СюжетыОбщество

«Сегодня реву целый день»

Жены потенциальных новобранцев — о перспективах частичной мобилизации

Надежда Андреева, собкор «Новой газеты» по Саратовской области

Фото: Александр Демьянчук / ТАСС

Многодетная мама Айрин мало интересуется политическими новостями. О частичной мобилизации узнала от свекрови. «Она живет в селе, где мы раньше были прописаны. Сегодня она позвонила и рассказала, что в сельсовет пришло письмо из военкомата — спрашивают, где сейчас мой муж?» — говорит Айрин.

Два года назад семья переехала из отдаленного заволжского района в Саратов. Муж Айрин не встал на воинский учет по новому месту жительства. «Не потому, что от кого-то прятался. Просто руки не доходили, да и особой необходимости не видел. Срочную он отслужил десять лет назад. Был танкистом». Сегодня это одна из самых востребованных военно-учетных специальностей.

В семье трое детей. Один из сыновей — инвалид. У мальчика сахарный диабет первого типа. Согласно клиническим рекомендациям и стандартам оказания медпомощи, утвержденным Минздравом, пациенты с таким диагнозом имеют право бесплатно получить систему непрерывного мониторинга глюкозы (это сенсор с тончайшей иглой, который прикрепляется на живот или плечо и каждые пять минут измеряет уровень глюкозы в подкожной клетчатке, показания передаются на смартфон). Прибор позволяет больному вести почти обычный образ жизни.

По прошлогодним подсчетам депутатов Госдумы, на закупку систем мониторинга для всех 48 тысяч российских детей с диабетом требовалось 4 миллиарда рублей.

На это у державы денег не нашлось. Семьи покупают технику за свой счет или через многочисленные жалобы и суды выбивают у региональных властей.

Каждый месяц для мониторинга нужны сменные сенсоры. Родители тратят на это по 13 тысяч рублей в месяц (то есть всю детскую пенсию по инвалидности) — на 4 тысячи больше, чем в прошлом году. Датчики европейского производства подорожали. У китайских увеличились сроки доставки. Российские исчезли из продажи (на самом деле, отечественной была только упаковка, сам прибор производили в Ирландии).

Диабетикам положены бесплатные тест-полоски для глюкометра, но выдают их меньше, чем нужно. Время от времени Айрин покупает полоски сама. Коробка стоит около 500 рублей.

В нынешнем году саратовцам перестали выдавать американский инсулин хумалог. Пациенты боятся, что могут начаться перебои и с датским фиаспом.

Айрин находится в отпуске по уходу за младшим ребенком. Ее муж работает на мебельной фабрике. Каждый месяц семья платит 17 тысяч рублей за ипотеку. «ЖКУ в 3-комнатной квартире тоже влетают в копеечку. Школьные принадлежности, кредиты за технику… Просто не представляю, как потяну всё одна», — размышляет Айрин.

Ее родственники уже поучаствовали в спецоперации как военнослужащие по контракту.

«Одного брата ранили. Нога гниет, месяца два мотается по госпиталям. Другой много рассказывал об условиях службы там — как они питались, как мылись», — вздыхает женщина.

Армия не отпускает

«Сегодня реву целый день», — саратовчанка Вика рассматривает цветную таблицу, объясняющую, в каком порядке будут призывать военнослужащих запаса, и снова размазывает тушь. Ее муж Сергей — 44-летний майор запаса химических войск — проходит по первому разряду.

Сергей поступил в военное училище в конце 1990-х, когда армейская карьера не обещала ничего, кроме нищеты. Но родители, живя в деревне, не смогли бы содержать в городе сына-студента гражданского вуза.

После выпуска Сергея с женой отправили в отдаленный гарнизон, «пять панельных пятиэтажек и степь вокруг». Несколько месяцев молодая семья питалась консервами из пайка, чтобы накопить на телевизор.

Саратовец служил в отделе локализации аварийных ситуаций. Химоружие на старом складе хранилось в бочках, которые иногда текли. Аварийщики вручную снимали прохудившуюся емкость, выпиливали загрязненные участки стеллажей.

Первые годы Сергей приходил со службы домой раз в неделю. «Как правило, у тех, кто служит в батальоне, долго не бывает детей. Все удивлялись, когда мы успели сделать троих», — смеется Вика. На восьмом месяце беременности она своими руками делала ремонт. Научилась надевать противогаз, ведь каждую среду в поселке проводились учения, и водить машину, чтобы возить дочек в поликлинику в ближайший город за 100 километров.

Читайте также

Читайте также

Пожили хорошо

Монолог спецкора «Новой» на фоне частичной мобилизации

Полтора десятка лет в закрытом городке на 900 человек, где единственным развлечением остается алкоголь, — такое испытание выдерживают не все семьи военных. Сергей и Вика смогли.

Дослужив «до квартиры», офицер уволился.

Семья купила дом в пригороде. Дочки завели двух собак и кролика, Вика — сад с розами. Сергей занялся грузоперевозками.

«Сейчас он на загрузке. Полный груз на Москву — и живое, и неживое, даже перепелки. Не представляю, что делать, если его по дороге остановят», — говорит Вика, листая новости из соседней Самарской области, где по приказу военного комиссара резервистам запрещено покидать место проживания.

Вика работает продавцом в магазине.

«Моей зарплаты не хватает даже на ЖКУ. Как я буду одна тянуть девчонок?».

Семья платит 30 тысяч в месяц за купленный в кредит грузовик. Сергей оформлен как индивидуальный предприниматель. Раз в квартал он платит налог — 17 тысяч плюс бухгалтерские расходы. «Крутил баранку или лежал со сломанной ногой, родину это не интересует, налог нужно отдать. Вряд ли мобилизованных освободят от этой обязанности. Да еще в конце года нужно заплатить налоги за дом и землю!» — хватается за голову Вика.

Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

«Приносят носочки и гробовые»

Чиновники по-разному описывают перспективы мобилизованных новобранцев, обремененных ипотеками и автокредитами. Министерство обороны разъясняет, что мобилизованных уволят с работы. Повестка из военкомата станет основанием для расторжения трудового договора.

Заместитель главы оборонного комитета Госдумы Андрей Картаполов предупредил, что бойцы продолжат выплачивать свои ипотеки.

Центробанк, напротив, полагает, что «мобилизованные граждане могут обратиться в свой банк или микрофинансовую организацию, чтобы получить отсрочку по кредитам». Регулятор рекомендовал не начислять по договорам штрафы и пени и не выселять должников из ипотечного жилья.

Верить добрым обещаниям официальных лиц не так просто, ведь в марте сам президент Владимир Путин утверждал, что «не будет проводиться дополнительный призыв резервистов из запаса».

Стоит отметить, что за несколько дней до объявления частичной мобилизации власти Саратовской области отрапортовали о готовности к отправке на Донбасс региональной бригады. Набор в подразделение начали в июле. Добровольцам пообещали по 150 тысяч рублей из резервного фонда (напомним, что Саратовская область — дотационный регион), за счет «неравнодушных жителей» собрали какую-то сумму.

Откуда берутся пожертвования, рассказал в Telegram депутат областной думы Александр Янклович: «Я выступил на саратовском радио. Это радио слушают, как правило, люди пожилого возраста. Всегда мы видим отклик. Люди приносят посылки, деньги, носочки и многое другое, что мы передаем нашим бойцам на фронт.

Сегодня позвонила женщина и попросила приехать к ней, чтобы забрать деньги на помощь нашим воинам, так как она не ходит, а мобильным банком пользоваться не умеет.

Бабушка передала для наших бойцов 100 000 рублей, свои гробовые.

У неё сын — инвалид первой группы. Ей 92 года, живет в коммуналке. Бабушка говорит, что хорошо помнит Великую Отечественную и мечтает застать ещё одну Победу!».

92-летнюю Любовь Евгеньевну попросили записать видеообращение, в котором она пожелала «нашему главнокомандующему Путину победы над этими западниками, которые не дают нам спокойно жить, обложили наше государство со всех сторон».

«Никакой брони у депутатов нет. Мы там, где наши граждане», — заявил в Telegram спикер Госдумы Вячеслав Володин и предложил поискать героев среди думских аппаратчиков. «Тот, кто может быть востребован — надо принимать решение. У нас есть помощники, у нас есть большой аппарат. Да, это государственные служащие.

Но также давайте соберем тех, кто имеет опыт, кто работает с нами и хотел бы принять участие, может быть, добровольцем. Будем поддерживать такие поступки среди нас», —

заявил парламентарий, выступая перед коллегами (видео опубликовано в канале сторонников Володина).

Истинная правда: брони у законотворцев действительно нет. По закону о воинской обязанности все депутаты Государственной и региональных дум имеют право на отсрочку от призыва на время исполнения полномочий.

Этот материал входит в подписку

«Новая рассказ-газета»

Журнал о том, что с нами происходит

ДЕЛАЕМ ЧЕСТНУЮ ЖУРНАЛИСТИКУ ВМЕСТЕ

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься честной журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

  • Банковская карта
  • SberPay
  • Альфа-Клик
  • ЮMoney
  • Реквизиты
Нажимая кнопку «Стать соучастником», я принимаю условия и подтверждаю свое гражданство РФ
shareprint

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.

Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow