядерное оружие, чтобы разместить его у белорусской границы, и группировка — всего лишь адекватный ответ на новые вызовы.

Министр обороны Беларуси Виктор Хренин. Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

Во вторник в той же риторике выступил министр обороны Беларуси Виктор Хренин: «Задачи региональной группировки войск сугубо оборонительные. А все мероприятия, проводимые в настоящий момент, направлены на адекватное реагирование на действия вблизи наших границ». И обратился к украинцам: «Вы не хотите с нами войны — мы не хотим ее тоже. Не провоцируйте нас — мы с вами воевать не собираемся. Ни с литовцами, ни с поляками, ни тем более с украинцами мы воевать не хотим. Если и вы не хотите и не будете предпринимать неправильные шаги, значит, войны не будет». Хренин продолжил и развил простую мысль Лукашенко: мы воевать не собираемся, но родной земли и пяди не отдадим, вот и усиливаем оборону, чтобы к нам инсургенты не лезли.

В Беларуси ничего за последние дни и не изменилось: военкоматы не рассылают повестки резервистам, люди не скупают соль и спички, а КГБ, переподчиненный де-юре, вовсе не усилил активность (она и так предельна уже два года, после протестов 2020 года). Правда, по белорусским чатам начали рассылать сообщения о ракетных ударах по Минску и жертвах, предлагая перейти по ссылке для подробностей, но это мошенники быстро отреагировали на ситуацию и за считанные часы придумали новую схему кражи персональных данных и получения доступа к личным аккаунтам. Эти всегда реагируют быстро и эффективно.

Министр иностранных дел Литвы Габриэлюс Ландсбергис. Фото: Petr David Josek / AP / TASS

Министры иностранных дел Франции и Чехии предупредили Лукашенко, что если он втянет Беларусь в боевые действия либо окажет дополнительную поддержку России, то режим столкнется с новыми санкциями. А вот министр иностранных дел Литвы Габриэлюс Ландсбергис во вторник в Сейме сказал журналистам, что, по его мнению, Лукашенко просто выполняет задачу создать дополнительные проблемы для украинцев и заставить их сконцентрировать силы в северной части Украины, на границе с Беларусью. А это, в свою очередь, ослабит войска на востоке страны. Громкие же заявления Лукашенко о Польше, которая просит ядерное оружие, и о втором фронте, который Запад хочет организовать с помощью белорусских эмигрантов, Ландсбергис назвал криком Лукашенко о помощи.

Читайте также

Читайте также

Победителей судят и преследуют

Алесь Беляцкий в тюрьме, «Мемориал»* ликвидирован, «Центр гражданских свобод» — в зоне боевых действий. Присуждение им премии мира — лучшее решение Нобелевского комитета

Проблема в том, что у Лукашенко вовсе нет нужды кричать. Да, экономика Беларуси после введения санкций зависит от России еще больше, чем раньше, и отчаянно нуждается в российских дотациях. Да, союзничество с агрессором и предоставление своих территорий для размещения войск сделало Лукашенко еще большим изгоем, чем раньше. Да, его власть два последних года держится только на штыках, и зависимость от силовиков, выполняющих приказы, уже сопоставима с зависимостью от российских денег. Но одновременно с группировкой-антикозырем он получил козырь — лауреата Нобелевской премии мира Алеся Беляцкого, сидящего в СИЗО № 1 Минска в ожидании суда. Уже второго — первый раз Алесь Беляцкий был арестован в 2011 году и приговорен к четырем годам лишения свободы.

Белорусский правозащитник Алесь Беляцкий на заседании суда в Минске, 2011 год. Фото: AP Photo / Sergei Grits, File / ТАСС

И освобождение Беляцкого одновременно с амнистией (ее проект уже на депутатском рассмотрении) открыл бы новое окно возможностей и путь к переговорам с Западом. Освобождение нобелевского лауреата приветствовала бы вся планета, и на этом фоне, пообещав, к примеру, пересмотр политических дел (пересмотреть ведь — не отменить, всеми этими кунштюками Лукашенко овладел давно и в совершенстве, и раздавать обещания любит и умеет), он смог бы выторговать как минимум смягчение санкций, а то и серьезную помощь. На фоне России — чем не лапочка.

Вот только для белорусов и особенно для тысяч политзаключенных и десятков тысяч бежавших из страны краски остаются прежними. Но белорусы известны своей терпимостью, да и тюрьма с эмиграцией — не военные действия. Именно так иногда рассуждают на Западе. Realpolitik на фоне взрывов всегда выглядит особенно уродливо, и Лукашенко легко мог бы воспользоваться неожиданным подарком в виде сидящего Беляцкого.

Но это, опять-таки, если искать в его действиях логику. А в случае Лукашенко действуют рефлексы. И никогда не угадаешь направление броска.

Этот материал входит в подписки

«Новая рассказ-газета»

Журнал о том, что с нами происходит

Другой мир: что там

Собкоры «Новой» и эксперты — о жизни «за бугром»

shareprint

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.

Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow