СюжетыПолитика

А эксперты у вас фальшивые

Как всегда «фейки» и «дискредитация», а еще — скандал в Минюсте и профсоюз на зоне. Хроника текущих репрессий

Андрей Карев , корреспондент судебного отдела «Новой газеты»
Андрей Карев , корреспондент судебного отдела «Новой газеты»

Бывший редактор «Первого канала» Марина Овсянникова во время заседания суда. Фото: Эмин Джафаров / Коммерсантъ

На прошедшей неделе в Москве начались сразу два судебных процесса за так называемые военные фейки (ст. 207.3 УК РФ). Один из них — против бывшего полицейского — суд отказался рассматривать и вернул дело в прокуратуру. Второй суд — против гражданского активиста Дмитрия Иванова (пока идут предварительные слушания). Новое дело по аналогичной статье было возбуждено и в отношении бывшей сотрудницы Первого канала Марины Овсянниковой, о которой заговорили после того, как она вышла с плакатом во время прямого эфира. Журналистка стала одной из немногих, кто оказался на время следствия не в СИЗО, а под домашним арестом. Обычно по «фейковой» статье судьи, не глядя, отправляют под стражу. Подробнее об этом и других политических делах — в очередном выпуске «Хроники текущих репрессий».

«Фейковые» дела

4 августа в Симферополе у бывшей сотрудницы телеканала «Крым 24» Виктории Самко провели обыск по делу о «фейках» о российской армии. Об этом она рассказала правозащитному проекту «ОВД-Инфо»*.

Самко предъявили постановление о привлечении в качестве подозреваемой по ч. 1 ст. 207.3 УК. По словам Виктории, обыск начался в 8 утра и длился два часа, его проводили шесть силовиков, которые забрали из квартиры телефон, компьютер и роутер.

Причиной для возбуждения дела стал мартовский пост. Публикация была размещена в группе телеканала «Крым 24» во «ВКонтакте», пояснила Самко, но не уточнила содержание публикации.

Силовики сказали крымчанке, что следили за ней после выхода поста, поскольку сотрудники телеканала дали показания, что его написала именно Самко. При этом она уволилась из редакции еще в январе. Самко не задержали, но вызвали на допрос, отметили в «ОВД-Инфо»*.

***

Ирина Толмачева. Фото: Соцсети

В Новосибирске Следственный комитет завершил расследование уголовного дела в отношении 32-летней местной жительницы, обвиняемой по статье ст. 207.3 УК РФ, говорится на сайте ведомства.

Предположительно речь идет об уголовном деле педагога и члена профсоюза «Альянс учителей» Ирины Толмачевой. По версии следствия, 4 марта обвиняемая опубликовала в соцсети «заведомо ложный комментарий о ходе специальной военной операции».

Сама Толмачева рассказывала, что речь шла о комментарии на странице депутата новосибирского горсовета Сергея Бойко, который она оставила 3 марта, до вступления в силу нового закона о «фейках». 25 марта у Толмачевой прошел обыск, а через два дня с нее взяли подписку о невыезде. Во время обыска педагогу предоставили адвоката по назначению, и в ходе допроса он убедил ее подписать признательные показания.

***

Перовский суд Москвы вернул в прокуратуру уголовное дело бывшего полицейского Сергея Клокова (Веделя), обвиняемого в распространении «фейков» о российской армии по телефону. Об этом «Новой газете» сообщил адвокат Клокова Даниил Берман.

Дело вернули в надзорное ведомство по ходатайству защиты. Как отметил адвокат, в материалах было допущено несколько процессуальных неточностей. «Ошибка в определении места преступления, и обвиняемый не был уведомлен о предъявлении обвинения», — сказал Берман.

При этом суд оставил Клокова под стражей до 23 января.

Экс-полицейскому вменяют публичное распространение заведомо ложной информации о российских военных по мотивам политической ненависти (п. «д» ч. 2 ст. 207.3 УК). В постановлении о возбуждении дела говорилось, что мужчина распространил эту информацию во время телефонного разговора, а не публично.

***

Бывший редактор «Первого канала» Марина Овсянникова перед началом заседания суда. Фото: Эмин Джафаров / Коммерсантъ

Басманный суд Москвы отправил экс-редактора Первого канала Марину Овсянникову под домашний арест до 9 октября по делу о «фейках» (п. «д» ч. 2 ст. 207.3 УК). Заседание прошло в закрытом режиме.

Об уголовном деле против бывшей сотрудницы федерального телеканала стало известно 10 августа. Утром в подмосковный дом Овсянниковой пришли с обыском. Не дождавшись адвоката, силовики увезли ее на допрос в Следственный комитет. Ночь перед избранием меры пресечения она провела в ИВС на Петровке, 38.

По словам Овсянниковой, поводом для возбуждения дела стал ее пикет 15 июля. Тогда она вышла на Софийскую набережную напротив Кремля с плакатом.

Липовый эксперт

Министерство юстиции признало некомпетентным специалиста Данилу Михеева, проводившего лингвистические экспертизы по многим политически мотивированным уголовным и административным делам, рассказал в своем Telegram-канале правозащитник Павел Чиков.

Свое мнение чиновники изложили в ответах на адвокатские запросы, дважды отметив отсутствие у Михеева компетенций, необходимых для проведения лингвистической экспертизы. Сам Михеев — по специальности психолог, высшего филологического образования у него нет. Помимо этого, для проведения экспертиз ему было бы необходимо пройти дополнительную аттестацию.

Тем не менее он неоднократно проводил лингвистические экспертизы по разным уголовным и административным делам, в том числе — по делам против блогера Сергея Командирова, участниц Pussy Riot Люси Штейн и Марии Алехиной. Именно он признал экстремистской символикой букву «Н» в логотипе команды Навального, а также выступил экспертом по делу о блокировке сайта «ОВД-Инфо»*.

Несмотря на то, что сотрудники Минюста признали некомпетентность Михеева, в ответах чиновников нет информации о том, будут ли пересматриваться дела, в которых он выступал в качестве эксперта.

Под тройным учетом ФСБ

Ольга Мисик. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Московская активистка Ольга Мисик в своем Telegram-канале рассказала, что с конца февраля силовики начали оказывать на нее давление: к ней домой периодически приходят сотрудники ФСБ и полиции, которые в том числе расспрашивают соседей об активистке.

В июле на нее составили рапорт о том, что она не проживает по месту регистрации. Как отметила сама Мисик, основанием стало то, что силовики в один из своих визитов не застали ее дома. В 2021 году активистку приговорили к двум годам ограничения свободы по статье «вандализм» (ч. 2 ст. 214) за акцию у здания Генпрокуратуры. Тогда активисты приклеили на будку проходной Генпрокуратуры некий оскорбительный плакат, разбросали женские прокладки и облили стену краской.

Мисик предположила, что давление силовиков может быть связано с доносами от некой О. Шелест, которая, по информации активистки, проживает в подмосковном Воскресенске, ведет две пророссийские группы в соцсетях и является автором книги «Депрессивная оппозиция по-воскресенски». Участковый сообщил Мисик, что Шелест якобы подавала заявление в МВД с требованием возбудить на нее уголовное дело по статье о «фейках» про российскую армию (ст. 207.3 УК) из-за постов в Telegram и Twitter.

Мисик получила в разговорах с полицейскими еще одно объяснение, почему ее преследуют: «Оказалось, я у них сразу в трех папках и на трех учетах: уголовно осужденное лицо, лицо, участвовавшее в политических акциях, и лицо экстремистской направленности!»

Также активистке неофициально сообщили, что ее дело на контроле у ФСБ.

«Они прессуют их, простых ментов, до такой степени, что требуют опрашивать всех моих соседей по подъезду с первого этажа до последнего, чтобы меня найти», — написала Мисик.

«Дадинское» дело

Вадим Хайруллин. Фото: Соцсети

Центральный районный суд Калининграда 8 августа приговорил активиста Вадима Хайруллина к году колонии общего режима по «дадинской» статье о неоднократном нарушении правил проведения митингов (ст. 212.1 УК), сообщили в пресс-службе суда.

50-летнего Хайруллина признали виновным в том, что он вышел на акцию в поддержку оппозиционера Алексея Навального 21 апреля 2021 года. У Вадима за год вступили в силу три протокола по административной статье за публичные акции (ст. 20.2 КоАП). Дело против него возбудили в августе 2021 года.

По версии следствия, на акции Хайруллин «призывал окружающих к активным противоправным действиям в отношении здоровья других граждан, имущества физических и юридических лиц», а также «мешал движению пешеходов и транспортных средств на центральных улицах города».

Сам он говорил в суде, что не участвовал в митинге, а пришел на площадь Советов «с целью понять для себя, чем отличается санкционированное от несанкционированного и какие последствия для граждан это принесет».

«Человек имеет право выходить мирно без оружия на улицу. Поэтому я свою вину не признаю — так же как я хожу в магазины, так же как я езжу на общественном транспорте, я никогда не уведомляю об этом мэрию», 

— ответил Хайруллин на вопрос судьи о том, признает ли он себя виновным.

Прокуратура запрашивала для Хайруллина два года условно. «По сути, мое нарушение заключается в том, что я, как любой человек, выражаю просто свое мнение. И если мое мнение не нравится властям… То есть я вижу, что этот процесс — исключительно политический», — заявил активист на одном из заседаний.

«Промзона» Навального

Оппозиционер Алексей Навальный, отбывающий девятилетний срок якобы за мошенничество, получил предостережение от администрации колонии строгого режима в Мелехове Владимирской области за создание профсоюза под названием «Промзона», указано на сайте Ковровского городского суда Владимирской области, где оппозиционер оспорил решение.

Навальный сообщил в своих соцсетях, что еще в июне отправил уведомление о создании профсоюза директору ФСИН и начальнику колонии в Мелехово.

«Вообще, за такое в тюрьме легко могут убить. Тупо закроют в ШИЗО и забьют до смерти. Уж больно дерзким выглядит это в глазах тюремной администрации. Но я пока отделываюсь тем, что каждый день специальная комиссия выносит мне выговор.

А еще меня официально «предостерегли» от совершения готовящегося мной преступления», — пишет Навальный.

Администрация колонии называет создание профсоюза незаконным. При этом, по словам оппозиционера, заключенные «испугались профсоюза еще больше администрации».

«Каждый раз, когда я заговариваю о нем, мои убийцы грустно говорят: «Алексей, прекрати, пожалуйста. Из-за тебя нас вообще никогда не выпустят, и все это закончится плохо».

Как отметил Навальный, кроме него, в профсоюзе никто не состоит. Но у организации уже есть первые успехи: по требованию профсоюза и при участии юристов администрация колонии заменила в швейном цеху табуретки на стулья со спинками. «Если вы сидите за швейной машинкой по семь-восемь часов в день, поверьте, это важно», — объяснил политик, добавив, что у профсоюза «Промзона» есть свой одноименный Telegram-канал.

* Внесен Минюстом РФ в реестр незарегистрированных движений, выполняющих функцию иностранного агента.

Этот материал входит в подписку

Судовой журнал

Нет, Ваша честь! Громкие судебные процессы. Хроника текущих репрессий. Репортажи, судебные очерки, судьбы обвиняемых и потерпевших

ДЕЛАЕМ ЧЕСТНУЮ ЖУРНАЛИСТИКУ ВМЕСТЕ

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься честной журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

  • Банковская карта
  • SberPay
  • Альфа-Клик
  • ЮMoney
  • SMS
  • Реквизиты
Нажимая кнопку «Стать соучастником», я принимаю условия и подтверждаю свое гражданство РФ
#фейки #правосудие #промзона #навальный #дискредитация армии #минюст

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.

Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow