ДосьеПолитика

Переворот не туда

Как заговорщики из ГКЧП решили, что с помощью силы выведут страну из кризиса, но в итоге определили ее распад. К годовщине путча — эксплейнер «Новой»

Риза Хасанов , специально для «Новой газеты»
Риза Хасанов , специально для «Новой газеты»

Импровизированные баррикады перед Белым домом во время августовского путча 1991 года. Фото: Wojtek Laski / East News

19 августа исполняется 31 год августовскому путчу. В этот день было официально объявлено о создании Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП). Членами комитета были высшие руководители СССР, планировавшие сорвать подписание нового союзного договора, отстранить от должности президента Михаила Горбачева, остановить проводимые демократические реформы и сохранить Советский Союз.В результате сговора Горбачев был изолирован в своей резиденции в Крыму. ГКЧП принял решение о запрете деятельности оппозиционных движений и партий и введении цензуры в СМИ, и закрытии части газет. В Москву ввели войска.

Во главе сопротивления встал президент РСФСР Борис Ельцин, который призвал россиян противостоять попытке захвата власти. Сотни тысяч людей несколько дней выходили на улицы российских городов, а главные события происходили у Белого дома в Москве. И хотя августовские события в целом были мирными, без жертв не обошлось: три демонстранта погибли — фактически раздавлены БМП в районе Нового Арбата. В итоге указами Ельцина создание ГКЧП было квалифицировано как попытка госпереворота, а союзные органы исполнительской власти были переподчинены президенту РСФСР. 22 августа ГКЧП был ликвидирован, а его члены арестованы.

Августовские события предрешили дальнейшую судьбу СССР: в декабре 1991-го он прекратил существование. К годовщине путча «Свободное пространство» публикует материал о событиях тех дней, эхо которых сейчас стало громче.

Борис Ельцин и Михаил Горбачев, 1991 год. Фото: ASSOCIATED PRESS / East News

В 1980-е годы советская система перестала быть жизнеспособной. Экономика находилась в кризисе. В 1985 году была начата перестройка с демократизацией экономики и общественно-политической жизни. На фоне этого в 1989 году рухнул Восточный блок (блок просоветских государств Центральной и Восточной Европы и Юго-Восточной Азии во главе с СССР). К 1990 году стал разваливаться и сам СССР (республики принимали декларации о суверенитете). В то время советские руководители понимали, что ресурсов на сохранение целостности Советского Союза недостаточно, поэтому решили видоизменить структуру государства.

В марте 1991 года в СССР был проведен первый всесоюзный референдум. Гражданам предлагалось решить, необходимо ли сохранить Советский Союз в виде «обновленной федерации равноправных республик». Жители республик (кроме Эстонской, Литовской, Латвийской, Молдавской, Армянской и Грузинской республик, не поддержавших референдум и объявивших о независимости), проголосовали за (75–77%) сохранение Советского Союза. Результатом голосования стал проект нового союзного договора, который должен был быть подписан 20 августа 1991 года.

Согласно договору, вместо СССР должен был появиться менее централизованный ССГ (Союз Суверенных Государств) с меньшим количеством республик в составе и с федеративным устройством.

Путчисты полагали, что новый союзный договор приведет к полному распаду государства, поэтому решили сохранить целостность СССР силой.

Кроме того, они считали, что проводимые Горбачевым демократические реформы вели к полному развалу страны.

По другой версии, заговорщики хотели сорвать подписание союзного договора, чтобы сохранить свою власть. Горбачев потом вспоминал, что договорился с Ельциным (в то время уже ставшим крупным политиком после феноменального успеха на выборах президента РСФСР 12 июня 1991 года) на встрече с ним и Назарбаевым (в то время президентом Казахской ССР) о радикальном обновлении Кабинета министров СССР (в основном речь шла о премьер-министре Павлове, которого планировалось заменить Назарбаевым, но разговор заходил и о заменах главы КГБ Крючкова и министра обороны Язова). Этот разговор, состоявшийся между президентами в июле 1991 года, был записан КГБ и передан путчистам.

Среди участников ГКЧП были высшие руководители Советского Союза: председатель КГБ Владимир Крючков, министр обороны Дмитрий Язов, заместители министра обороны Валентин Варенников и Владислав Ачалов, глава МВД Борис Пуго, вице-президент Геннадий Янаев, председатель Совета Министров Валентин Павлов, президент Ассоциации госпредприятий и объединений промышленности, строительства, транспорта и связи Александр Тизяков и другие. Лидером ГКЧП считался Янаев, но большинство историков справедливо считают главным идеологом ГКЧП Крючкова, к тому времени уже несколько лет выставлявшего себя «единственным защитником социализма в СССР» (в более поздних интервью Крючков признавался, что «раскусил» Горбачева в 1990–1991 годах и пришел к выводу, что он — «двуликий Янус»).

Владимир Крючков. Фото: Википедия

Именно Крючков 5 августа, на следующий день после отъезда Горбачева на отдых в Крым, собрал единомышленников на встречу на конспиративном объекте КГБ, на которой впервые обсуждался план по отстранению президента СССР от власти (участники заговора на различных этапах его реализации отводили КГБ существенную роль). Именно Крючков 6 августа 1991 года поручил сотрудникам проанализировать возможность введения чрезвычайного положения в стране и предполагаемую реакцию на него населения. Кроме того, 15 августа он отдал распоряжение об организации прослушки телефонов руководства РСФСР и демократических лидеров из числа вероятных противников ГКЧП. Еще через два дня, 17 августа, Крючков поставил задачу перед КГБ спланировать совместно с Министерством обороны операцию по задержанию и доставлению президента РСФСР Ельцина 19 августа на военный объект в Подмосковье (известно, что на тот момент уже на протяжении нескольких лет офицеры КГБ вели кампанию по дискредитации Ельцина).

По мнению историка Никиты Петрова,

президент Горбачев в 1980-е годы совершил ряд кадровых просчетов и ошибок, назначив на высшие руководящие должности людей «ретроградного» и «рудиментарного» мышления.

Например, председатель КГБ Крючков, по мнению Петрова, был человеком «старой советской школы» (известно, что в 1990 году глава КГБ писал, что в стране сформировался и открыто действует блок «антисоциалистических сил» с центром в Москве; он также говорил о «деструктивных политических силах» и «экономическом саботаже»), а министр обороны Дмитрий Язов был «идейным человеком, считавшим сохранение СССР в прежнем виде своей главной задачей».

18 августа 1991 года сторонники ГКЧП перешли к реализации плана по захвату власти. Заговорщики в лице секретаря ЦК Компартии Олега Шенина, народных депутатов Олега Бакланова и Валерия Болдина, заместителя минобороны Валентина Варенникова и начальника службы охраны КГБ Юрия Плеханова приехали к Горбачеву на президентскую дачу в Крым, чтобы обсудить его отставку и передачу власти ГКЧП или введение чрезвычайного положения: режим ЧП предполагал запрет деятельности политических партий и оппозиционных движений, взятие под контроль СМИ и запрет проведения шествий, забастовок и демонстраций.

Горбачев отказался поддержать заговорщиков и, по показаниям министра обороны Язова, выгнал их, сказав: «Что хотите — делайте, но вы за это будете отвечать». После этого он был фактически заблокирован в своей резиденции:

дачу окружили военные, вся связь была отключена (спецсвязь, городская, АТС, правительственная, внутренняя с охраной), перестал работать даже телевизор, 

а президентский самолет и вертолет, оборудованные спецсвязью, были блокированы в аэропорту двумя поливочными машинами: допуск к ним экипажей и персонала был запрещен.

В дополнение к этому один из обвиняемых по «делу ГКЧП» Плеханов распорядился отправить резервный президентский самолет в Москву «за ненадобностью», исключив последнюю возможность возвращения Горбачева в столицу. Кроме того, по приказу министра обороны Язова посадка и вылет «каких бы то ни было воздушных суден» из аэродрома Бельбек в Севастополе были запрещены, а сам аэродром был закрыт. При этом участники заговора предусматривали возможность прорыва блокады извне и «освобождения» Горбачева. Для предупреждения этого на аэродром были выдвинуты подразделения морской пехоты, которые 19 августа получили команду уничтожать любые самолеты в случае их несанкционированной посадки.

В комплекс мер по изоляции президента СССР также входило отключение каналов связи для использования стратегических ядерных сил: с помощью них Горбачев, находясь на отдыхе в Крыму, мог бесконтрольно со стороны УПС КГБ (Управление правительственной связи КГБ) связаться с любым абонентом. Таким образом,

«ядерная кнопка» в один день оказалась в руках авантюристов, решивших захватить власть. Продолжая блокаду президента СССР, путчисты планировали объявить его больным и недееспособным.

Известно, что заместитель министра обороны СССР Валентин Варенников дезинформировал нескольких командующих военными округами относительно «плохого здоровья» Горбачева, подготовив их таким образом к введению чрезвычайного положения.

Оставшиеся в Москве участники ГКЧП, среди которых были Крючков, Янаев, Язов, Пуго, Павлов и другие, собрались вечером 18 августа в Кремле, чтобы обсудить результаты поездки соратников к Горбачеву и приступить к реализации следующего этапа плана по захвату власти. Когда начался разговор, Крючков первым делом сообщил новость из Крыма: «Горбачев не подписал отречение».

Вскоре к собранию в Кремле присоединились путчисты, только что вернувшиеся со встречи с Горбачевым. По показаниям Язова, они приехали с «кислыми рожами». «Было заметно, что они употребили спиртное от обеспокоенности, вызванной возможными последствиями после разговора с президентом». После рассказа посетивших Горбачева путчистов о разговоре с ним в кабинете возникла растерянность, о чем свидетельствуют фразы, зафиксированные в показаниях: «Мы засветились», «Если сейчас на это соглашаемся, то мы — на плаху, а вы чистенькие <…>», «Мы подписали смертный приговор», «<…> Вы не думайте, если мы летали, то вы здесь ни при чем. Кто здесь находится, все сожжены <…>».

Несмотря на растерянность, путчисты не отказались от своих планов. При этом каждый из них понимал, что сильно рискует. Крючков и депутат Бакланов, «учитывая, что им показалось, что Горбачев болен», предложили Янаеву взять на себя президентские полномочия. Янаев принял предложение. После этого Крючков передал заговорщикам подготовленные в КГБ документы ГКЧП (участники заговора на различных этапах его реализации отводили КГБ существенную роль): «Заявление советского руководства», «Обращение к советскому народу», Постановление № 1 ГКЧП СССР и текст «Обращения к главам государств и правительств и Генсеку ООН». Проекты этих документов были согласованы заблаговременно, но требовали поправок.

Геннадий Янаев. Фото: Википедия 

Из «Заявления советского руководства» следовало, что: полномочия президента переходят к Янаеву, управлять страной теперь будет ГКЧП для «осуществления режима чрезвычайного положения», а режим ЧП вводится по всей стране на срок до 6 месяцев с 4 утра 19 августа (позже формулировка была изменена на «ЧП вводится в отдельных местностях СССР»).

В документе «Обращение к советскому народу» участники ГКЧП призывали граждан «положить конец нынешнему смутному времени, осознать свой долг перед Родиной и оказать всемерную поддержку ГКЧП и усилиям по выводу страны из кризиса».

На совещании в Кремле участники ГКЧП обсуждали и вносили поправки в документы до самой ночи 19 августа. Поправки касались режима ЧП, состава ГКЧП и обращения к главам государств.

Когда документы были готовы, путчисты тут же закатили пьянку. В ту ночь премьер-министр Павлов напился так сильно, что его личному охраннику пришлось нести его на себе в машину, а потом «выгружать на дачу».

Утром 19 августа документы ГКЧП были обнародованы в СМИ — на Гостелерадио и в ТАСС (позже при анализе материалов, поступивших на ленту ТАСС 19 августа, выяснилось, что только один отклик из четырех был в поддержку ГКЧП). По телевидению советским гражданам объявили, что Горбачев болен, президентские полномочия переходят к вице-президенту Янаеву, в стране вводится режим ЧП.

Последствия путча, организованного ГКЧП 19-21 августа 1991 года. Люди на баррикадах из троллейбусов и бронетранспортеров в центре города. Фото: Сергей Подлеснов / Коммерсантъ

После этого Крючков отдал приказ о приведении в повышенную готовность органов и войск КГБ и распорядился выдвинуть к даче президента РСФСР в район поселка Архангельское, где проживал Ельцин, 60 человек из состава спецподразделения «Альфа», чтобы «задержать и доставить на территорию военной части народных депутатов и демократических лидеров», включая Ельцина. Но командир спецподразделения решил не арестовывать президента РСФСР и российское руководство, аргументировав свое решение возможными «лишними свидетелями и невинными жертвами» при проведении операции. Дополнительных мер по задержанию Ельцина не проводилось.

По мнению историка Леонида Млечина, Ельцина недооценили — заговорщикам и в голову не приходило, что он станет сопротивляться, а другие высшие руководители РСФСР бросятся защищать Конституцию и законного президента Горбачева.

Утром 19 августа министр обороны Язов ввел в Москву войска «с целью недопущения возможных беспорядков в городе». На главных улицах появились танки, БМП и десант. Под контроль были взяты многие важные объекты инфраструктуры. Силами спецназа КГБ были блокированы Манежная площадь и Кремль.

Телецентр в Останкино тоже был взят: все телеканалы в течение дня транслировали балет «Лебединое озеро», словно политического кризиса в стране нет.

19 августа 1991 года во многих городах СССР проходили многотысячные акции протеста против введения чрезвычайного положения. Центрами противостояния стали Москва и Лениград. Среди многотысячной толпы, заполонившей центры городов, были самые разные люди — интеллигенция, студенты, казаки, ветераны войн, рабочие… Главной оппозицией ГКЧП выступило руководство РСФСР во главе с президентом Ельциным, а основные события происходили у Белого дома, где располагался Верховный совет РСФСР и штаб сопротивления ГКЧП. Именно руководство РСФСР вместе с российскими отделениями органов власти оппонировали путчистам, опиравшимся на всесоюзные структуры и армию. Высшие руководители РСФСР, несмотря на споры с Горбачевым, считали, что новый союзный договор должен быть подписан.

Борис Ельцин на танке у Белого дома. 19 августа, 1991 года. Фото: Википедия

Днем 19 августа Ельцин, стоя на танке у Белого дома, зачитал знаменитое обращение, в котором призвал россиян противостоять антиконституционному захвату власти и защитить штаб сопротивления ГКЧП в Белом доме от возможного штурма. После этого к Белому дому стали стекаться толпы людей. Они строили баррикады из того, что попадало под руки — брусчатки, бордюра и скамеек. В 17.00 члены ГКЧП провели пресс-конференцию в здании МИДа. На встрече с прессой путчисты рассказывали, что «уважают Горбачева» и «поддерживают демократические реформы, проводимые им»: взятый политический курс руководства СССР нужно продолжать. Однако к тому моменту уже вся страна и весь мир знали о выступлении Ельцина с «Воззванием к народу» и о том, что в стране происходит «реакционный, антиконституционный переворот». Мало кто поверил и в заявления о болезни Горбачева. Пресс-конференция была полностью провалена.

По мнению историка Никиты Петрова, проблема участников ГКЧП заключалась в том, что

они не учли, что за несколько лет перестройки и демократических свобод люди перестали безоговорочно верить телевидению и официальным заявлениям. Они уже имели доступ к зарубежным СМИ (Би-би-си, «Голос Америки»*, «Радио Свобода»*) и неплохо знали, что такое протест.

По некоторым оценкам, 20 августа вокруг Белого дома собралось несколько сотен тысяч человек. Руководители сопротивления призвали демонстрантов не провоцировать военных и находиться поодаль от них — в общем, так все и было, а вооруженной охране Белого дома, среди которой были курсанты школ милиции, было приказано стрелять на поражение в случае попытки штурма.

Михаил Горбачев заявляет о своем уходе с поста президента СССР. 25 декабря, 1991 года. Фото: Wojtek Laski / East News

Но штурма не случилось. Чтобы пробраться к зданию, нужно было расстрелять тысячи протестующих, на что заговорщики не готовы были пойти. При этом известно, что нападение на Белый дом готовилось. 20 августа Крючков, Язов и Пуго приняли решение о проведении спецоперации под кодовым названием «Гром» по захвату Белого дома с участием ОМОНа, десантников, танков и эскадрильи боевых вертолетов и дальнейшей фильтрации присутствующих людей. Штурм должен был начаться 21 августа в 4.00, но многие высокопоставленные военные, принимавшие участие в разработке спецоперации, осознавая неправомерность действий ГКЧП, которые могли привести к большим жертвам, стали отказываться от такой авантюры. Уже после августовских событий Язов рассказывал, что якобы никто не планировал штурмовать Белый дом.

Вечером 20 августа участники ГКЧП свидетельствовали о «развитии ситуации не в их пользу». На том собрании ГКЧП был подготовлен проект указа вице-президента Янаева «О введении временного президентского правления в республиках Прибалтики, Молдове, Армении, Грузии, отдельных областях РСФСР и Украины», а в Москве планировалось ввести комендантский час (назначенный военным комендантом Москвы генерал Калинин объявил о комендантском часе в программе «Время» лишь в 21.20. Удивительно, что об этой мере раньше Калинина сообщил британский премьер в Лондоне). Более того, ГКЧП принял постановление об ограничении транслируемых из Москвы телерадиоканалов:

некоторые телеканалы и радио, включая «Эхо Москвы» (как и теперь), которое распространяло правдивую информацию о сущности ГКЧП, были закрыты.

Несмотря на принятие новых дополнительных мер, среди участников ГКЧП появились разногласия: Шенин настаивал на продолжении действий согласно плану, а Бакланов говорил о возможном выходе из ГКЧП. Также на плохом настроении комитета сказалось отсутствие Павлова, который, как выяснилось потом, слег с гипертоническим кризом после застолья в Кремле в ночь на 19 августа. А случившаяся ночью 21 августа гибель трех демонстрантов еще больше усложнила нелегкое положение ГКЧП.

37-летний Владимир Усов, 28-летний Илья Кричевский и 22-летний Дмитрий Комарь погибли в районе Нового Арбата. Известно, что Усов и Кричевский были застрелены, Комарь погиб под гусеницами БМП. Всех их посмертно наградили званием Героя Советского Союза. Понимая, что эскалация конфликта неизбежно приведет к бóльшим жертвам и зная о неподдержке высокопоставленными военных действий ГКЧП, утром 21 августа Язов отдал приказ вывести войска из Москвы (Крючков, Бакланов, Шенин, Тизяков и Прокофьев пытались уговорить Язова отменить это решение). После этого Янаев принял решение о роспуске ГКЧП.

Фото: Википедия

Для выхода из сложившейся ситуации днем 21 августа группа путчистов вылетела в Крым «с повинной» к Горбачеву. Заместитель Плеханова в КГБ Вячеслав Генералов, свидетель той встречи, потом рассказывал, что гэкачеписты выглядели как «нашкодившие пацаны», а министр обороны Язов напоминал «прапорщика в повисшем кителе».

В ночь на 22 августа высвобожденный Горбачев вернулся в Москву. В тот же день им был подписан указ об освобождении уже арестованного Крючкова от должности председателя КГБ и указ об освобождении от должности и лишении звания генерал-лейтенанта начальника службы охраны КГБ Плеханова.

С 22 по 29 августа 1991 года участники ГКЧП и другие заговорщики были арестованы по подозрению в антиконституционном захвате власти и государственном перевороте. Но затем мера пресечения для них была заменена подпиской о невыезде. В 1993 году, в уже независимой России, начались судебные разбирательства над заговорщиками. В 1994 году по решению Госдумы подсудимые по «делу ГКЧП» были амнистированы.

Не дожидаясь своего ареста, 22 августа 1991 года один из участников ГКЧП министр МВД Борис Пуго покончил с собой. В предсмертной записке он написал следующее:

Борис Пуго. Фото: Википедия

«Совершил совершенно неожиданную для себя ошибку, равноценную преступлению. Да, это ошибка, а не убеждения. Знаю теперь, что обманулся в людях, которым очень верил. Все это ошибка».

После августовского путча в республиках СССР начался «настоящий парад суверенитетов». В декабре 1991 года советское руководство вместе с Горбачевым ушло в отставку и СССР прекратил существование. Таким образом, участники ГКЧП, руководствуясь идеей о сохранении государства, на самом деле предрешили его дальнейший распад.

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

* Организации ныне внесены Минюстом РФ в реестр СМИ-иноагентов.

Этот материал входит в подписку

Досье «Новой»

Это было так. По материалам «Новой газеты»

ДЕЛАЕМ ЧЕСТНУЮ ЖУРНАЛИСТИКУ ВМЕСТЕ

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься честной журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

  • Банковская карта
  • SberPay
  • Альфа-Клик
  • ЮMoney
  • SMS
  • Реквизиты
Нажимая кнопку «Стать соучастником», я принимаю условия и подтверждаю свое гражданство РФ
#путч #ГКЧП #Горбачев #Ельцин #заговор #кгб #лебединое озеро

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.

Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow