КомментарийПолитика

Американские предвыборные горки

США готовятся к промежуточным выборам. Похоже, грядут перемены

Александр Панов , собкор «Новой газеты» в Вашингтоне
Александр Панов , собкор «Новой газеты» в Вашингтоне

Петр Саруханов / «Новая газета»

Эти выборы в США проходят ровно посредине четырёхлетнего президентского срока: два года позади, избиратели могут судить о первых результатах работы исполнительной власти, два года остаётся, чтобы исправить ошибки и добиться прорыва.

8 ноября 2022 года американцы будут выбирать новый состав палаты представителей — 435 конгрессменов — и треть верхней палаты — Сената (в этом году избирается 34 сенатора). Разница объясняется тем, что в США члены нижней палаты избираются на срок 2 года, а сенаторы — сразу на 6 лет.

Помимо выборов в Конгресс, 8 ноября американцы выбирают 36 губернаторов и тысячи членов законодательных ассамблей штатов, а также десятки тысяч на другие местные должности. Кроме того, избиратели голосуют по различным инициативам по изменению политики внутри своих штатов — от легализации марихуаны до финансирования избирательных кампаний, строительства дорог и мостов и т.д. Каждый штат выбирает свои законы.

За 100 дней до выборов большинство прогнозов предсказывает победу республиканцев в палате представителей: чтобы получить там большинство, им нужно получить дополнительно всего 5 мест.

Авторитетный сайт Five Thirty Eight (538 — число членов коллегии выборщиков, голосующих от имени штатов на президентских выборах) оценивает победу республиканцев в 83%. В Сенате, несмотря на то, что сейчас преимущество демократов минимально (большинство обеспечивается только дополнительным голосом вице-президента Камалы Харрис), они, тем не менее, сохраняют равные шансы с республиканцами или даже чуть более предпочтительные. Так, Five Thirty Eight на момент написания статьи давал демократам 53% шансов на победу в верхней палате. Неплохие шансы демократов связаны с тем, что в этом году выборы в Сенат проходят в основном в так называемых синих штатах — там, где в 2020 году большинство проголосовало за Байдена.

В Америке политический пейзаж никак не похож на выжженную пустыню, в которой нет места реальной оппозиции, скорее — на вечный маятник или аттракцион «американские горки». Две партии регулярно сменяют друг друга на вершине исполнительной и законодательной власти, а большинство либералов или консерваторов в коллегии членов Верховного суда соответственно своим воззрениям меняет важнейшие законы этой страны. Исход выборов непредсказуем до конца.

Два понятия свободы

В этот раз столкнулись две разные волны недовольства.

С одной стороны — высокой инфляцией, ростом цен на энергоносители (демократы называют причиной рекордных цен на бензин «специальную военную операцию» в Украине и энергополитику Кремля,

а лидер сенатского меньшинства республиканец Митч Макконнелл жалуется, что перед его избирателями в Канзасе встал выбор: еда на столе или тепло в доме).

В течение двух кварталов экономика страны показывает «отрицательный рост» — ВВП сокращается, что свидетельствует о реальной угрозе рецессии (хотя в целом по стране безработица снижается, а заработная плата растёт). Зафиксирован значительный рост преступности, в том числе — массовых расстрелов: в школах, магазинах, церквях, на парадах. Даже сторонники демократов недовольны — обещания ограничить продажу личного оружия, защитить право на аборты, принять меры по защите климата администрация Байдена не смогла претворить в жизнь. Лаура Смит, историк из Оксфордского университета, отмечает: «На промежуточных выборах американцы, как правило, голосуют за разделённое правительство, что всегда является чем-то вроде пощёчины действующему президенту». В среднем правящая в Белом доме партия обычно теряет 4–5 мест на промежуточных выборах в нижнюю палату — только из-за так называемого протестного голосования. Итак, с одной стороны — проблемы в экономике и разочарование Байденом плюс историческая традиция голосовать за смену власти.

Митч Макконнелл. Фото: Anna Moneymaker / Getty Images / AFP

С другой стороны, недавнее решение Верховного суда (куда в годы президентства Трампа прошло сразу трое судей с консервативной идеологией) пересмотреть федеральный запрет на аборты и предоставить штатам право самим решать этот вопрос подняло волну протеста среди демократов и неопределившихся избирателей (их называют в США независимыми). Их главный лозунг на этих выборах — за свободу. Дэн Пфайффер, директор по связям Белого дома при президенте Бараке Обаме, предложил демпартии назвать свой политический план «Американская программа свободы». Опросы показали, что сторонники демпартии убеждены: угроза запрета абортов и однополых браков, а также беспорядки 6 января 2021 года (штурм Капитолия сторонниками Трампа) стали для избирателей «тревожными сигналами» — мол, куда катится Америка. Как отмечает Пфайффер,

для республиканцев свобода — это возможность купить себе штурмовую винтовку, а демократы считают, что это означает, что у вас должна быть возможность принимать решения о своём теле, за кого выходить замуж и какие книги читать.

Под ограничением свободы «читать книги» бывший помощник Обамы подразумевает попытки консерваторов запретить новые учебники для общественных школ, осуждающие «системный исторический расизм», выступающие за толерантность современного общества в вопросах сексуальной ориентации и гендерной принадлежности. Вторая волна недовольства связана с опасениями наступления консерваторов и возвращения в Белый дом Трампа.

Любопытно, что республиканцы на протяжении последних десятилетий называли себя партией свободы. Их версия свободы связана с подъёмом «Движения чаепития» в 2010 году с жёлтыми флагами с изображением свёрнутой в клубок змеи «Не наступай на меня!» (обращение к правительству) и треуголками. В 2015 году группа крайне правых республиканских членов Конгресса назвала себя Группой свободы. В последние годы бренд был усилен движением бывшего президента Дональда Трампа MAGA (Make Аmerica great again — «Сделаем Америку снова великой»). Нынешним летом Трамп проводит митинги по всей стране, он назвал это «американский тур свободы». Свобода от диктата правительства означает для его сторонников отказ об «обамакэр» (обязательной медицинской страховки), от обязательной антиковидной вакцинации и ношения масок, защиту права на владение и ношение личного оружия.

8 ноября столкнутся два разных понимания свободы. Кстати, как отмечает социолог Анат Шенкер-Осорио,

именно свободу большинство американцев (независимо от партийных предпочтений, расы, пола и географического положения) называют главной ценностью страны.

Сторонники президента Дональда Трампа держат плакаты Make America Great Again. Фото: Cal Sport Media / Sipa USA / East News

«Это экономика, дурачок!»

Обычно недовольство федеральным правительством отражается прежде всего на результатах выборов в палату представителей. Кандидаты в нижнюю палату, несмотря на то, что они проходят через череду праймериз (первичных выборов внутри партии), менее известны избирателям, и, голосуя, те проводят своеобразный референдум в отношении политики действующей администрации. Конгрессмены, особенно новички в политике, идут как «приложение» к общему курсу партии, которую либо поддерживают, либо отвергают избиратели.

Другое дело — сенаторы. Их всего 100. Они известны, у них крупные предвыборные фонды и финансовые возможности вести масштабные избирательные кампании и покупать рекламу в СМИ. Американских сенаторов не назовёшь политическими пенсионерами, досиживающими в тёплом месте остаток карьеры. Выборы в палату представителей более политически тенденциозны, а в Сенат — более персонифицированы.

Ещё одной особенностью промежуточных выборов в Конгресс является безусловное доминирование локальных тем над глобальными.

Вопросы внешней политики, занимающие видное место в повестке президентской гонки за Белый дом, на промежуточных выборах практически не играют никакой роли. То, что Байдену удалось объединить НАТО (очевидно, что не только благодаря ему одному, но и действиям Москвы) и консолидировать старых и новых союзников Америки после хаотичной (в лучшем случае) внешней политики Трампа, сейчас вообще роли не играет — на фоне цен на бензин и дефицита важнейших товаров (например, детского питания).

Экономика может сыграть дурную шутку с самыми успешными на мировой арене американскими президентами. Классический пример: в марте 1991 года после успешной военной операции в Кувейте рейтинг одобрения президента Джорджа Буша-старшего составлял 90%. Потом распался Советский Союз, и эксперты объявили «победу США в холодной войне». Но вместо роста популярности уже в августе следующего, 1992 года 64% американцев были недовольны президентом, в итоге проигравшим выборы экс-губернатору Арканзаса Биллу Клинтону, команда которого выдвинула предвыборный лозунг «Это экономика, дурачок!» (It’s economy, stupid!). Трудности в собственной экономике оказались для американцев куда важней внешнеполитических достижений. Фраза c тех пор так прижилась в американской политической культуре, что повторяется в различных вариациях политиками и комментаторами: «Это дефицит, дурачок», «Это корпорации, дурачок», «Это избиратели, дурачок» — и так до бесконечности.

Конкуренция и компромиссы

За итогами промежуточных выборов в Конгресс будут следить во всём мире. Если большинство в обеих палатах Конгресса перейдёт к республиканцам (шансы сейчас 50 на 50), Байден, не став, по сути, «хромой уткой» (у него остаётся возможность быть переизбранным ещё на один срок), тем не менее окажется связанным по рукам и ногам в оставшиеся два года до президентских выборов. Это не значит, что принцип разделения властей, система «сдержек и противовесов», в которой «отцы-основатели» Америки видели главную панацею от наступления тирании, не работает. Основатели — Франклин, Джефферсон, Хэмилтон, Вашингтон и другие — считали, что многопартийность и разделение властей заставят различные политические силы договариваться о компромиссе для общего блага страны.

С тех пор с политической конкуренцией, подразумевающей состязание идей и программ, в Америке по-прежнему всё в порядке, а вот с компромиссами — просто беда!

Джо Байден. Фото: Pool AFP / Associated Press / East News

Две ведущие партии сегодня настолько разделены, что сотрудничество по важнейшим вопросам — иммиграция, право на оружие, здравоохранение и финансирование правительства (принятие бюджета) — или невозможно, или достигается с огромным трудом и в последний момент (принятие бюджета в последние годы сопровождается регулярными «шатдаунами» — временной остановкой федеральных министерств и агентств из-за недофинансирования). За восемь лет президентства Барака Обамы шесть из них проходили в условиях, когда палату представителей контролировали республиканцы, и они остановили все усилия 44-го президента по пересмотру законов об иммиграции и оружии. По менее важным вопросам договариваться две партии и две ветви власти всё ещё способны, но в главном — никто не хочет «поступиться принципами».

В случае неудачных промежуточных выборов («Это экономика…») большинство республиканцев в палате представителей приведёт к провалу всех важных законодательных инициатив команды Байдена и к трудностям с принятием бюджета. Это далеко не всё. Республиканцы уже анонсировали ответные шаги за все годы, пока в палате управляла демократический спикер Нэнси Пелоси. Они могут закрыть двухпартийный комитет, который расследует события 6 января прошлого года, открыть расследование, связанное с семьёй Байденов (финансовые связи сына президента Хантера Байдена с Китаем и прочие коллизии).

В конце концов, республиканская палата может объявить Байдену импичмент.

Трампу демократическое большинство Конгресса объявляло его дважды, но не хватало голосов сенаторов-демократов, и верхняя палата дважды объявляла 45-го президента невиновным. В свою очередь, большинство республиканцев в сенате будет означать, что администрация Белого дома не сможет утверждать своих кандидатов на ведущие посты в правительстве, послов в зарубежные страны, судей в Верховном суде.

Некоторые решения Байден сможет проводить в жизнь исполнительными указами, но о реформах, которые он обещал, придётся забыть. Указы действуют, пока он остаётся президентом. Решения по важнейшим вопросам, которые остаются в учебниках истории, требуют законодательной поддержки Конгресса.

Поэтому демократы надеются в оставшиеся 100 дней изменить неблагоприятный политический климат и пугают избирателя тем, что победа республиканцев в ноябре будет означать выдвижение Дональда Трампа на президентских выборах через два года.

Дональд Трамп. Фото: AP / Associated Press / East News

«Матч-реванш»

Так здесь называют возможное новое противостояние Байдена и Трампа. Ждут его — и… не хотят его. Опросы показывают, что большинство сторонников как демократов, так и республиканцев предпочли бы, чтобы в 2024-м их партию представляли другие кандидаты. И одновременно почти две трети убеждены, что это будут снова Байден и Трамп. Июльский опрос, проведённый совместно газетой New York Times и Siena College, показал крайне негативные результаты: рейтинг одобрения деятельности Байдена упал до 33%, что является одним из самых низких показателей в истории (у Трампа после событий 6 января он был ещё ниже — 29%). 64% опрошенных демократов заявили, что хотят другого кандидата в 2024-м. 51% республиканцев заявили, что их кандидатом на следующих президентских выборах должен быть кто-то другой, а не Трамп. «Когда у вас такая кислотная, негативная политическая среда, избиратели ждут перемен, — отмечает социолог Роберт Близзард. — Им нужны свежие голоса новых людей».

Регулярный опрос службы Gallup о том, насколько американцы «удовлетворены жизнью», постоянно показывает падение кривой начиная с середины 2000-х годов. С 2021 г. цифры недовольных резко возросли. Согласно самому недавнему опросу (в июне этого года), 87% американцев «не удовлетворены жизнью в Америке». Не спешил бы вручать эту цифру как новый аргумент пропагандистам с федерального российского ТВ. Всё познаётся в сравнении.

Побывав в США, телезритель Соловьёва и Киселёва увидел бы, что качество «неудовлетворённости» здесь совсем другое.

Возвращаемся к «матч-реваншу». Байден уже объявил, что пойдёт на переизбрание, «если будет здоров». Трамп заявил СМИ, что он тоже уже принял решение и думает только о дате, когда сделать объявление стране и миру.

И вот парадокс. Тот же опрос Times/Siena, показавший, что Байден получил одобрение только трети своих избирателей, одновременно показал, что гораздо больше — 92% демократов — поддержали бы его, если бы на выборах он снова столкнулся с Трампом. Иными словами, если у республиканцев будет другой кандидат, тогда две трети избирателей-демократов тоже хотели бы, чтобы у них был новый кандидат, не нынешний президент.

Но если будет Трамп, тогда уж лучше Байден.

Фото: Gripas Yuri / ABACA / Abaca / East News

Фигурируя этой цифрой, президент заявил, что его поддерживают 92% сторонников демпартии. Когда демократов спросили, почему они предпочитают кого-то другого на следующих выборах, 33% назвали возраст (в 79 лет Байден является самым старым президентом в истории США), 32% сослались на результаты его работы (многие считают, что он был слишком пассивен в таких вопросах, как инфляция, доступ к абортам и насилие с применением огнестрельного оружия), а 12% просто предпочли бы «новую кровь». Другие причины включают в себя то, что он недостаточно прогрессивен (10%), не может победить на всеобщих выборах (4%), не обладает остротой ума (3%). Судя по опросу сторонников демпартии социологической и информационной службы Premise, за кандидатуру нынешнего вице-президента Камалы Харрис готовы проголосовать 21% (но она заявила, что снова готова идти в паре с Байденом как вице-президент, это традиция). На 3-м месте — Хиллари Клинтон, 19% (но бывшая первая леди, сенатор и кандидат в президенты, проигравшая Трампу, заявила, что её участие в выборах «полностью исключено», хотя результаты «несут историческое значение» для страны).

Всего по 9% голосов набрали молодые политики: губернатор Калифорнии Гэвин Ньюсом и министр транспорта Пит Буттиджич. Если Байден откажется переизбираться, сенаторы Берни Сандерс (80 лет) и Элизабет Уоррен (73 года) готовы обдумать своё участие в предвыборной гонке.

У республиканцев примерно такая же картина. Трамп остаётся самым рейтинговым, несмотря на импичменты, расследования и скандалы. 49% избирателей заявили, что поддержат его в 2024 году. В то же время бывшего президента критикуют за то, что он, вместо того чтобы представить свой план по обустройству страны после 2024 года, на митингах продолжает жаловаться на то, что у него «украли выборы» в 2020-м.

Фото: AP / Associated Press / East News

Продолжающееся парламентское расследование действий 45-го президента в момент захвата Капитолия толпой его сторонников добавляет негатива в оценке его шансов вернуться в Белый дом. Зато ведущей фигуре в двухпартийном комитете, расследующем Трампа, Лиз Чейни — дочке бывшего вице-президента Дика Чейни — вашингтонский политический бомонд прочит хорошие перспективы, если она надумает вступить в президентскую гонку.

Пока же четверть опрошенных сторонников республиканцев готовы видеть президентом 43-летнего губернатора штата Флорида Рона ДеСантиса. Значительно отстают от него сенатор из Техаса Тед Круз — 7%, бывший вице-президент Майк Пенс и экс-губернатор Южной Каролины и бывшая посол в ООН Никки Хейли — по 6% поддержки респондентов, а бывший госсекретарь Майк Помпео — 2%. Но впереди — Трамп.

Если Байден и Трамп оба баллотируются и выигрывают свои номинации, Америку ожидают очень необычные выборы:

матч-реванш между действующим и бывшим президентом, оба из которых, находясь в пенсионном возрасте, сталкиваются с проблемами популярности в собственных партиях.

Историк Марк Апдегроув отметил, что наиболее близкое сравнение — президент Гровер Кливленд, который, отработав первый срок с 1885 по 1889 год, проиграл Бенджамину Харрисону, чтобы вернуть себе Белый дом четыре года спустя.

В июльском опросе службы Premise голоса американцев за 79-летнего Байдена и 76-летнего Трампа разделились поровну.

Поскольку у Байдена осталось больше половины президентского срока, есть время вернуть доверие американцев. Многие из его самых серьёзных соперников-демократов пообещали не участвовать в выборах 2024 года, если он решит баллотироваться снова. Это тоже традиция. Тем не менее внутри партии растёт давление, чтобы он отступил и освободил место для нового лица, которое возглавит партию (некоторые видят параллели нынешней ситуации с четырёхлетним президентством Джимми Картера, сокрушительно проигравшего республиканцу Рейгану).

Несмотря на внутренние разногласия, демократы согласны в одном: они сделают все возможное, чтобы не вернуть исполнительную власть в руки республиканцев.

Если по итогам промежуточных выборов большинство в одной или обеих палатах Конгресса получат республиканцы, Байдену будет гораздо сложней «вернуть доверие» перед выборами-2024. Но может «помочь Трамп», заявив о своём возвращении. Как говорил первый президент России, «такая загогулина».

Этот материал входит в подписку

Другой мир: что там

Что происходит за пределами «русского мира». Собкоры «Новой газеты» и эксперты рассказывают с того и этого берега о другой жизни

ДЕЛАЕМ ЧЕСТНУЮ ЖУРНАЛИСТИКУ ВМЕСТЕ

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься честной журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

  • Банковская карта
  • SberPay
  • Альфа-Клик
  • ЮMoney
  • SMS
  • Реквизиты
Нажимая кнопку «Стать соучастником», я принимаю условия и подтверждаю свое гражданство РФ
#выборы #америка #сша #байден #трамп #конгресс #сенат #демократы #республиканцы #белый дом #капитолий #консерваторы

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.

Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow