ГИДКультура

Жизнь при театре военных действий

Почему режиссёры задолго до 24 февраля выбрали тему нацизма?

Марина Токарева , обозреватель «Новой газеты»
Марина Токарева , обозреватель «Новой газеты»

В репертуаре московских театров есть спектакли — подтверждения того, что художник чувствует тектонические сдвиги в слоях времени раньше, чем их предъявляет реальность; работы разных лет выглядят и пророчеством, и предвидением.

Итак: «Морское путешествие 1933 года» в Театре Моссовета в постановке Юрия Ерёмина, «Мефисто» в МХТ имени Чехова в постановке Адольфа Шапиро. И «Дневник Анны Франк» на Симоновской сцене театра Вахтангова молодого режиссёра Екатерины Симоновой.

Почему режиссёры задолго до 24 февраля выбрали темы «Нацизм и культура», «Нацизм и человек», «Повреждённое общество»? Почему театр обратился к опыту страны, которую мы победили, — в сущности, опыту тотального поражения? Сцена отвечает очень внятно.

Сцена из спектакля «Морское путешествие 1933 года». Режиссер Юрий Ерёмин 

Ерёмин решает свой спектакль как реквием. Траурно притемнена сцена, в финале все костюмы чёрные: через синие волны океана плывёт корабль обречённых. Из Мексики в Германию долгий путь, пассажиры заводят романы, выясняют отношения, просто обедают — а их всех уже зримо накрывает облаком будущего.

В замкнутом пространстве лайнера режиссёр создаёт свою микромодель человечества:

здесь есть философы, пошляки, человеконенавистники, гуманисты, влюблённые, но доминируют те, кто уже остро чувствует веющий из Германии ветер перемен.

Ещё не расисты, ещё не пособники гитлеровского режима, но уже его благосклонные зрители; на всех отношениях, диалогах, характерах словно лежит проекция грядущей истории, она ширится с каждым оборотом корабельных машин, дышит в спектакле так же явственно, как плещущий за бортом океан.

Герой «Мефисто» (в основе постановки — роман Клауса Манна) — актёр, сначала гамбургский, потом столичный — берлинский. В Германии того времени театр занимал позицию важнейшую, нацисты рассматривали сцену как поле для трансляции своих идей. Как известно, актёра, прототипа манновского героя, действительно поставили во главе немецких театров; ему покровительствовал сам Геринг. В Третьем рейхе, что резко подчёркнуто в «Мефисто», миссией культуры было распространение нацистского мировоззрения. С обязательным культом великой Германии. Правильное мировоззрение — главное условие успеха людей искусства. Имперская палата культуры под руководством Геббельса была инструментом контроля. Геббельс постепенно вводил запреты на работы оппозиционные или содержавшие критику режима. К традициям германской культуры предписывалось особое благоговение.

Сцена из спектакля «Мефисто». Режиссер Адольф Шапиро

Шапиро ставит на сцену роскошную ванну, именно в ней герой узнаёт о смене режима, и именно она становится ключевым аргументом: потребность в комфорте побеждает потребность в гуманности. Человеку хочется нежиться в тёплой пене, слышать аплодисменты, следовать главному лозунгу фашистов — «Жизнь достойна того, чтобы жить!», — но ему придётся вывозить из страны свою любовницу-мулатку, вытаскивать из лагеря старинного друга, слушать «установки» покровителя. И вот художника необратимо перерождает хаос беспринципности.

Юлия Ауг. Фото: Ирина Бужор / Коммерсантъ

Ну а дневник еврейской девочки, прочитанный в Вахтанговском девочкой-режиссёром, — тонкий человечный документ и неопровержимый свидетель:

уничтожая людей, государство уничтожает себя.

А теперь переведём взгляд со сцены на события наших дней.

…Прямо сейчас происходит жестокая травля одной из самой отважных актрис нашего времени. Юлия Ауг никогда не боялась произнести вслух то, что думали все. Недавно, накануне её спектакля «Сад» в постановке Дениса Азарова, в Электротеатр Станиславский подбросили листовку:

«Вам обидно и больно, что актриса Ауг ставит спектакли, в которых русские представлены скотами?! Вас возмущает, что она желает смерти нашему президенту? Вы вне себя от того, что Ауг зарабатывает деньги в России? Сегодня все свои претензии вы можете высказать Юлии лично. В самом центре столицы, в Электротеатре, сегодня играет Юлия Ауг… жизни русских солдат для вас имеют огромное значение… Z».

После этого открытого приглашения к провокациям спектакль был отменён. Из репертуара Театра на Таганке убрали спектакль «Земля Эльзы»: его поставила Ауг.

Михаил Дурненков. Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ


…Драматурга Михаила Дурненкова за пост противления войне глава СТД Александр Калягин предложил выгнать из творческого союза. Оформили молниеносно. Как и увольнение из преподавателей школы-студии МХТ. Да, пост вызывающе грубый, матерный, издевательский. Но его адский вызов — протест по отношению к адской же смеси, царящей вокруг. Из творческого союза за такое гнали в сталинские времена. Кому, как не Калягину, крупнейшему артисту на пороге 80-летия, быть сегодня свободным от давления ничтожного «культурного начальства», а не диктатуры совести? Но в сегодняшней России снова карают за движение наперекор идеологии государства.

…Режиссёр Никита Бетехтин, молодой и талантливый, в соцсетях возмутился тем, что некоторые российские театры на фасадах вывесили букву Z. В Москве по собственной инициативе это сделал только Владимир Машков. Но по всей России таких театров Бетехтин насчитал девятнадцать.

Первым делом закрыли его собственный проект в том же Электротеатре; а потом уж подковёно-закулисные телеграм-твари понесли так, что стало понятно: дана команда «ату!».

Театр Олега Табакова. Фото: агенство «Москва»

Чулпан Хаматова. Фото: Ирина Бужор / Коммерсантъ


Ну и конечно, Чулпан Хаматова. Её имя нельзя отныне произносить ни на одном государственном канале — ни на радио, ни на ТВ. Ярлык — «предательница».

Но ни это, ни требование постановщика Алвиса Херманиса закрыть из-за «специальной военной операции» свой выдающийся спектакль «Горбачёв» не помешало жюри премии «Золотая маска» отметить его специальным призом. Хотя, говорят, СТД умолял этого не делать.

Та чудовищная сила, с которой государство сегодня обрушивается на несогласных, обнаруживает его чудовищную слабость.

Слово «нацизм» сегодня — из самых популярных. О войне с нацизмом мы знаем всё. Мы были страной, которая его победила, обороняясь. Семьдесят пять лет мы были государством праведной победы.

Были.

Я часто думаю про своих деда и бабушку, которые поженились и стали жить среди двадцатых, а потом тридцатых годов. О том, как они чувствовали себя, когда вокруг происходило то, что происходило, как учились существовать с абсолютным неприятием порядка и хода вещей. И теперь знаю: как мы сейчас.

Этот материал входит в подписку

Культурные гиды

Что читать, что смотреть в кино и на сцене, что слушать. Новинки, тренды и тенденции. Интервью и обзоры, репортажи и эссе

ДЕЛАЕМ ЧЕСТНУЮ ЖУРНАЛИСТИКУ ВМЕСТЕ

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься честной журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

  • Банковская карта
  • SberPay
  • Альфа-Клик
  • ЮMoney
  • SMS
  • Реквизиты
Нажимая кнопку «Стать соучастником», я принимаю условия и подтверждаю свое гражданство РФ
#театр #ауг #хаматова #мхт #Вахтангова #Дурненков

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.

Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow