РепортажиПолитика

Судьба нерезидента

Тысячи россиян сейчас понимают, каково быть мигрантами: снимать квартиры в складчину и браться за любую работу. Заметки из Казахстана

Иван Жилин

Казахстан. Очередь на получение ИНН в центре обслуживания населения. Фото: Владимир Третьяков / NUR.KZ via AP / ТАСС

Россияне и жители государств Центральной Азии поменялись местами. Помните мигрантов на улицах Москвы, Петербурга и других крупных городов? Если вам удалось пересечь границу РФ, поздравляем: теперь мигрант — это вы. По данным и.о. главы комитета миграционной службы Казахстана Аслана Аталыкова, республика сейчас принимает до 20 тысяч россиян в сутки (больше, чем какая-либо другая страна). Об отношении к нашим согражданам в Казахстане «Новая газета» уже рассказывала. А с какими бытовыми трудностями придется столкнуться? Об этом — в путевых заметках нашего специального корреспондента.

Читайте также

Читайте также

Евразийский союз спасения

Особенности быта россиянина в Казахстане: цены, трудности, отношения

***

В поезде Костанай — Алматы половина пассажиров с красными загранпаспортами. Мои соседи, помимо россиян, двое граждан Казахстана — казах и русский, воевавшие в Афганистане. Едут на встречу сослуживцев. Неожиданно быстро в вагоне заканчиваются стаканы, и «афганцы» предлагают нам свои.

— Ведь спроси нас сейчас, за что мы воевали в Афганистане, — мы ответим, что и сами не знаем. Нам говорили, что если бы не мы, то туда бы пришли американцы. В итоге там побывали и мы, и американцы — и все бесславно. Казахстан — хорошая страна, парень, — говорит русский «афганец». — Здесь все спокойно.

На первой плацкарте едет молодой человек, которого я легко бы принял за местного. Но он — из Башкортостана. Исхак говорит, что планирует работать на стройке в Алматы.

— Денег предлагают немного — 120 000 тенге в месяц (около 16 000 рублей). Столько же стоит снять «однушку». Но мы едем вместе с другом: по 60 000 за аренду, остальное — на жизнь. Очень много сейчас ребят из Башкирии в Казахстан едут, — рассказывает он. — Я много где до этого работал: и в Петербурге, и в Уфе, даже элитное жилье в Абхазии строил. Конечно, везде платили больше. В Абхазии 200 000 рублей в месяц получалось.

Но сейчас время другое — просто взялся за первую попавшуюся работу. Надо осмотреться и либо поискать другие вакансии, либо — лететь в Турцию, там зарплаты даже выше российских.

Исхак говорит, что уехал из страны с 40 тысячами рублей в кармане и почти без вещей. Думал, что в Казахстане будет тепло, но по приезде выяснилось, что в Костанае 8 градусов, а в Алматы — всего 15.

— Приоделся не задорого: теплую куртку купил, теплые штаны, ботинки — всего семь тысяч потратил. В России только куртку на эти деньги купить можно, — говорит он.

В Костанае в день нашего отъезда волонтеры раздавали теплые вещи бесплатно.

Исхак будет снимать квартиру в складчину с другом, а Николай, едущий со мной на соседней полке, — с пятью знакомыми из Екатеринбурга и Москвы: шесть человек в трехкомнатной квартире. Он показывает фото: очень скромная обстановка, старый линолеум, потрескавшаяся плитка в коридоре, в комнатах — только кровати, шкафы и два небольших столика. Хрущевка, первый этаж.

— Цена в объявлении была 180 000 тенге (24 000 рублей). Но когда хозяйка узнала, что будут жить шесть человек, сразу повысила до 230 000 (~ 30 600 рублей), а на следующий день сказала, что посоветовалась с мужем и может сдать только за 300 000 тенге (40 000 рублей). И это притом что в квартире нет интернета, утюга, даже постельного белья, — говорит Николай. — Если разбить оплату на шестерых, то получится по 50 000 тенге с человека, меньше 10 000 рублей. Вполне сносно. А что еще делать?

Без денег, впрочем, и в России остается лишь задаваться вопросом: «Что делать?»

Очередь перед входом в ЦОН. Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

***

2 марта этого года часть российской финансовой системы отключили от SWIFT. И хотя Казахстан — дружественное РФ государство, карты Visa и Mastercard, выпущенные российскими банками, здесь так же, как и в других странах, превращаются в кусок пластика. Карты «Мир», согласно официальным заявлениям, принимаются в Bereke Bank (бывший Сбербанк Казахстана) и в ВТБ-Казахстан. Обе кредитные организации — не лидеры банковского сектора страны, и потому те россияне, которые планируют оставаться в Казахстане долго, неизбежно сталкиваются с необходимостью завести «местную карту». Но для этого — нужно получить индивидуальный идентификационный номер (ИИН), который выдают в Центрах обслуживания населения (ЦОН), аналогах российских МФЦ.

Алматы, 30 сентября. 11 утра. У входа в ЦОН, специально выделенного для обслуживания россиян, стоит толпа человек из ста-ста пятидесяти. Внутри — в три раза больше.

Две длинных очереди: за талоном на получение ИИН и за нотариальным переводом документов — для тех, кто въехал в Казахстан по внутреннему паспорту РФ. Приглашения на собеседование люди ждут в уставленном скамейками спортивном зале (под ЦОН переоборудовали здание производственно-складского комплекса).

Александр, продакт-менеджер из Санкт-Петербурга, получает талон № 945. Перед ним в очереди — более 500 человек.

— Мужики, мужики — за красную линию, — командует ожидающими в зале сотрудник ЦОНа. — Не толпимся у входа, пожалуйста.

Люди дисциплинированно отходят за черту, но через минут десять рядом с входом, над которым висит экран с номерами талонов и вызовом на собеседование, вновь образуется толпа.

Ожидающие приглашения на собеседование. Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

Александр рассказывает, что де-факто уже нашел себе работу в Казахстане: будет развивать местный турбизнес.

— Тут же много всего можно посмотреть: и море, и Тянь-Шань, и исторические достопримечательности.

При этом вы раньше хоть раз были в Казахстане? — спрашивает он. Признаю, что за три года жизни на Урале, вблизи этой страны, у меня мысли поехать сюда почему-то не возникало.

— Вот, — продолжает Александр. — Потому что они действительно плохо «продают» свой туристический потенциал: информации о Казахстане мало, а та, что есть, — очень топорная. И меня сюда просто пригласил знакомый, сказал: сделай нам продажи! Теперь нужно только оформить документы.

Пока мы разговариваем, к нам подходит еще один работник сферы продаж из России. Говорит, услышал наш разговор и тоже заинтересовался работой.

— Оставь свой контакт, — говорит ему Александр. — Я буду перестраивать всю команду, позвоню тебе: поговорим, посмотрим, что умеешь. Профи всегда нужны.

В очереди за пловом разговариваем с инженером из Перми Геннадием. Он рассказывает, что приехал в Алматы к родственникам еще в конце августа. Думал пробыть здесь месяц, но 21 сентября — сказал семье приезжать к нему.

— У меня две дочки, и со школой я уже все выяснил, — говорит он. — В каждой школе Алматы есть русские классы, куда наших детей принимают по российским документам. Пришел в школу около дома, спросил директора, можно ли будет у них учиться, она сказала: «Конечно». В октябре уже пойдем.

— А какие-то дополнительные условия были? — спрашиваю я. — Дооформить документы или, прости господи, денег заплатить?

— В том-то и дело, что нет. Сам удивлен. Ну регистрацию нужно оформить. Но ее в любом случае нужно оформлять, если хочешь остаться. У меня с этим нет проблем, потому что родственники здесь.

Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

О регистрации я спрашивал многих россиян: проблем с ней ни у кого не возникало. Арендодатели в большинстве своем спокойно дают временную регистрацию приезжим: тем более сейчас, когда квартиры в Казахстане сдаются по ценам выше рынка и когда стоимость аренды превышает средние зарплаты.

Каждый хочет получить своего «золотого» квартиранта, пусть даже и сходив в миграционную службу, чтобы оформить ему регистрацию. Это — взаимовыгодное сотрудничество.

Очередь из 500 человек на поверку оказывается не таким уж серьезным испытанием: для обслуживания россиян привлекли 41 специалиста. Через два часа Александр из Санкт-Петербурга идет на собеседование, которое занимает около пяти минут.

— Вопросов никаких не задавали, просто отсканировали загранпаспорт и сфотографировали, — говорит он. — Документ будет готов через четыре дня.

На следующий день от него приходит SMS: «ИИН уже готов!»

Читайте также

Читайте также

Исход

Репортаж Надежды Андреевой с саратовского участка границы с Казахстаном

***

Новая жизнь россиян в Казахстане и похожа, и не похожа на жизнь мигрантов в России. Да, люди снимают квартиры на шестерых, стоят в гигантских очередях и часто соглашаются на любую работу. Но! И местные жители, и госорганы относятся к приезжим с подчеркнутым соучастием. Что говорить, из-за наплыва приезжих миграционная служба упростила порядок получения тех самых ИИН: теперь их отправляют в электронном виде.

За неделю работы в Казахстане лишь один раз я слышал, что гражданину России сказали: «Всю жизнь-то бегать не получится». Это было в Костанае, в очереди за SIM-картами. Сказал это такой же русский человек, просто местный.

За эту же неделю я с десяток раз проходил мимо полицейских, и ни один из них даже не подумал «проверить документы».

Это государственная политика. «В последние дни к нам приезжает много людей из России. Мы должны проявить заботу о них и обеспечить им безопасность. Это политический и гуманитарный вопрос. Я поручил правительству принять необходимые меры», — сказал президент страны Касым-Жомарт Токаев. Поручение президента исполняется.

Костанай — Алматы

Этот материал входит в подписку

«Новая рассказ-газета»

Журнал о том, что с нами происходит

shareprint

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.

Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow