КомментарийЭкономика

Не переживайте. Вас не больно трансформируют

Что на самом деле стоит за обещанием правительства о структурной трансформации

Дмитрий Прокофьев , редактор отдела экономики «Новой газеты»
Дмитрий Прокофьев , редактор отдела экономики «Новой газеты»

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

О том, что ждёт граждан в ближайшее время, хозяева и управляющие российской экономикой говорят открытым текстом. Граждане пока ещё не верят (или делают вид, что не верят).

Тайна «структурной трансформации»

Ключевым экономическим ньюсмейкером последнего времени стал Центральный банк Российской Федерации.

Важных событий, связанных с финансовым регулятором, было несколько.

  • В-первых, это утверждение Эльвиры Набиуллиной на посту руководителя ЦБ, и её без преувеличения великая фраза о грядущей «структурной трансформации» экономики РФ.
  • Во-вторых, это публикация бюллетеня Департамента исследований и прогнозирования ЦБ РФ «О чем говорят тренды», в котором без всяких обиняков объяснялось, в чём именно эта самая трансформация будет заключаться.
  • В-третьих, это… нет, не решение совета директоров ЦБ РФ о снижении ключевой ставки, а публикация среднесрочного прогноза — по итогам того самого заседания.

Начнём сразу с «трансформации». Аналитики ЦБ РФ видят её в четыре этапа.

ИЗ ПРОГНОЗА АНАЛИТИКОВ ЦЕНТРОБАНКА РФ

«Структурная трансформация российской экономики… будет сопровождаться технологическим регрессом во многих отраслях…

Первый этап

Разрыв многих устоявшихся технологических, производственных и логистических цепочек.

В первую очередь он затрагивает компании, импортирующие (напрямую или через поставщиков сырья и материалов) критически важные производственные компоненты, которые могут составлять даже небольшую долю в себестоимости.

Компании-экспортёры и связанные с ними по производственной цепочке компании-смежники затрагиваются в меньшей степени из-за, как правило, ранее созданной финансовой подушки от экспорта 2021 г. и меньшего масштаба ограничений на экспорт на этом этапе.

В технико-технологической части на первом этапе происходит постепенное нарастание проблем из-за нехватки запчастей и сервисного обслуживания иностранного оборудования.

Второй этап

Первичная подстройка компаний и производственных цепочек к новым условиям функционирования

По мере исчерпания запасов станет понятно, какие производственные цепочки сохранились, пусть в видоизменённом виде, а какие нет.

…На этом же этапе проявятся негативные вторичные эффекты спада, которые через спрос, рынок труда и доходы дополнительно повлияют на экономику.

Занятость на втором этапе более активно будет сокращаться в наиболее пострадавших отраслях, а также в отраслях, не преуспевших в адаптации. Одновременно начнётся рост спроса на труд в среднем и малом бизнесе (в том числе в теневом секторе), обслуживающем внешнюю торговлю и предоставляющем ремонтные и сервисные услуги.

При этом в сфере потребительских услуг занятость, скорее всего, упадёт из-за смещения структуры потребительской корзины…

Спад объёмов производства и валовой добавленной стоимости произойдёт в основном на первом и втором этапах, ориентировочно до конца 2022 г. В нефтегазовой отрасли спад продолжится в 2023 г. и, возможно, позднее.

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

ТРЕТИЙ ЭТАП

«Обратная индустриализация», или индустриализация на основе развития менее передовых технологий

На этом этапе, который может занять несколько лет, в результате реализации инвестиционных проектов произойдёт частичное импортозамещение технологий и производств, доступ к которым потерян. Производство техники и технологий увеличится, но на более низком технологическом уровне.

При этом эффект малого масштаба (невозможность массового производства в условиях ограниченного объёма внутреннего рынка) приведёт к тому, что для покупателей такая техника и технологии будут стоить дороже, чем более современные, но недоступные.

Меньшая производительность и эффективность техники и технологий потребует увеличения числа занятых, работающих в отраслях, использующих технику и технологии, а также в отраслях, их обслуживающих.

Это снизит общий уровень безработицы, но слабо повлияет на уровень реальных зарплат. Поэтому рост зарплат будет отставать от роста производства, а труд станет дешеветь относительно капитала (основных фондов).

ЧЕТВЁРТЫЙ ЭТАП

Завершение структурной перестройки, достижение нового равновесия и развитие на новой, менее совершенной технологической базе.

Структурно в среднесрочной перспективе в российской экономике вырастет доля обрабатывающих производств и сектора бизнес-услуг.

Возрастёт доля инвестиционных отраслей за счёт снижения доли потребительских, аналогично изменится и отраслевая структура занятости.

На завершающем этапе будет происходить постепенный и длительный возврат к прежним технологическим уровням».

А как же «импортозамещение» и широко обсуждаемый «рост в условиях суверенной экономики»? Да никак, честно говорит правительство.

В этом году ВВП упадёт в лучшем случае процентов на десять. Если кто не помнит — такое падение у российской экономики было 30 лет назад, в 1992 году. А вот восстановление… Потери потенциального ВВП ограничат возможности последующего восстановления за счёт факторов спроса и существенно отложат возврат ВВП на уровень 2021 г., объясняет ЦБ РФ.

Собственно, показатели «замедления экономики» можно найти в Среднесрочном прогнозе Банка России:

  • инфляция — выше 20%;
  • падение ВВП — порядка 10%;
  • расходы домохозяйств — минус 10,5%;
  • экспорт — минус 17%;
  • импорт — минус 33%.

Это оптимистичный вариант, если что.

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

Правда о нефти и газе

А как же «нефтегаз» и «азиатские рынки», которые ждут не дождутся российской нефти?

Тоже никак.

В пресс-релизе «Газпрома» за апрель (опубликован 01.05.22) написано:

Цитата

«Экспорт в страны дальнего зарубежья составил 50,1 млрд куб. м — на 26,9% (на 18,4 млрд куб. м) меньше, чем за тот же период 2021 года. «Газпром» продолжает поставлять газ согласно подтверждённым заявкам потребителей в полном соответствии с контрактными обязательствами».

«Газпром», отдадим ему должное, пишет честно, о том, что происходит в отрасли.

Кто не верит — вот ссылки на релизы.

Собрав цифры из релизов, можно увидеть, что в апреле добыча уменьшается на 10% год к году, причём снижение происходит с ускорением; если считать только вторую половину апреля, спад там усилился до 11%.

В свою очередь, добыча нефти в апреле сократилась на -8,7% мм / —4,0% гг, а к началу мая добыча находилась ниже мартовского уровня уже примерно на 10%. Если в феврале Россия к уровню января 2021 г. увеличила добычу нефти почти на 10% (среднесуточная добыча составляла 1,371 млн т), то по итогам апреля фактически вернулась на уровень 1,5-годовой давности.

Не просто так министр финансов Антон Силуанов говорил о сокращении нефтедобычи на 17% по итогам 2022 года. Соответственно, отсюда можно сделать вывод о масштабах уменьшения валютной выручки. Нефть «на бирже», может быть, и подорожает, но вот продать её если и получится, то с очень большой скидкой.

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

А с теми, кто будет рассуждать об «азиатских рынках», не согласится ЦБ РФ — там прогнозируют сокращение экспортной выручки: если в 2021 году она составила $550 млрд, то в 2022 году ожидается $505 млрд, а в 2023-м — уже $432 млрд.

Почему российские финансовые власти прогнозируют сокращение экспортной выручки? Потому что знают, кто, на каких условиях и почему продолжает покупать нефть из РФ.

А список оставшихся покупателей сейчас такой (по данным индийского делового издания Mint).

КТО ПОКУПАЕТ РОССИЙСКУЮ НЕФТЬ

В Европе

Греция

  • Hellenic Petroleum. Крупнейший нефтеперерабатывающий завод потребляет около 15% нефти из РФ. Ранее, в апреле, компания обеспечила дополнительные поставки из Саудовской Аравии.

Италия

  • ISAB. Крупнейший нефтеперерабатывающий завод Италии, принадлежащий швейцарской компании Litasco SA, контролируемой «Лукойлом», был вынужден закупать почти всю нефть у собственного владельца, т.к. международные банки больше не предоставляют ему кредит. Итальянское правительство рассматривает временную национализацию ISAB как один из вариантов на случай введения нефтяного эмбарго (Reuters).

Германия

  • Leuna. Не имеющий выхода к морю нефтеперерабатывающий завод Leuna в восточной Германии, контрольный пакет акций которого принадлежит французской TotalEnergies, получает нефть из РФ по трубопроводу «Дружба».
  • Miro. На нефть из РФ приходится около 14% потребления крупнейшего в ФРГ нефтеперерабатывающего завода Miro, 24% которого принадлежит «Роснефти».
  • PCK Schwedt. Нефтеперерабатывающий завод PCK Schwedt, на 54% принадлежащий «Роснефти», получает нефть по трубопроводу «Дружба».

Венгрия

  • MOL. Компания, управляющая тремя нефтеперерабатывающими заводами — в Венгрии, Словакии и Хорватии, — продолжает закупать нефть из РФ по трубопроводу «Дружба».

Болгария

  • Neftochim Burgas. Нефтеперерабатывающий завод, принадлежащий «Лукойлу», на нефть из РФ приходится около 60% его потребления.

Польша

  • PKN Orlen. Крупнейший в Польше нефтеперерабатывающий завод прекратил покупать нефть из РФ на спотовом рынке, перейдя на нефть из Северного моря, но по-прежнему покупает Urals по ранее заключённым контрактам, срок действия которых истекает до конца 2022 года или позже. PKN Orlen, управляющая НПЗ в Литве, Польше и Чехии, в марте увеличила прибыль от переработки благодаря скидке, которую она получает за нефть из РФ.

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

В АЗИИ

Китай

  • Sinopec. Государственная компания, крупнейший нефтеперерабатывающий завод в Азии, продолжает закупать нефть из РФ по ранее подписанным долгосрочным контрактам, но избегает новых спотовых сделок.

Индия

  • Bharat Petroleum. Государственная нефтеперерабатывающая компания купила у трейдера Trafigura 2 млн баррелей нефти Urals на отгрузку в мае. Компания регулярно покупает Urals для своего нефтеперерабатывающего завода Kochi мощностью 310 000 баррелей в сутки на юге Индии.
  • Hindustan Petroleum. В последнюю неделю апреля индийский государственный нефтеперерабатывающий завод закупил 2 млн баррелей Urals для отгрузки в мае.
  • Indian Oil Corp. Крупнейший нефтеперерабатывающий завод с 24.02.2022 купил 6 млн баррелей Urals и имеет контракт на поставку с «Роснефтью» до 15 млн баррелей нефти в 2022 году. Однако нефтеперерабатывающий завод, который также покупает нефть от имени своей дочерней компании Chennai Petroleum, исключил из своего последнего тендера несколько сортов нефти с высоким содержанием серы, в т.ч. Urals.
  • Mangalore Refinery and Petrochemicals. Государственный нефтеперерабатывающий завод купил 1 млн баррелей Urals для отгрузки в мае на тендере у европейского трейдера благодаря предложенной скидке.
  • Nayara Energy. Частный нефтеперерабатывающий завод, частично принадлежащий «Роснефти», приобрёл нефть из РФ после годичного перерыва, купив у Trafigura около 1,8 млн баррелей Urals.

Зачем уничтожать потребительскую экономику? Чтобы снизить цену труда!

Из всего вышесказанного можно сделать вывод и о «курсе рубля», и о том, как именно власти планируют «сводить баланс», — за счёт сокращения потребления, очевидно.

Так что «подъёма» не будет, но зато власти уже придумали, как заработать «на спаде» и компенсировать себе миллиарды, частично потерянные за последние месяцы.

Как это будет работать?

инструкция

Как власти РФ заработают на спаде экономики

Представьте себе, что вы управляете магазином, где все ваши издержки — суммарные затраты на товары и оплату работы персонала. Допустим, вы закупили товаров на 50 рублей, выплатили зарплат на 40, продали товаров на 100, и ваша прибыль — 10 рублей.

Но вот что-то случилось, и ваши товары покупают только со скидкой или в меньшем объёме, — допустим, выручка составила только 90 рублей.

Что же делать?

Сокращать зарплату персоналу. И если вы сократите её не на 10 рублей, а на 15, то ваша прибыль даже вырастет. 90 минус 50 и минус 25 равно 15.

Ваша прибыль выросла в полтора раза! При спаде выручки! Потому что доля оплаты в выручке уменьшилась.

Вы скажете, что в магазине этого просто так сделать нельзя — сотрудники могут уйти или начать работать хуже.

Верно, но это в магазине нельзя. А на макроуровне — в масштабах страны — очень даже можно.

Для этого надо сделать именно то, что делает сейчас российское начальство!

  • Шаг А. Ломаем hi-tec производственные цепочки, через которые экономика страны связана с мировой. В этом случае получаем сокращение реального ВВП. Даже высокая степень локализации производства не спасёт, если недостающие компоненты уникальны и не могут быть легко заменены на продукцию другого производителя. Это создаёт риски, в первую очередь — для сложных отраслей типа машиностроения и электроники. А там, где риски, растёт цена капитала (и возможная прибыль на этот капитал). Деньги становятся важнее труда.
  • Шаг Б. Дальше получаем изменение относительных цен и структуры ВВП.
  • Б1. Цены на товары увеличатся относительно цен на услуги (за исключением импортных услуг). Больше всего относительные цены вырастут на товары, где высока доля импорта в себестоимости.
  • Б2. Производительность труда упадёт, а цены на инвестиционные товары вырастут относительно цен на труд. В результате доля оплаты труда в ВВП уменьшится.
  • Б3. Сокращение объёма производства в такой модели будет меньше, чем снижение ВВП, из-за меньшей эффективности производства.

При этом спрос на труд может даже возрасти, но это будет спрос на низкоквалифицированный труд: грубо говоря, вместо экскаваторов работать в глиняном карьере будут люди с лопатами.

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

Конспиролог скажет, что начальство РФ просто «сыграло на опережение» и «на понижение», — рассудив, что потенциальное сокращение экспортных доходов заставит выбирать между сохранением собственных суперприбылей и «потребительской экономикой», в которой работает и живёт основная масса людей, оно решило «разломать» потребительскую экономику и увеличить собственные суперприбыли.

Как будет выглядеть сокращение доли труда в ВВП, объяснил член-корреспондент РАН, главный научный сотрудник Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО РАН), заместитель директора Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ Ростислав Капелюшников.

цитата

Ростислав Капелюшников:

«На момент введения санкций у предприятий существовали запасы комплектующих и сырья, с их исчерпанием российскую экономику ждёт новая волна трудностей. Многие компании во время перенастройки цепочек поставок будут вынуждены поставить производство на паузу или существенно его сократить. Это, в свою очередь, отразится на рынке труда.

Но вопрос — как именно: вероятно, каким-то бизнесам придётся часть персонала отправлять в вынужденные отпуска или переводить на неполное рабочее время, начнут снижаться зарплаты (по меньшей мере — в реальном выражении), но кто-то будет вынужден оптимизировать штат, если и не прибегая к увольнениям, то как минимум замораживая найм.

Российский рынок труда за долгие годы выработал алгоритм того, как можно приспосабливаться к шокам, минуя резкое сокращение занятости и взрывной рост безработицы: в периоды кризисов адаптация происходит за счёт сжатия рабочего времени и снижения заработной платы. Этого можно ожидать и в нынешней ситуации…

При ожидаемой двузначной инфляции удешевление рабочей силы, скорее всего, будет очень сильным:

достаточно просто не индексировать номинальную зарплату, чтобы при инфляции в 20–30% реальная стоимость рабочей силы упала на такую же величину.

Но и стимулов увольнять сотрудников в такой ситуации у работодателей становится гораздо меньше, что будет способствовать консервации занятости.

Формально доля самых квалифицированных работников может при этом не уменьшиться. Но в новых условиях значительному числу из них придётся заниматься трудом, никак не соответствующим уровню их квалификации…

Конечным итогом такой «обратной» адаптации, скорее всего, станет масштабное недоиспользование накопленного российской экономикой человеческого капитала».

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

Специально для тех, кто не хочет верить, что «структурная трансформация» экономики РФ будет оплачена за счёт снижения реальных доходов людей, Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) объяснил в «Оперативном мониторинге социальных процессов»:

цитата

Из доклада Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования:

«…общее количество открытых вакансий за период 11–17 апреля стабилизировалось и возросло на 0,3% по отношению к предшествующей неделе (что, однако, на 27% меньше по сравнению с 14–20 февраля).

В большинстве федеральных округов отмечался слабый (околонулевой) рост или такой же спад по сравнению с предшествующей неделей».

При этом во всех федеральных округах число вакансий было значительно меньше, чем в середине февраля, перед началом кризиса.

Максимальное сжатие числа открытых вакансий — на треть (!) — в Москве и МО, Санкт-Петербурге и ЛО (-35% и -31% за период 11–17 апреля по сравнению с 14–20 февраля соответственно).

В наименьшей степени негативные процессы на рынке труда затронули Дальневосточный и Сибирский федеральные округа.

При этом — что важно — ЦМАКП говорит именно о вакансиях в сфере высококвалифицированного труда (это там, где зарплата вдвое больше медианной, т.е. от 70 000).

Слишком умные уже не нужны

Из доклада Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования:

«Сферы, где спрос за два последних месяца сократился в наибольшей степени, — это страхование (снижение почти на 60% за полтора месяца), управление персоналом, автомобильный бизнес, маркетинг, реклама, PR, администрирование. Вероятно, часть компаний занимает выжидательную позицию, приостанавливая набор сотрудников».

Примечательно, что сжатие рынка труда началось со «столиц», но если «трудящихся Москвы» власти наверняка будут поддерживать до последнего, то Петербург, скорее всего, будет предоставлен собственной судьбе.

И ещё: если кто-то не понимает, «что такое ЦМАКП», то скажу, что это околоправительственный исследовательский центр, в котором направлением анализа и прогнозирования макроэкономических процессов руководит Дмитрий Белоусов — прекрасный экономист и родной брат первого вице-премьера Андрея Белоусова — «главного» по «трансформации экономики».

Так что там знают, что говорят.

Плательщики, которых никто не спросил

В общем, понятно, каким образом начальство собирается осуществлять «структурную трансформацию» экономики РФ (да начальство своих планов особо и не скрывает).

Предполагается снизить долю оплаты труда в ВВП быстрее, чем снизится сам ВВП, — в этом случае, как представляется начальникам, у бизнеса должна будет образоваться дополнительная прибыль, которую можно будет пустить на инвестиции (ну или потратить как-то иначе).

Мысль эта довольно очевидная, лежит на поверхности, тем более что опыт применения этой практики уже есть —

именно по такой схеме был преодолён кризис 1998 года, когда РФ лишилась валютных резервов, валютная выручка была ничтожна, а правительство не могло рассчитаться по долговым обязательствам.

Но проблема здесь в том, что такой подход к решению экономических проблем выглядит простым и эффектным «из столицы».

«В регионах» его выгоды не так очевидны — снижение доходов людей будет означать снижение НДФЛ, а сокращение потребления (на которое уповает начальство) будет означать и сокращение налогооблагаемой прибыли организаций, в первую очередь торговой розницы.

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

То есть речь пойдёт об уменьшении бюджетных доходов местной власти. Кроме того, от уровня доходов населения зависит и всякая самодеятельная экономическая активность людей — разнообразные «промыслы», которыми они живут, — эта активность сосредоточена в первую очередь на местном уровне и локализована в регионах, от неё в огромной степени зависит уровень бытового благополучия.

Другими словами,

«структурную трансформацию», по версии столицы, должны будут оплатить не только рядовые труженики — ценой снижения своих доходов, но и «регионы как экономические субъекты» — ценой сокращения своих налоговых сборов.

А вот что думают по этому поводу региональные элиты — так кто их спрашивал?

Так что людям придётся платить за всё происходящее своими деньгами — получать меньше и потреблять меньше, а работать столько же или больше.

Примечательно, что первыми начали «оплачивать происходящее» пенсионеры: по данным Росстата, в марте средняя начисленная пенсия в России составила 16 888 рублей (+7,0% гг). По итогам первого квартала этот показатель составил 16 887 (+7,1% гг).

Из-за скачка инфляции в марте динамика пенсии в реальном выражении оказалась глубоко отрицательной: -8,3% гг vs -1,8% гг в феврале и ,1,4% гг в январе.

Падение на 8,3% гг — это абсолютный антирекорд в динамике пенсий в XXI веке.

По итогам первого квартала начисленная пенсия в реальном выражении — -3,8% гг.

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

Такого сокращения реальных пенсий в РФ не наблюдалось с начала века. В целом накопленный рост пенсий в реальном выражении за 12 лет (с марта 2010 года) оказался равен нулю, т.е. правительство за 12 лет проиндексировало пенсии в среднем на уровень инфляции. Номинальные пенсии выросли за 12 лет в 2,4 раза, но реальные пенсии остались на том же уровне. Так что в любом случае потребление пенсионеров (если это, конечно, можно называть потреблением) осталось на том же уровне, что и 12 лет назад.

Злой человек мог бы сказать, что пенсионеры пожали то, что посеяли в избирательные урны, а экономист скажет, что у существующей власти нет никакой объективной мотивации улучшать жизнь тех, кто уже не может работать.

  • Банковская карта
  • SberPay
  • Альфа-Клик
  • ЮMoney
  • SMS
  • Реквизиты
Нажимая кнопку «Стать соучастником», я принимаю условия и подтверждаю свое гражданство РФ
#пенсии #кризис #экономический спад #санкции #трансформация #белоусов #торговля #безработица #рынок труда #зарплаты

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.

Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow