досьеПолитика

Россия уходит в изоляцию, а Южная Осетия живет в ней уже почти 30 лет

Как это выглядит? Эксплейнер «Новой»

Иван Жилин , спецкор «Новой газеты»
Иван Жилин , спецкор «Новой газеты»

Виды Южной Осетии. Фото: Ольга Алленова / Коммерсантъ

«Спецоперация» в Украине сделала Россию страной-лидером по числу собранных санкций. Спикер Госдумы Володин даже их подсчитал: 10 128 с 2014 года, из которых 7374 — за последние два с половиной месяца. Просто для сравнения: против Ирана за ядерную программу и спонсирование терроризма введено 3616 санкций, против Сирии — 2608, а против страны, примером которой всех пугают даже в России, КНДР, — всего 2077.

Представитель Соединённых Штатов в ООН обещает, что США «продолжат усилия по изоляции» РФ. Тем же грозит Европейский союз. Как к финалу этой работы США и ЕС будет выглядеть жизнь россиян, можно только догадываться. Или посмотреть на чужой (пока ещё чужой) опыт.

Так уж получилось, что есть в мире территории, которые живут в изоляции десятилетиями и представляют в этом смысле научный интерес. Сегодня мы поговорим об одной из таких непризнанных территорий — о Южной Осетии.

Жители Цхинвала возвращаются в свои полуразрушенные дома. Фото: Казбек Басаев / Коммерсантъ

Как Южная Осетия оказалась в изоляции?

Путь республики в «клуб изгнанных» начался, строго говоря, ещё при Советском Союзе.

  • С 1989 года Тбилиси и Цхинвали не могли договориться о статусе Южной Осетии: быть ли ей полностью автономной или оставаться в составе Грузии?
  • Доходило до боестолкновений: в сражениях между грузинскими и юго-осетинскими войсками в 1991–1992 годах погибло около 1000 человек.
  • В июне 1992 года при участии России были подписаны Дагомысские соглашения, которые перевели конфликт в вялотекущую стадию.
  • Но в 2004 году отношения Тбилиси и Цхинвали вновь накалились: Грузия (согласно заявлениям её официальных лиц) решила перекрыть крупный канал контрабанды, проходивший по Рокскому тоннелю между Южной и Северной Осетией. И ввела войска в зону, которую контролировали миротворческие силы. Начались новые боестолкновения, в ходе которых грузинская сторона обвиняла Москву в подготовке юго-осетинских сепаратистов.

Власти Южной Осетии действительно говорили о желании видеть республику в составе России. Однако Россия — и в 90-е годы, и даже при Владимире Путине (и даже его устами) — от такого союза долгое время дистанцировалась, заявляя о незыблемости государственных границ Грузии.

  • Всё изменилось в 2008 году (к тому моменту действующий президент РФ уже произнёс знаменитую «мюнхенскую речь»): после встречи Владимира Путина с президентом Грузии Михаилом Саакашвили министр иностранных дел Грузии Давид Бакрадзе заявил: «Российский лидер угрожал нам войной».
  • И война действительно началась — в ночь с 7 на 8 августа 2008 года.

Инфографика: Анна Жаворонкова / «Новая газета»

12 августа 2008 года, военный конфликт Грузии с Южной Осетией и поддерживающими ее российскими войсками. Фото: Юрий Козырев, для «Новой газеты»

Гробы, Южная Осетия. 16 августа 2008 года. Фото: Юрий Козырев, для «Новой газеты»

Стороны обвинили в начале боевых действий друг друга. Россия официально выступила на стороне Южной Осетии, задействовав 19 тысяч военнослужащих, авиацию, танки, тяжёлую артиллерию и, что характерно, отдельный отряд чеченцев во главе с Сулимом Ямадаевым. Через пять дней грузинские войска были вытеснены из республики, российские войска дошли фактически до Тбилиси, и война была окончена.

Погибло, по разным оценкам, от 1 до 4 тысяч человек.

Вслед за окончанием войны Россия признала независимость Южной Осетии. Однако вместе с РФ это сделали всего четыре страны: Никарагуа, Венесуэла, Науру и Сирия. Так Южная Осетия и стала непризнанным государством, с которым никто, кроме России, не начал вести дел.

«Новая газета» подробно анализировала, как Россия готовилась к этой войне.

Андрей Илларионов — «Как готовилась война»

«Новая газета» публиковала репортажи из зоны боевых действий:

  • Аркадий Бабченко (внесён Росфинмониторингом в список экстремистов) «Грузия-200».

«Пленные. Грузинские резервисты. Их укладывают лицом вниз, связывают. Подхожу к Ямадаеву: «Сулим, прошу тебя, не режь их». Он в полном обалдении: «Ты что, с ума сошёл?»;

«Проезжаем грузинские сёла. В них пахнет гарью, гнилью и жареным мясом. Всё в дыму. Посреди дороги валяются труппы коров, собак, кошек»;

  • и корреспонденты «Новой газеты» даже ездили в Науру, где до сих пор, кажется, ждут от России денег за признание Южной Осетии (да, это было за деньги).

Каково жить в изолированной республике?

Если коротко — не очень хорошо.

До войны 2008 года здесь работало 22 промышленных предприятия, сейчас — всего пять, включая мебельную фабрику и пивзавод. 90% бюджета республика получает от России (это почти как Афганистан — тот до прихода талибов обеспечивал за счёт международной помощи 80% своих потребностей).

Работа в Южной Осетии — дефицит: в 2010 году в республике было зарегистрировано 692 официально безработных, в 2012 году — 3430, а в 2016-м — 4064. И это при том, что всё население Южной Осетии официально составляет 53 тысячи человек (а в реальности здесь постоянно живёт около 20 тысяч человек — остальные ездят на заработки куда могут).

Селекторное совещание по ликвидации последствий военных действий, 2009 год. Фото: Василий Шапошников / Коммерсантъ

Зарплаты также не впечатляют: власти говорят, что в среднем они составляют 26 тысяч рублей, но на деле, по словам жителей, — около 10–12 тысяч.

Доходит до того, что даже местные чиновники подрабатывают таксистами, чтобы прокормить семью и собрать детей в школу.

Карты Visa и Mastercard при въезде в Южную Осетию тут же превращаются в куски пластика: их здесь не принимают. В республике работает всего три банка, один из которых — «Международный расчётный банк» — используется для прокачки денег России в Донбасс.

Импортные товары (особенно электроника) в дефиците и стоят дороже, чем в России. Правда, жители Южной Осетии в России ими и закупаются.

Из-за малочисленности населения количество преступлений тоже небольшое — около 200 в год. Но — знакомая для России ситуация — совершают их нередко сами сотрудники правоохранительных органов: в 2017 году пытки в местной полиции даже привели к отставке главы республиканского МВД и роспуску правительства.

Правда, есть в Южной Осетии и несравненный плюс по сравнению с Россией: непредсказуемость выборов.

В республике после распада СССР сменилось уже шесть президентов. Но здесь придётся оговориться: все политические силы — «за Россию». Спорят только о том, кто именно сможет получить от Москвы больше денег или договориться о присоединении к РФ.

Кстати, последние выборы президента Южной Осетии (на которых победил оппозиционный кандидат Алан Гаглоев) прошли совсем недавно. А у нас с Гаглоевым был подробный разговор.

А о том, за что Южная Осетия обижена на Россию, читайте в материале Елены Рачевой «Мы не хотим быть проблемой. Мы подождём».

ДЕЛАЕМ ЧЕСТНУЮ ЖУРНАЛИСТИКУ ВМЕСТЕ

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься честной журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

  • Банковская карта
  • SberPay
  • Альфа-Клик
  • ЮMoney
  • SMS
  • Реквизиты
Нажимая кнопку «Стать соучастником», я принимаю условия и подтверждаю свое гражданство РФ
#южная осетия #сепаратисты #грузия #непризнанные республики #кризис #война #науру #как это устроено

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.

Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow